Мирослав Скорик в Виннице

Мирослав Скорик в Виннице

Zoriy Fine
Мирослав Скорик в Виннице, 15.03.18.

— Удивительно! - я наклонился к жене, - у Скорика парафраз на Бетховена звучит лучше, чем у самого Бетховена!

— Вот видишь, - шёпотом ответила Оксана, - твоя мама была не права: можно, оказывается, написать лучше Бетховена. 

(Мама была против моего поступления в Гнесинку на композиторский, её аргумент был железобетонный: "Лучше Моцарта ты не напишешь, а хуже - никому не нужно".)

Музыка Скорика пестрила яркими красками. В ней был слышен весь двадцатый век, с его ёрничаньем синкопами и чистой прозрачной лирикой одновременно. Фактура сочная, плотная - концерт состоял из джазовых композиций маэстро. Музыкальная ткань настолько быстро менялась, что перехватывало дыхание. Секунду назад она отчеканивала звонкую украинскую коломыйку, - но вот уже кантиленой звучит задушевная песня, как из старого доброго кино. 

Большое спасибо за настоящий праздник для ценителей!

А ещё у меня теперь есть диск со всеми сегодняшними произведениями. К счастью, записан не с нашим оркестром. Потому что регулярное непопадание хотя бы в сильную долю откровенно напрягало слух. Может классическая листовская манера дирижирования им мешала? ...Но, чур меня! Маэстро лично со сцены поблагодарил оркестр за хорошее исполнение. Очевидно, чтобы опередить немой вопрос из зала. Умолкаю. Однажды Ференц Лист сказал на своём концерте: "Когда говорит королева, подданные должны молчать".

После концерта Мирослав Михайлович раздавал автографы. Как и многие, написал на одну букву меньше в моём имени - давно к такому привык. А ещё, успел ему сказать, что мы с ним коллеги, только так сложились обстоятельства, что музыку много лет не пишу. Поэтому, его фразу "Зорі з найкращими побажаннями" можно перевести, как "звёзды с наилучшими пожеланиями". Иными словами - маэстро пожелал весь небосклон.

Принимаю. Когда тебе что-то дарит настоящая звезда, ты и сам немного начинаешь сиять.

В заключение хочу отметить, какие прекрасные новые автоматические двери поставили на входе в филармонию! Правда, они открываются теперь не в том месте, куда по инерции идёт завсегдатай, и при мне - трое ломились в натёртое до блеска стекло. Но вы спросите, при чём здесь двери?!

А при том, что на новые двери нашлись средства, а на вторую концертную банкетку для рояля на сцене - нет. Такого ноу-хау я не видел нигде: два офисных стула стояли один на другом, чтобы второму пианисту было повыше сидеть. (Первый пианист мог подкрутить свою классическую банкетку по высоте.) Но последним писком было то, когда за пианистами вышел известный виолончелист. Перед выступлением он вынужден был правой рукой держать на весу свой нелёгкий инструмент, а левой - высвобождать для себя тот же несчастный офисный стульчик из описанной выше пирамиды. Демократично, ничего не скажешь. Уже и стульчик некому подать.

#zoriyfine

Источник.