"Мертвые души": как я поймал оппозицию на рисовке подписей

"Мертвые души": как я поймал оппозицию на рисовке подписей

Илья Ремесло

Как член Общественной палаты, я длительное время занимаюсь расследованиями в отношении оппозиции. Моих вопросов оппозиционеры предпочитают избегать - ответить им особо нечего, как например в том случае, когда я раскрыл схему финансирования Навального год назад.

Также я занимаюсь различными вопросами, связанными с выборами. Сейчас определенные люди из "оппозиции", имеющие общероссийский рейтинг 1,5-2%, но возомнившие о себе невесть что, пытаются заниматься провокациями. С высоты своего морального превосходства они хвастаются "самыми лучшими подписями" на выборах. Настало время проверить "живущих не по лжи" по их же собственным стандартам.

9 июля я прочел пост Леонида Волкова, главного специалиста по выборам у Алексея Навального. В посте были следующие инструкции, как распознать рисовку подписей:

"Вообще, умершие избиратели — главный бич рисовщика подписей. Какую бы базу рисовщик не взял, она все равно будет не очень актуальной, и в большом массиве подписей обязательно окажутся мертвые души. Средний срок жизни избирателя (то есть человека, достигшего 18-летия) — около 50 лет. То есть, если ты рисуешь подписи по базе годичной давности, у тебя примерно 2% подписей в листах окажутся от умерших людей. Из 5000 подписей — около 100 человек (!). И если ошибку в паспортных данных и в прописке можно объяснить какой-то неосторожностью сборщика (поверил на слово избирателю: у того с собой не было паспорта, записал данные со слов, потому что очень хотел собрать подпись...), то подпись умершего человека, даже одна — 100% признак рисовки, ничем иным, кроме рисовки, не объяснимый". 

Запомните эту цитату, особенно выделенные слова.

Параллельно, я как член ОП РФ, одной из задач которой является наблюдение за выборами, занимался выборами в Мосгордуму. В частности, я связывался с двадцатью членами УИК с правом совещательного голоса.

Я, в рамках тренинга членов комиссий, обучил их обращать внимание на явные несоответствия и фиксировать для себя в пометках информацию о сомнительных записях в подписных листах «независимых» кандидатов. Члены УИК в итоге передали мне свои заметки по примерно 300 записям в подписных листах (им можно было только делать пометки для себя), которые сдавали Гончаров, Бабушкина, Соловьева, Соболь, Жданов, Гудков по своим избирательным округам. Подписи отбирались методом случайной выборки по принципу подозрительности - почерк, год рождения подписанта и т.д.

С помощью волонтеров была организована масштабная проверка. Она велась по социальным сетям, где мы обнаруживали, что люди давно не заходят в свои аккаунты, а аккаунты их родственников содержат фото и иные данные, что их родственник умер. Также мы организовали поквартирный обход (видео показывали на пресс-конференции).

И вот что выяснилось.

Около 100 из этих 300 отобранных подписантов – реальные люди. Мы не знаем, оставляли ли они подпись в реальности, но они точно существуют.

Оставшиеся 100-150 «подписантов» – имеют несуществующие паспортные данные.

А около 50 – просто умерли, в буквальном смысле этого слова. 

Для примера сначала давайте возьмем Соболь – уверен, она ориентируется в своих подписных листах, у нее осталась электронная копия, она может легко убедиться что я говорю правду и эти люди реально есть в ее подписных листах. 

У Соболь указаны в качестве подписантов следующие лица:

1) Березина Е.И. - том 1, лист 464, линия 1

2) Мирзоева Е.И. - том 2, лист 375, линия 3

3) Обайкин А.Н. - том 2, лист 464, линия 4

А вот где уже длительное время находятся данные граждане:

Теперь проверим аналогичным образом Дмитрия Гудкова:

1) Байдык М.Д. - том 7, лист 42, строка 1.

2) Иванова А.И. - том 4, лист 225, строка 1.

3) Вето Е.М. - том 9, лист 199, строка 3.

Фото "подписантов":

Как это объяснят Любовь Соболь и Дмитрий Гудков? Правильно - никак.

Интересный момент: даты рождения были изменены на ранние, 90-х годов – чтобы не привлекать внимания. Те кто рисовал подписи, знают, что в первую очередь обращают внимание на подписи пожилых людей, когда ищут мертвых подписантов.

Все остальные данные умерших подписантов совпадают – их адреса и т.д. Поэтому юридически люди, указанные в подписных листах - не существуют, но в реальности они мертвы, а их "замаскировали" под живых подписантов.

Чуть сложнее оказалась схема рисовки у Дмитрия Гудкова – там тоже умершие люди, но их серии паспортов и даты рождения – изменены так, чтобы паспорт проходил проверку в общедоступной базе, не значился как недействительный.

По остальным кандидатам мы продолжаем вести работу, связываемся с родственниками, многие из которых просто шокированы тем, как использовали персональные данные их близких.

