Милиционер вневедомственной охраны

Милиционер вневедомственной охраны

Изнанка


— В какой стране работаете?

— Работаю в Республике Беларусь.

— Что входит в ваши обязанности?

— Конкретно подразделение делится на две роты. Рота по охране банков и организаций, вторая рота — это рота групп задержания. Я милиционер группы задержания.

В обязанности входи патрулирование определенного маршрута по определенному временному графику и выезд на поступающие сигналы тревоги, вроде срабатывания сигнализации в квартире или частном доме, или если в каком-нибудь клубе нажмут кнопку тревожной сигнализации.

— Какие полномочия у вас в рамках должности?

— Полномочия — это задержание правонарушителя с последующим доставление в территориальное РУВД, принятие заявлений, охрана места преступления.

 Ваше подразделение входит в структуру МВД?

— Да, мы являемся отдельным подразделением в структуре МВД.

— Сколько вызовов в среднем в месяц?

— Вызовов в день в среднем 5-10, но это только сигналы тревоги, помимо них есть еще и визиты такие, как драки, убийства, семейные скандалы, кражи, грабежи.

— Сколько длится ваша смена?

— 12 часов, работаем и в дневную и в ночную смену. С 8 до 20 и с 20 до 8 утра.

— Сколько времени проходит с момента нажатия тревожной кнопки до момента прибытия?

— Время прибытия регламентировано семью минутами. Но приезжаем намного быстрее, обычно время прибытия зависит от ситуации на дороге.

— Что самое неожиданное и шокирующее вы видели на местах преступлений?

— На местах преступление видел месячный труп мужчины, который был зарезан хозяином квартиры, а хозяин как ни в чем не бывало разгуливал по квартире и в принципе не осознавал, что он кого-то убил.

Еще была ситуация. Приехали на визит, якобы отчим порезал дочь в общежитии на восьмом этаже. Мы приехали, открываем дверь — на нас выбегает мужик, расталкивает, бежит по длинному коридору и прыгает в окно. Естественно, насмерть.

— Кто в первом случае вызвал милицию?

— Соседи, у которых в квартире начало ужасно вонять тухлятиной.

— Во время проведения задержания ведется какая-то видеофиксация?

— Видеофиксация ведется только с видеорегистратора в машине, который, как правило, всегда направлен в ту сторону, где сработала сигнализация.

— Что происходит после вашего прибытия? Опишите всю последовательность ваших действий.

— Как только поступает сигнал тревоги, по пути следования мы экипируемся средствами индивидуальной защиты — бронежилет и каска. Если это квартира, то осматриваем окна выходящие на улицу, блокируем вход в подъезд, проверяем документы и ручную кладь всех выходящих из подъезда, прочесываем подъезд, балконы, крышу дома, если квартира открыта, то дожидаемся заказчика и с его разрешения уже идем внутрь. Без разрешения заказчика в квартиру заходить не имеем права. Если квартира закрыта, просто блокируем и охраняем также до приезда хозяина квартиры.

— Вот дождались хозяина квартиры, а дальше? 

— Заходим в квартиру, осматриваемся, нет ли там посторонних. Потом заходит хозяин квартиры и говорит, украли у него что-нибудь или нет. Если да, то уже вызываем следственно оперативную группу. И она занимается кражей.

— Как часто там есть посторонние?

— Бывали случаи комические. Два мужика выпивали в квартире, один уснул, а второй забыл, что он был не один, и вышел по делам, а квартиру сдал на охрану. Когда тот проснулся, он заставил сработать датчики движения — мы прибыли. Он нам открыл двери, мы его и заломали. А так, посторонние были, но очень редко.

— Часто бывают ложные вызовы?

— Ложных вызовов больше всего: срабатывает сигнализации в квартире по причине отключения электроэнергии или каких-то минимальных сбоев, но выбываем так же быстро, и каждая сработка как боевая. Жизнь дороже, оружие всегда наготове.

— На вас нападали на выездах?

— Смотря что считать нападением. Если с применением каких-нибудь подручных средств типа палок, дубинок и прочего, то да. С ножами и другим оружием пока тьфу-тьфу нет, так как пришлось бы применять огнестрельное оружие, а это всё-таки стрелять в человека, хоть и преступника.

 Вы когда-нибудь опаздывали на вызов, в результате не предотвратив преступление?

— Да, были такие ситуации. Не лично со мной, а с ребятами из моего отдела. Как правило, для кражи чего-то ценного из квартиры или частного дома достаточно даже двух минут, если по наводке и знаешь, где что лежит. Однако по горячим следам задерживали, но не всех.

— Кто-то из ваших коллег получал ранения или погибал при исполнении?

— Лично из моего отдела нет, и слава богу давно у нас в подразделении ранений не получали.

— Какие места преступлений вам больше всего запомнились?

— Застреленная семья, муж и жена. У них украли деньги из квартиры, большую сумму, по наводке. Зарезанная женщина с множеством ножевых ранений, но это уже как обыденность — ничему особо не удивляешься.

