Миссия Маска. Часть 2.

Миссия Маска. Часть 2.

https://t.me/mycosmos

Ссылка на 1-ю часть: https://t.me/mycosmos/481

Какие планеты пригодны для жизни?


Давайте пройдёмся по ним. 


Меркурий



Меркурию не повезло, он находится очень близко к Солнцу, это всё равно, что сидеть с двухсоткилограммовым похотливым мужиком. Свой день на Меркурии вы бы проводили в 430–градусном пекле — если при такой температуре положить кусок свинца на землю, то он превратится в лужу. На Меркурии почти нет атмосферы, так что пока вы горели, вы бы ещё и находились практически в полном вакууме, который вытянул бы весь воздух из ваших лёгких и испарил всю влагу из вашей кожи. Нехватка атмосферы означает и то, что у вас было бы жуткое радиоактивное отравление от солнечного излучения (которое было бы там в два с половиной раза мощнее, чем на Земле). Но есть и приятная сторона — гравитация на Меркурии составляет всего 38% от земной, и вы бы весело припрыгивали себе там по поверхности, будучи мёртвым. В этот момент вам бы очень хотелось, чтобы наступила ночь, но вы бы очень расстроились, узнав, что меркурианские сутки равны 58 земным. 

Спустя месяц, когда ночь наконец–то наступит, у вас улучшится настроение, но только до того, как вы осознаете, что теперь температура — 170 градусов ниже нуля, что на 80 градусов ниже самой низкой земной температуры, зафиксированной на станции «Восток» в Антарктике. Ведь нет атмосферного слоя, который мог бы захватывать солнечное тепло и распределять его по планете. Ну и ко всему прочему, вы по–прежнему в вакууме. И вы целый месяц проведёте так, будучи замороженным до смерти, пока не наступит рассвет, с которым вы снова сгорите. 


Самым удачным местом на Меркурии для вас будут полюса, которые при замораживании ночью покрываются льдом, что поможет вам избежать обезвоживания. Теоретически где–нибудь там можно было бы построить базу для людей, но толку в этом было бы мало. Когда я спросил Маска о Меркурии, он назвал планету «адской дырой», чем быстро завершил разговор.



Венера



Венера не отстаёт по непривлекательности, и тем не менее в сравнении с ней, жизнь на Меркурии кажется курортом в Мауи, где вам на пляже подают жареные креветки. 

Оказывается, что вакуум — это не так уж и плохо в сравнении с противоположными условиями — невероятно плотной атмосферой, как на Венере. 

Вот как бы прошёл ваш визит этой планеты: 

В первую очередь, воздух здесь на 96% состоит из углекислого газа, вы будете дышать ядом. Во–вторых, кому какое дело до пригодности воздуха, если вас сразу прижмёт к земле атмосфера, которая будет давить на вас в 90 раз сильнее, чем на Земле. Это приблизительно такое же давление, как на глубине один километр под водой, что в три раза глубже установленного рекорда ныряния с аквалангом. Если бы вам каким–то образом удалось встать вертикально, пошевелить рукой было бы так же сложно, как в воде. 

В–третьих, кого беспокоит первое или второе, когда температура здесь 465 градусов. Представьте, что вы нагрели духовку так, что в ней плавится свинец, а потом докрутили ещё 35 градусов, и установили бы такую температуру на всей планете. Ночью (которая наступит тоже нескоро, так как звёздные сутки на Венере длиннее, чём год на ней. Венера ещё и вращается в обратном направлении, поэтому Солнце встаёт на Западе — многие астрономы считают, что это потому, что Венера имеет перевёрнутое положение, что могло произойти в результате очень сильного столкновения) температура остаётся такой же, потому что плотная атмосфера удерживает солнечное тепло. 


Днём при тусклом свете под красновато–оранжеватым покровом облаков Солнце выглядит как туманная желтоватая часть неба, только немного ярче. Ночью бы вы находились в кромешной тьме без звёзд, будучи прижатым к раскалённой поверхности. По крайней мере, там хотя бы нет никаких насекомых. 


Учитывая всё, что я сказал, я очень впечатлён советским зондом «Венера–13», который приземлился на поверхность Венеры в 1982 году и проработал в таких условиях целых 127 минут, ему хватило этого, чтобы сделать два снимка поверхности Венеры, единственные фотографии, которые мы имеем на сегодняшний день:


Ветер — это единственная проблема, с которой вы не столкнётесь на поверхности Венеры, где вас ждёт лишь лёгкий бриз, но когда вы будете подниматься вверх сквозь слои атмосферы, всё резко изменится. Верхние слои атмосферы Венеры — сущий ад с постоянными ветрами вдвое быстрее самых мощных ураганов на Земле с каплями серной кислоты (такой же кислотой мы прочищаем канализационные трубы), которые впиваются в ваше лицо. Венера такая Венера. 