Тут надо отметить, что выявление этих фактов означает не просто «минус 200 подписей». Если мы экстраполируем количество умерших на общее количество собираемых подписей, то увидим, что «оппозиции» удалось собрать максимум по 2000 подписей. Кроме того, когда эксперт выявляет, что в подписной лист был внесен умерший, он вычисляет остальные фейковые подписи – по идентичности почерка, которым был внесен этот умерший.

Я полагаю, что «независимыми кандидатами» и их штабами использовались 2 основные схемы фальсификации подписей избирателей:

а) Сборщик сам участвовал в фальсификации по приказу штаба кандидата и лично рисовал подписи в предоставленном помещении, по предоставленным базам. У таких сборщиков много сданных подписных листов, с большим количеством подписей. Несколько таких «центров» рисовки подписей были обнаружены и попали в публикации СМИ.

б) Сборщиков использовали «в темную». Они добросовестно собирали подписи и ежедневно сдавали листы, в том числе частично заполненные – содержащие 1-2 подписи. Потом, в «штабах» в эти листы вносились новые записи из «баз». Эта схема представляется мне наиболее подлой, поскольку организаторам было известно, что уголовное наказание по статье 142 УК РФ угрожает сборщику, а не им. Поскольку подписной лист содержит все данные сборщика и установить его для сотрудников правоохранительных органов для предъявления обвинения не представляет никаких сложностей.

Именно поэтому ряд кандидатов готовят заявления в следственные органы против своих сборщиков, чтобы их сделать виновными в собственных преступлениях.

Безусловно, существует вероятность что штабы кандидатов наняли недобросовестных подрядчиков, которые в желании заработать занимались подделкой подписей, однако, учитывая сам характер и последовательность действий как «независимых» кандидатов так и других лидеров оппозиции – вероятность этого низкая.

А теперь снова вспомним Волкова. Помните что он говорил про рисовку от мертвых – "если есть хоть одна подпись мертвого человека, то это 100% рисовка". Следует признать, что Соболь, Гудкову и остальным кандидатам надо бы покаяться. Тут подписей от мертвых «даже не одна», а в десятки раз больше.

С выявленными нарисованными подписями ситуация следующая: если человек, оставивший подпись, вовсе не существует в природе - это рисовка. Равно как и если он мертв. Номер паспорта - это вещь индивидуальная, в сочетании с совпадением с ФИО и вовсе невозможная. Были использованы данные мертвого человека, что тоже является рисовкой подписей. Окончательную правовую квалификацию, чем именно считать эти подписи, примет уполномоченный УИК (он же решит, допускать или нет на выборы). Но отрицать факт рисовки при таких обстоятельствах невозможно.

Я уже обратился в избирком, чтобы листы с несуществующими подписями опубликовали. Насчет правовых последствий выявленных мной фактов: не знаю, допустят оппозиционных кандидатов к выборам или нет, но факт рисовки есть, это очевидно любому здравомыслящему человеку. Моя задача – оградить от неблагоприятных последствий членов УИК, сборщиков подписей, а также общество в целом, которое хотят использовать для своих грязных манипуляций оппозиционеры. Они не брезгуют ничем, у них нет ничего святого.

P.S. Уже когда заканчивал этот пост, увидел ответ Леонида Волкова на мое сегодняшнее выступление. Вот что он пишет:
"Звание «Петросян года», безусловно, получает АПшный стукачок Илья Ремесло: он сегодня собрал пресс-конференцию (!) в РИА Новости (!!), и там гордо рассказал, что его "волонтеры" (кто это?) нашли в подписях восьми независимых кандидатов 50 "мертвых душ" (это, получается, из 40 тысяч подписей). Откуда у тебя, Илья, могут быть персональные данные из подписных листов — спрашивают его. Он отвечает: а у меня нет персональных данных, нам кто-то (sic!) дал только ФИО из "подозрительных" подписей. И мы пошли и нашли могилы (!) людей с такими же ФИО (!!) на кладбищах Москвы. Годы рождения правда другие (ааааааа! и нет, я не шучу, он серьезно это утверждает) — но я уверен, что люди-то те же, просто оппозиционеры специально года рождения подменили в подписных листах (sic!). Мамой клянусь — это те же самые люди!)."

Отвечаю Волкову.
Леонид, вы очень плохо подумали, когда выбирали "отмазку".
Вынужден разочаровать - если бы вы внимательно меня слушали, то узнали бы, что у меня есть не только ФИО, но и некоторые другие данные ваших "подписантов" Любы Соболь. Мне их не передавали - но я их достал самостоятельно.
И эти данные (номера паспортов, прописка) СОВПАДАЮТ с данными покойников. Как вы можете это объяснить?
Не совпадает лишь год рождения - потому что вы его сами изменили, чтобы не спалиться, так как прежде всего "на смертность" проверяют пожилых подписантов. Вот вы и заменили в листах год их рождения на 1997-1998. Поздравляю Вас, Леонид, соврамши.