Мизантроп

Мизантроп


Таких как я зовут по-всякому: мизантроп, интроверт, ещё как-то, неважно. Просто я думал, что одному мне гораздо лучше.

У меня была парочка друзей. Ну а в основном знакомые. Люди, с которыми я работал. И люди, рядом с которыми я жил. Семья.

Конечно, я пробовал заводить с кем-то приятельские отношения, но они всегда начинали меня тяготить. У меня была девушка, мы встречались два года, но в итоге она бросила меня, потому что я не хотел проводить время с её друзьями, мне больше нравилось быть дома, вдвоем с нею. Забавно, но когда она ушла от меня, единственное, что я почувствовал - это облегчение.

Ещё я пробовал общаться с людьми, с которыми я знакомился в сети. То есть, тусоваться с ними в реальном мире. Моя бывшая постоянно твердила, что мне нужно чаще выходить из дома, общаться с людьми, вылезать из своей раковины.

После общения с ними я понял, что мне больше нравится моя раковина. Опять же, дело не в том, что они мне не понравились. Просто я не любитель потусоваться. Не думаю, что со мной что-то не так, что у меня проблемы с головой, или типа того. Я могу нормально разговаривать с людьми, могу быть дружелюбным. Я останавливаюсь, чтобы помочь незнакомцам на обочине дороги, если у них проблемы с машиной. Если я иду по улице и вижу, что кому-то нужна помощь - я всегда помогу. Ещё я сдаю кровь, и работаю волонтёром в приюте для бездомных. Но когда у тебя есть друзья, тебе придётся проводить с ними время, например, в пятницу вечером, но мне гораздо приятней провести вечер с хорошей книгой.

Короче, оказавшись в толпе людей, я искренне считал что одиночество гораздо лучше.

То есть, я так считал до сегодняшнего утра.

Проснувшись, я обнаружил что в доме нет электричества. Я живу в старом здании, довольно далеко от центра города. Многоквартирный дом с грязнющими полами, облезлыми стенами, из которым местами торчат трубы, скрипящими лифтами и вездесущим ароматом алкоголя, сигарет и сырости. Электричество отключалось и раньше. В последний раз, когда это случилось, он его не было два дня. А я только вчера ходил за продуктами. Ненавижу когда такое происходит, и в итоге приходится выбрасывать большую часть еды.

Итак, когда я проснулся, моим первым чувством было раздражение. "Мать твою, только не снова", - пробормотал я. В нормальных домах проблемы с энергией в основном возникают из-за ливней, снегопадов, или пожаров. А в этом здании, похоже, проводку ставили ещё при президенте Форде, и с тех пор ни разу не меняли. Неполадки могли возникнуть в любой момент, и очевидно, для этого не нужно было никаких штормов или бурь. Так что ситуация, конечно, раздражала, но нисколько не удивляла.

Я раздвинул шторы на окнах, но это не особо помогло - света всё равно было мало из-за пасмурной погоды. Всю неделю небо было затянуто, несколько раз шла лёгкая морось, так что даже с отрытыми окнами в квартире был полумрак, а ванная, в которой вообще не было окна, была темнее склепа.

Часы с будильником были включены в розетку, и естественно, они отключились. Я проверил время на телефоне, выругался, я полез под душ. Меня сейчас не заботило, что вода была ледяной, и я не мог разглядеть свою руку прямо перед лицом. Даже если я выйду из дома в эту самую минуту, я опоздаю на час на работу. Ненавижу опаздывать. Обычно я стараюсь прийти хотя бы на пятнадцать минут раньше. Кажется, все интроверты стараются быть пунктуальными.

Закончив с душем, я накинул одежду, запер дверь и направился к лифту. На полпути я вспомнил что не света, и развернулся к лестнице.

Так вот, именно тогда почувствовал это впервые: беспокойство. Я проигнорировал это, в конце концов, я же не ребёнок, и прекрасно понимаю что такие внезапные ощущения - это просто игра воображения. Но было не обращать на это внимания, и не только из-за кромешной темноты лестничной клетки. Я понял в тот момент, что меня почему-то стало беспокоить то, что я не видел людей в то утро.