Но если вы доберётесь до верхнего края страшных атмосферных слоёв Венеры, вы будете вознаграждены, как ни странно, очень даже благоприятными условиями для жизни. Почему–то на вершине покрова облаков есть слой, в котором температура и давление похожи на земные, и потому что кислород и азот поднимаются вверх из–за плотной атмосферы (как гелий на Земле), воздух в этой зоне может быть вполне пригодным для дыхания. По этой причине многие учёные обсуждают колонизацию верхней части атмосферы с помощью «строительства городов, спроектированных так, чтобы летать на высоте 50 километров над поверхностью Венеры». 


Когда я спросил Маска о Венере, он, к моему удивлению, сказал, что планету можно сделать пригодной для жизни, но «с величайшим трудом». Он сказал, что в далёком будущем, с продвинутыми технологиями, могут появиться способы расчистить атмосферу Венеры и заселить её. Если подробнее, то он сказал следующее: «Придётся установить заслонки, которые заблокируют Солнечный свет, чтобы охладить планету, и деокислить её атмосферу, и, как только она остынет, на ней появится куча жидких океанов и плотность атмосферы существенно упадёт — но это всё очень непросто».


Марс



Если бы Марс был местом на Земле, то туда бы никто не захотел поехать. Но в ходе обсуждения заселения других планет, все из которых — сущий кошмар, перспектива переехать на Марс внезапно кажется ничего такой.

Марс — это, по сути, более холодная Антарктида с ландшафтом пустынь Аризоны, где невозможно дышать и солнечное излучение смертельно, если долго ему подвергаться. Любая область на Марсе менее пригодна для жизни, чем самые непригодные для жизни места на Земле. Но эти условия вполне терпимы, если жить в хабе, построенном людьми, в котором будет небольшой тепличный сад. Имея при этом хороший скафандр, вы вполне можете существовать на Марсе не умирая. На Марсе даже есть вода, много воды, во льдах на полюсах и если вы находитесь в правильном месте в правильное время, то можете наслаждаться чудесной температурой в 21 градус тепла. Или, как минимум, вы будете знать, что погода за окном хаба сегодня хорошая.

День на Марсе длится 24.5 часа, что подходит как людям, так и растениям. И с притяжением, которое составляет 38% от Земного, вы могли бы достаточно нормально функционировать. Вас ждут даже приятные бонусы, например, вы сможете закладывать мяч в баскетбольную корзину, или, живя на втором этаже многоквартирного дома, вы сможете уходить на работу просто выпрыгивая из окна.


Самая крутая туристическая достопримечательность Солнечной системы тоже расположена на Марсе — самая высокая гора Олимп:



По площади она как штат Аризона, а Эверест на её фоне выглядел бы как предгорье:


Я уже молчу про марсианский каньон, в сравнении с которым Великий каньон — это ямочка:


Мы ещё к этому вернёмся, но при достаточных усилиях и c подходящими технологиями люди смогли бы терраформировать Марс и в будущем сделать из него неплохую планету для обитания, с деревьями и океанами, без необходимости носить скафандр постоянно. 


Пару слов о расстояниях: 


Сейчас мы удалимся от Солнца, и для понимания дистанций нужен контекст. Давайте разделим Солнечную систему на три приблизительно одинаковые части, каждая около полутора миллиарда километров, что составляет 10 АЕ (напомню, астрономическая единица — расстояние от Земли до Солнца): 


1) От Солнца до Сатурна 

2) От Сатурна до Урана 

3) От Урана до Нептуна 


(Если бы Плутон всё ещё считался планетой, то частей было бы 4, так как он находился ещё в 10 АЕ)


Юпитер, Сатурн, Уран и Нептун


Я надеюсь, вы успели насладиться покрытиями, потому что у следующих четырёх планет нет твёрдого покрытия. Вот как эти удалённые от нас планеты стали такими причудливыми: 


4,6 миллиарда лет назад в космосе было огромное облако газа, которое в результате какого–то воздействия стало сжиматься. Во Вселенной всем прекрасно известно, что это свидетельствует о наступлении больших распродаж Чёрной пятницы и времени для неистовой гонки, чтобы ухватить как можно больше веществ. Любая планета и звезда скажут вам, что здесь самое важное поторопиться — если начать с наибольшей массы, то у вас не возникнет проблем с её преумножением, от чего вы будете становиться всё больше и у вас будет значительное преимущество. Как только выделяется чёткий лидер, его уже сложно догнать. 


Финальный победитель становится звездой — а все остальные станут завистливыми папарацци–планетами, вращающимися вокруг звезды 10 миллиардов лет, до тех пор, пока та не погаснет и не уйдёт на пенсию, после чего всё начинается по новой. 


