Морозоустойчивый Игорь Иванович

Морозоустойчивый Игорь Иванович

место где всегда идет снег

России не нужна идеология. Нет ни малейшей необходимости её искать, вырабатывать, творить концепции за гранты, зарплату и по зову души и свободного времени. Может ли быть мифология идеологизирована? Может, но если она идеализирована природно, то зачем ей какая-то искусственная надстройка созданная людьми на пороге деменции, предвещает которую обильное газообразование и запах гнили из рта? Разве люди, отличившиеся в истории вовсе не веселым нравом и тягой к вседозволенности, не желанием окрепостить себя и заярмить, но тем пунктирным, контурным балансом самосознания на грани эмпирического и имперского - могут дозволить уходящим в грязь - дать им цель и слово? Мы инстинктивно ищем царя и старцев, нам нужен черт и вражьи силы, но не Прометей. 


Вот вам простого примеру ради, Алексей Леонидович Кудрин. Человек - глыба, человек предикторный мем. Он нравится всем, но качество того в каком качестве есть это чувство - диаметрально разнится. Вам нравится думать о нем, милые вы наши и здесь нет никаких ироний - стали бы мы писать для противных и чужих. Вам нравится думать, что он лучший министр финансов в мире и может спасти нас от нас самих и других заодно. Вам нравится думать о том, что это из-за него все так - по омскому заколдобино и это он в чубайсовом ряду коленопреклонен в псеглавых каганатах. Вам нравится думать, что есть де где-то на планете, морозоустойчивый Игорь Иванович, который спит и видит как засунуть его по это самое, и это хорошо, так как Игорь Иванович - добрый доктор с кулаками, или это плохо, потому что Алексей Леонидович в очках и из Санкт-Петербурга, а Игорь Иванович в шапке из Ленинградского КГБ Вам даже может нравится Андрей Илларионов и Алексей Леонидович одновременно, хотя они якобы думают друг о друге плохо. 


А еще вы думаете о том, что он нравится Президенту и опять таки, если нет его на прямой линии, то он где-то рядом, на словах, вот казалось бы, как в иных ресторанах, поставить не занятый стул в зале трансляции и назвать его - стулом Кудрина. И это вроде как хорошо, что он ему нравится, значит и нам нравится, и вроде это как плохо, по тому что раз он его поминает, значит верный принципам дружбы, ну а мы - потерпим это нашего Президента качество. 


В отличие от вас, мы знаем Алексея Леонидовича лично. И наши мысли таковы - что он не на столько крут, как думает о себе, но не на столько слаб и злоб, каким его видят для себя любители опричин. В наших личных мифологемах, это крайне обидчивый и сверхдеятельный персонаж, экономический пятерочник способный сохранять умножать и зарабатывать, окруженный в данный момент политическими двоечниками способными только канючить клянчить говорить вявя и проситься на ручки в жалких попытках дотянуться до окормляющей груди хотя бы на уровень Глеба Олеговича Павловского. То есть чтобы со спутниковым телефоном в шортах и в Италии. Загадка: Денег как у политтехнолога, ответственности как у политтехнолога, но не политтехнолог, кто это? Правильно - мечта Евгения Шлемовича Гонтмахера. Но опять таки, и у нас есть мифологема, с нею мы и ходим по земле. Надо оно нам и вам, чтобы написали книгу - ходи туда, там нет такташа, туда не смей, там манна каша? 


Не Кудриным единым мы живем, и пусть Дом Быта держится на плечах человека по фамилии несуществующей народности, а скелетом Хогвартса и хранителем скелетов четвертого факультета то есть Слизерина была мифическая птица из книжек Кира Булычева, все равно наши старцы - Шойгу и Лавров.