Это, само по себе, не было чем-то тревожным. Часто, доходя до лифта, я не встречал никого из соседей. Тем не менее, спускаясь в темноту, освещая дорогу перед собой с помощью телефона, я обратил внимание на несколько вещей, которые казались странными. Во-первых, я не слышал никакого шума из других квартир, было слишком тихо. Во-вторых, я опоздал. Я обычно уходил на работу раньше чем другие люди, но сегодня я вышел в то время, в которое обычно выходят остальные жильцы дома. В обычный день все бы пользовались лифтом, но сегодня-то они все должны были идти по лестнице.

Когда я добрался до первого этажа, все стало ещё более странным.

На улице было припарковано полно машин, но не было не видно ни души. Магазины и офисы улице казались тёмными и пустыми. Я сглотнул комок страха, вставший в горле, и сказал себе, что всему этому должно быть разумное объяснение. Но легче не стало. 8:30 утра, вторник. Улицы должны быть забиты машинами, а тротуары спешащими пешеходами. Должен стоять шум, должна кипеть жизнь. Но единственное, что нарушало тишину - звук лёгкого ветра между зданиями.

Электричество было отключено. Может, никто не выходит из дома, потому что все ждут когда снова подадут энергию?

Я не придумал ничего лучше. Если все ждут внутри, я сделаю тоже самое. Я вернулся в здание, и стоя в тусклом полумраке вестибюля набрал номер своего босса.

Один гудок. Второй. Третий. Еще несколько. Затем включилась голосовая почта. Скучающий голос моего босса, предложивший мне оставить сообщение, был первым голосом, который я слышал сегодня. Не считая моего собственного, конечно.

Я открыл браузер и начал проверять местные новости. Но со вчерашнего дня ничего нового не было. К тому же, связь была плохой, а через несколько минут вообще пропала. Я пытался позвонить коллеге, единственному сотруднику, чей номер у меня был. Он был единственным, кто сам дал мне свой номер. Больше никто не предлагал, а я и не просил.

Он тоже не ответил. Я задумался, а влияет ли отключение электроэнергии на вышки сотовой связи? Может, в этом вся проблема?

Я вернулся к лестнице, снова включил телефон, и пошёл наверх. Моя квартира была на восьмом этаже. На пролёте, между третьим и четвертым этажом, экран телефона сперва потускнел, а потом и вовсе погас.

"Нет, нет, нет!” Я начал судорожно давить на кнопку включения, но потом вспомнил, что телефон не заряжался ночью, как обычно. Должно быть, я не заметил предупреждения о низком заряде батареи, но теперь было слишком поздно. Телефон превратился к кусок бесполезного пластика.

- Кусок дерьма, - пробормотал я. Почему-то шёпотом. Я положил телефон обратно в карман и замер на несколько секунд, чтобы успокоиться.

Тогда-то я и услышал это. Звук шагов. Кто-то поднимался по лестнице, на несколько пролётов ниже меня.

Вы думаете, я был в восторге узнав, что я не один? Что я испытал облегчение от того что во внезапно опустевшем мире есть кто-то ещё, кроме меня?. Одно мгновение я пытался убедить себя, что это действительно так.

Шаги были медленными, тяжёлыми. Они неслись сквозь темноту, будто медленный барабанный бой перед маршем смерти. И звук становился громче - шаги приближались. Сейчас источник звука был примерно на два пролёта ниже меня.

Я не раздумывал. И побежал вверх по лестнице. Я останавливался на каждом этаже и лестничном пролёте, чтобы прислушаться. Шаги не стихали. Я думал позвонить в какую-нибудь дверь, но каждый раз инстинкт говорил мне, что это будет глупо. Я пытался убедить себя себе, что это просто разыгралась моя мизантропия, но ничего не получалось.

Не понятно откуда во мне возникла уверенность, что в этой противоестественной тишине ничто не должно двигаться. Я не слышал ничего другого в здании - ни хлопанья дверей, ни голосов, ни лая собак, ничего. Но кто-то ещё был здесь, кроме меня. Почему-то я знал, что там никого не должно быть.

Я добрался до своего этажа, остановился у двери в коридор, и прислушался. Шаги не стихали, и звучали в том же темпе. Но теперь были гораздо ближе.

Коридор был пуст, как я и предполагал. Немного пройдя по коридору, я снова замер. Теперь единственное что я слышал это собственное сердцебиение, гул в ушах и моё тяжелое дыхание. В конце коридора было окно, но всё равно здесь было довольно темно. Дальше было пересечение двух коридоров, я повернул направо, к своей квартире, и пошёл дальше.