В случае с нашей Солнечной системой Солнце одержало победу, собрав около 99,8% общих веществ газового облака. В этот момент остальные начинают жёсткую борьбу за оставшиеся вещества. Тот, кому удастся собрать достаточно, будет удостоен стать хотя бы планетой. Те, кто будет пытаться, но безуспешно, будут довольствоваться ролью папарацци–спутников этих планет. 

Неудачливая материя, которой не удаётся стать звездой или планетой или спутником планеты, обречена стать либо астероидом, бомжом Солнечной системы, или же пищей для более крупного тела, после чего она утратит всю свою индивидуальность. Это жестокий бизнес. 


Во время этой гонки может случиться странная штука. Иногда есть такая материя, недостаточно опытная, которой неведомо золотое правило образования солнечных систем — она не понимает, когда проигрывает. Меркурий, Венера, Земля и Марс точно ознакомились со всеми правилами заранее, заметили, что Солнце ощутимо оторвалось от них, оставили актёрскую карьеру и продолжили жить дальше. Они изменили свою цель и стали трудиться над тем, чтобы стать планетами. 


Четыре газовых гиганта (более крутое название Урана и Нептуна — «ледяные гиганты», потому что в их составе более тяжёлые вещества, которые принимают форму льда в таких температурных условиях. Водород и гелий — вещества, из которых по большей части состоят другие газовые гиганты, содержатся в них не в таком большом количестве. Беспонтовое отличие, ведь и у них нет покрытия, поэтому мы продолжим называть их газовыми гигантами), с другой стороны, продолжили понапрасну собирать газ в печальной отчаянной попытке отыграться. А когда ты так поступаешь, ты оказываешься в плохом положении, ты становишься «почти, но не совсем звездой». Юпитер состоит из водорода и гелия, прямо как Солнце, но в отличие от Солнца ему не хватает массы, чтобы гореть, его массы хватает только чтобы напоминать остальным, что он не умеет проигрывать в гонке за популярностью. 


Но газовые гиганты, конечно же, в этом никогда не сознаются. Как только стало окончательно ясно, что им никогда не быть звёздами, все четверо быстро запели на другой лад. И стали притворяться, будто бы они изначально собирались стать планетами. И вот теперь они находятся в странном положении — и не совсем звёзды, и не до конца планеты, и так им светит провести 10 миллиардов лет, раздутыми и без поверхности. Никто не хотел бы быть планетой без поверхности. 


Мы точно не знаем, что происходит на Юпитере (но мы знаем, как он звучит, благодаря жутковатым записям с Вояджера), но если бы вы попытались это выяснить, вы бы приблизились через густые облака, пока сильная гравитация (в 2,5 раза сильнее, чем на Земле) не начала бы притягивать вас всё быстрее и быстрее. Пока бы вы падали вниз, вокруг вас всё бы становилось темнее и горячее, а давление бы становилось всё выше и выше. В конечном итоге вы бы оказались в кромешной тьме, температура бы превысила температуру на поверхности Солнца, с огромным атмосферным давлением, а газ вокруг был бы настолько сжат, что вы не смогли бы отличить его от жидкости (это называется «сверхкритическим состоянием». Обычно для того, чтобы довести водород до жидкого состояния, его необходимо заморозить, но есть и другой способ — сжать молекулы так сильно вместе, что, по сути, он станет жидким. Горячий жидкий водород — это что–то странное). Тогда водород становится настолько сжатым, что электроны начинают двигаться от атома к атому, превращая его в жидкое море электро–проводимого металлического водорода. 


Неоспоримо то, что люди никогда не переедут ни на Юпитер, ни на Сатурн, ни на Уран, ни на Нептун. 


Но люди могли бы переехать на огромные каменистые покрытые льдом, спутники Юпитера и Сатурна. Но там будет прохладно. Мы могли бы перебраться на свою Луну, но это лишь более мягкая версия Меркурия с дневными температурами, которые способны испарять воду, и ночными температурами, которые сжимают кислород до жидкого состояния без какой–либо защиты от солнечной радиации. И с 28–дневным циклом вращения растениям придётся по две недели находиться без света, что для них будет непросто. 


Когда я спросил Маска, куда бы ещё помимо Марса могли перебраться люди, он сказал, что есть немало вариантов, но все они требуют большего технического прогресса — пара спутников, несколько больших астероидов, даже Меркурий и Венера, если вы совсем спятите, но в завершение он сказал, что «Марс на данный момент является самым лучшим вариантом». 


