"Мы попробовали расслышать человеческий голос в «Июле»"

"Мы попробовали расслышать человеческий голос в «Июле»"

Саулюс Варнас, режиссер спектакля «Июль» (из выступления перед зрителями после премьеры)

Об «Июле» и его авторе

Когда мы остановились на этом тексте, я не был знаком с автором. А потом прослушал некоторые его интервью, прочел тексты, и у меня сложилось очень хорошее впечатление. Иван Вырыпаев – очень светлый человек, он много внимания уделяет восточной философии.

Тексты Вырыпаева очень непростые, они всегда вызывают много скандалов и дебатов. «Июль» можно трактовать по-разному, но нельзя смотреть на него как на бытовой сюжет. Это поэтическая история, созвучная с жизнью каждого из нас. В нем очень много смыслов, и не зря считается, что это самый сложный и красивый текст из написанных на русском языке в 2000-х годах. Были очень разные его прочтения. Например, «Июль» читала актриса Полина Агуреева, жена Вырыпаева. Я видел этот спектакль в Вильнюсе, и он показался мне монотонным, сыгранным на двух нотах. Мы попробовали подойти к этому произведению совсем иначе, немножко его «очеловечить». Мы даже не делали купюр, хотя я всегда сильно сокращаю текст. Это второй после Виткевича автор, которого я ставил без купюр.

«Июль» мне кажется очень христианским текстом. Когда герой делает окончательный выбор, и не в пользу Бога – к нему приходит смерть. До этого его били, превратили в кровавый кусок мяса, но всё равно ему была оставлена жизнь, надежда на возрождение.

Фото Юлии Пеплер

О любви и созидании

В творениях Вырыпаева, и в «Июле» в частности, очень много любви. И каким бы кошмарным этот текст не казался, в нем  заложена мысль о том, что главное в этой жизни – найти любовь. Потому что только любя можно творить и создавать. Цель всего нашего пребывания на этой земле – обучиться этому, чтобы мы могли двигаться дальше. В каждом из нас есть божественное, творческое начало, противоположное разрушению. Любовь – это единственное, чему мы должны научиться в этом мире. И когда-то, может, через сотни и тысячи воплощений мы приобретем божественную способность создавать.

Не старайтесь понять меня буквально, но «Июль» – это практически история о Ромео и Джульетте. Герои Вырыпаева нашли друг друга, они не могут жить друг без друга и даже согласны расстаться с жизнью ради друг друга. Они даже сами не понимают, как и почему произошла их встреча, а когда она происходит, слова не нужны – все понятно и без них. Вообще, словами немногое можно выразить, они уводят нас в сторону от смысла, нежели помогают нам до него добраться. Человечество движется к телепатическому общению, как мне кажется. Театр учит понимать не слова, а то, что между ними. Многое можно сказать словами, но тишиной можно сказать еще больше. Все глубинные, сущностные проблемы разрешаются только в тишине, а не в разговорах.

Фото Юлии Пеплер

Об исполнительнице текста Юлии Ладик

Мы попробовали расслышать человеческий голос в «Июле». Мне кажется, что Юле удалось многое «нащупать» в этом материале, получилось услышать и каким-то образом передать этот голос. Она – как будто душа главного героя. То, что сделала Юля – результат тяжелой работы. Очень нелегко выдержать полтора часа в одиночку на сцене, даже с живой музыкой.

Когда мы брались за материал, это была попытка сделать шаг к раскрытию сложного текста. Нельзя сказать, что работа завершена – она никогда не заканчивается, спектакль все время в движении: вчера был один, сегодня чуть другой, это зависит от многих факторов.

Фото Юлии Пеплер

О живых барабанах и Александре Артемьеве:

Вопрос из зала: Использовать ударную установку – это ваша идея?

Да, моя. Театр даже купил ударную установку специально для спектакля.  У меня были разные мысли, я думал и о виолончели – в нашем театре есть талантливая виолончелистка. Но для этой постановки нужен мужчина, и именно с такой энергетикой, ведь история рассказывается как бы от его лица. И самое главное – это личность нашего музыканта, Александра Артемьева, который очень заинтересовался постановкой. Он в прошлом джазмен, играл в серьезном ансамбле, год учился в Духовной академии в эстонском городе Тарту. Но жизнь у него сложилась сложно, и он надолго оставил музыку – сейчас работает дворником в нашем театре. Участие в постановке многое значит для него, это его мечта, которая возвращает музыканта к жизни – он буквально  живет в театре и репетирует здесь по ночам.

Фото Юлии Пеплер

Зачем нам «Июль»?

Я думаю, такой спектакль – это хорошо для нашего города. Мы надеемся, что начнется полемика. Ассоциации у каждого из нас могут быть самые разные, всё зависит от нашего опыта и мировосприятия, нашего прошлого и настоящего. Главное, чтобы эта постановка провоцировала зрителя на какой-то внутренний разговор. Для меня театр вообще начинается только тогда, когда человек начинает вести диалог со своей судьбой – задумывается, ради чего он ходит по этой земле, ради чего пришел в этот мир. Это вечные вопросы, на которые мы так обязаны найти ответ. А если не находим, тогда жизнь посылает нам болезни и другие препятствия, возвращающие нас к истокам.

Фото Юлии Пеплер