Вдруг я услышал как хлопнула дверь на лестницу. Шаги, такие же медленные, но неумолимые, раздались в коридоре. Я ждал. Может быть, они повернут в другую сторону. Но нет, звук становился громче. И приближался ко мне. Я повернулся и быстро зашагал в сторону своей двери. Я не бежал, тогда бы я сделал больше шума.

Звук шагов продолжал доноситься из-за угла коридора, когда я подошёл к своей двери. Я потянулся за ключами, но тут меня поразила мысль.

Шаги звучали достаточно близко, чтобы тот... человек... мог выйти из-за угла и увидеть как я запираю дверь. Тогда мое единственное безопасное укрытие будет раскрыто. Быстро подумав, я повернулся и побежал так тихо, как только мог, дальше по коридору, направляясь к другой лестнице на этом этаже.

Добравшись туда и почувствовал мгновение восторга, когда понял, что звук шагов немного отстал. Я все ещё слышал их, но теперь они стали тише, будто бы тот тип ушёл в другом направлении.

Я тихонько вышел на лестницу и бросился вниз на седьмой этаж. Мысль была в том, чтобы сделать круг по седьмому этажу, а затем через первую лестницу вернуться на свой этаж и добраться до квартиры, пока преследователь будет искать меня в другом месте.

А потом я почувствовать себя немного глупо. В конце концов, с чего я взял, что тот человек преследует меня? Похоже, я был один во всей округе, но как раз это-то и было неестественно, а не внезапное появление другого человека. Какой-то инцидент, катастрофа или апокалипсис, или ещё что-то, опустошило мой район. Но я же остался, и если я всё ещё был здесь, то почему я так уверен, что не мог остаться кто-то другой? Возможно, этот человек тоже был жильцом восьмого этажа, и вероятно, он так же напуган, как и я.

Я покачал головой и посмеялся над собой, но свою затею не оставил. Пробежал через седьмой этаж, до второй лестницы, начал подниматься наверх…

И снова услышал эти шаги. Он спускался мне на встречу. Он нашёл меня.

Я мгновенно сбежал обратно вниз и дальше в коридор, в тот самый, из которого только что ушёл. Уже не особо заботясь о тишине, я добрался до противоположной лестнице. Потом, уже более осторожно, открыл дверь обратно на мой этаж, и прислушался. Пока всё тихо. Мысль о том, что кроме меня тут бродит такой испуганный и растерянный человек словно испарилась. Эти тяжёлые шаги не принадлежали кому-то, кто испытывал тоже что и я. Нет, они были твёрдыми и целеустремлёнными. И их я мне знать не хотелось...

На этот раз я смог добраться до своей квартиры и успел попасть внутрь. Я запер дверь на засов, закрыл на все замки. Немного подумав, я подпёр дверную ручку стулом. Затем я пошел в гостиную и прижался лбом к окну. Никаких мыслей о том что делать дальше...

Очень долго ничего не происходило. А потом я услышал их снова. У меня уже не осталось сомнений, что этот кто-то шёл за мной. Он приближался, настойчиво и неизбежно, потом шаги стихли возле моей квартиры.

Он остановился. Прямо по другую сторону моей двери кто-то был, может, стоял и слушал, но он точно знал что я внутри. Из коридора в квартиру донёсся какой-то запах. Странно, но... возможно, так могла пахнуть жаркая пустыня. Не знаю, как это ещё описать - пахло жаром.

Я ждал. Он ждал. Тишина стала осязаемой. Я чувствовал, что воздух между мной и пришельцем за дверью застыл в ожидании неизбежного.

Дверная ручка дрогнула. Сначала слабо, потом сильнее. Я сидел там, замерев и едва дыша, сердце билось так что в груди ему становилось тесно.

Дверь перестала дёргаться. Я медленно отодвинулся от окна и включил свой ноутбук. В отличие от телефона, я не пользовался им со вчерашнего дня, и его батарея всё ещё была полностью заряжена.

Этот кто-то ещё трижды пытался открыть дверь. Последний раз был самым настойчивым, дверь грохотала от ударов.

Не знаю, прочитает ли это кто-нибудь. Я даже не знаю, как долго будет работать интернет. Не смотря на чудовищную ситуацию, в которой я оказался, одна вещь казалась мне ещё более невероятной. Я никогда не нуждался в обществе людей... до сегодняшнего дня.

Я был один, но больше я не хочу быть в одиночестве.

Мне отчаянно хочется оказаться среди людей...

Взято тут.