Прежде чем мы двинемся дальше, давайте признаем как классно нам живётся на Земле. Представьте, какая это привилегия жить при комнатной температуре с давлением в одну атмосферу, со стандартной гравитацией, легкими ветрами, водянистыми дождями, кучей жидких океанов, магнитной и атмосферной защитой от солнечной радиации, едой повсюду, с воздухом, которым можно просто дышать. Нужно, чтобы совпало множество различных условий только для того, чтобы вы могли выйти из дома, не надевая скафандр. Так что давайте оценим роскошь жизни на Земле следующие 5 минут, прежде чем мы вновь об этом забудем и опять начнём наплевательски к ней относиться. 


Давайте подведём небольшой итог. На данный момент мы установили, что: 

1) Резервная копия жёсткого диска человеческого рода в определённый момент становится необходимой. Держа все яйца в одной планетарной корзине, мы подвергаем себя опасности вымирания. 

2) Марс на данный момент является лучшим вариантом для резервного копирования. 

3) Но с подходящими технологиями мы можем сделать ещё больше резервных копий, как минимум, на десяти разных спутниках, астероидах и планетах Солнечной системы. 

Есть ещё один весёлый вариант: учёные исследовали кучу идей об искусственно созданных поселениях. Пока что идеи ограничены нашим воображением, но я могу представить себе будущее, где жизнь на какой–то планете кажется людям столь же примитивной, как нам кажется жизнь доисторических людей в пещере. За последние пару тысяч лет люди выработали концепцию нахождения «внутри», и сегодня все думают о доме как о каком–то помещении. Возможно, в будущем гигантское искусственное человеческое поселение с горами, деревьями и реками и миллионами людей будет как изобретение «внутри», только применяться ко всему миру. И, возможно, беспокойство по поводу природных катаклизмов или столкновения с астероидом будет восприниматься так же, как страхи пещерного человека о том, что на него ночью может напасть стая волков. Всё может быть. 

В любом случае, как только миллионы людей будут населять другие космические тела или поселения, экселевский файл будет в полной безопасности и человечество сможет выжить. 


Ох, и ещё...


Все эти жёсткие диски хранятся в Солнечной системе, и если держать все резервные данные в одном доме, будет весьма проблематично их сохранить в случае пожара. И так же, как мы используем жёсткий диск, который точно сломается, мы живём в доме, который точно когда–нибудь сгорит. Солнце выгорело уже почти наполовину и находится в середине второго акта:


Закончив терроризировать Землю, Солнце отправится дальше и один за одним будет делать наши потенциальные дома непригодными для жилья. К счастью, у нас есть зелёный коридор, который позволяет нам что–то с этим поделать. Маск утверждает, что на данный момент мы находимся на отметке в 90% от зарождения Земли до момента, когда все океаны начнут испаряться, планета начнёт нагреваться, и все сложные организмы на ней вымрут. «Таким образом, если бы разумной жизни на дальнейшее развитие оставалось всего 10%, она никогда бы не развилась». В другой нашей беседе Маск высказался конкретнее: «Очень вероятно, что многоклеточные организмы на Земле начнут вымирать, когда температура окружающей среды начнет превышать температуру изменений естественных свойств белка, принимая во внимание испаряющее охлаждение (около 60–65 градусов), так что у нас в запасе 300–400 миллионов лет». 


Выходит, что мы прибыли в девятый раунд, назовём так период времени, в котором мы находимся, и теперь нам надо понять, как вывести своё существование за пределы своей планеты и, в конечном счёте, всей Солнечной системы до того, как нас поглотит бесконечное небытие. 


Хорошая новость в том, что здесь у нас очень много времени. Солнце начнёт плохо себя вести ещё очень нескоро, и я предполагаю, что если мы доберемся до конца зелёного коридора, наши технологии к тому моменту позволят нам либо с лёгкостью путешествовать в отдалённые уголки Солнечной системы, если будет нужно; либо мы станем существами, обитающими в нескольких дружелюбных Солнечных системах в галактике и/или создадим безопасные поселения, которые будут сами обеспечивать себя энергией, не нуждаясь в звёздах — либо с помощью ядерных технологий, либо, что более вероятно, с помощью другой технологии, которую мы пока ещё не постигли. 


Таким образом, наш список дел выглядит следующим образом:



1) о безопасить себя от земных воздействий, заселяя другие планеты до того, как что–то убьёт нас здесь; 

2) обезопасить себя от Солнечной системы до того, как Солнце начнёт её уничтожать. 


И когда речь заходит о первом пункте, то да, массовое вымирание может начаться в любой момент, но если мы уже сейчас начнём думать, как за следующие несколько тысяч лет вывести своё существование за пределы Земли, то у нас есть хорошие шансы сделать резервную копию себя до того, как на Земле произойдёт глобальная катастрофа. 


Поэтому кажется, что это мы контролируем ситуацию, но вернёмся к Зурплу и Квинги. Если мы действительно в тысячах, а может и в миллионах лет от ужасной катастрофы, то почему эти двое так увлечённо наблюдают за тем, что происходит на 143–Снуги прямо сейчас?