 И всё же краж больше, чем убийств и других случаев насилия?

— Само собой, краж больше, так как чтобы пойти на совершение особо тяжкого преступление нужно либо быть в неадекватном состоянии, либо очень осознанно к этому подойти. А кража — это пришел в магазин, украл шубу и убежал. Или зашел в открытый дом, пока хозяин дома косит газон, вынес золотые украшения и всё.

— На какую самую большую кражу, на вашей памяти, выезжали?

— Кража из банкомата, порядка 80 тысяч долларов. 60 секунд на всё про всё — мы не успели.

— Как попадают в подразделения вневедомственной охраны?

— Приезжаешь в отдел, в группу кадров, и говоришь, что хочешь служить. Дальше множество медкомиссий, психологических тестов, бесед с психологом и сдачи нормативов. Потом отправляют в учебный центр на полгода, где ты учишься всей тактике действий, изучаешь нормативные документы КоАП и УК.

— Почему вы пошли на эту работу? Что изначально вас привлекло?

— Учился в универе, понял, что с моей специальностью я буду зарабатывать намного меньше, чем в органах, плюс спортсмен. Я не фанатик и родственников ментов нету, поэтому пошел за просто за стабильностью.

— Ваши ожидания оправдались?

— В целом — да. Работа нескучная, местами опасная и интересная. Зарплата чуть выше среднего по стране, поэтому пока да, оправдались. Но все равно по истечению контракта думаю уходить. Свою нехватку адреналина восполняю полностью.

— Каких самых интересных персонажей задерживали?

— Задерживаем всех, начиная бомжами и заканчивая более интеллигентными дядечками-бизнесменами. Но есть одно правило, связанное с так называемыми «шишками». Они борзые очень, начинают качать права, но когда уже их в наручниках садят в машину, плачут все одинаково.

 Вы интересовались работой ваших коллег в России? Лучше ли в Беларуси ситуация с криминалом?

— В Беларуси с криминалом поспокойней, чем в России, однозначно. У нас, если посудить, страна очень маленькая, и все живут плюс-минус средненько, но стабильно, а в России на периферии, как я знаю, дела обстоят печально, и это толкает людей на преступления.

— Как с коррупцией в МВД Беларуси? Случается, или всё очень строго, как принято считать?

— Даже более чем строго, взятки брать никто не хочет, хоть и предлагают периодически. Разве хочется из-за жалких 100-200$ ехать на зону? И в милиции, как и в любой похожей структуре, все всех сдают, поэтому рано или поздно об этом узнает УСБ, и сядешь на долго.

 Вы как-нибудь халтурили на работе?

— Касаемо выездов и прочего — нет. Всё делаешь, так как может грозить срок, а если где-то глазки прикрыть, когда спать хочется, то да, периодически бывает.

— Превышали полномочия? Например, пару лишних раз ударили преступника, когда того не требовалось.

— Нет, этого и не требуется, физ. силу применяешь ровно до того момента, пока не одел наручники. Опять же, люди очень умные и заявления в прокуратуру знают как писать. Хотя такое случается у сотрудников — у каждого разный нервный порог, кого-то из себя вывести практически нереально, а кто-то как спичка моментально вспыхивает.

— За что вас могут оштрафовать? Были такие случаи?

— Постоянно лишают премий за любую мелочь: вышел из машины без головного убора или покурил в форме. Маразм конечно, но что сделаешь?

— Расскажите самые интересные истории из практики.

— Из последнего. Ехали уже меняться после дневной смены, и я заметил, как два человека трутся возле фундамента частного дома, водитель остановился, мы аккуратненько у ним подошли и задержали. Ребята оказались кладмэнами, причем с собой у них было очень много запрещенного вещества, как выяснилось при досмотре, которое было примотано скотчем почти ко всем частям тела.

— Остро ли стоит проблема наркотиков в Беларуси?

— Проблема наркотиков, в принципе, во всем мире огромная, да и в Беларуси количество наркоманов заметно увеличилось.

— Бывало такое, что вас не считали за милиционеров и пытались не подчиниться?

— У нас форменное обмундирование милицейское, но некоторые люди думают, что охрана ездит только на кнопки и сигнализации, что звучит очень смешно. Я могу и пьяного водителя задержать, если заподозрю, что он пьян.

— Какие самые явные отрицательные стороны вашей работы?

— Отсутствие сна ночью очень сильно бьет по сердечно-сосудистой и нервной системе, а так, в основном позитив. Чуть меньше армейщины было бы со стороны руководства, было бы вообще шикарно.

— Сколько вам платят, если не секрет?

— В среднем около 600$.

— Когда закончится контракт, куда пойдете работать?

— Пока не решил конкретно, но знаю, что не в этой стране. Хочется смены обстановки.


Только оригинальные интервью на
 Изнанке. Подписывайся.