"Либерализация" уголовного законодательства для предпринимателей

"Либерализация" уголовного законодательства для предпринимателей

https://t.me/cashevar

Эта статья связана с тем, что происходит с точки зрения, либерализации законодательства в первую очередь уголовно правового законодательства в отношении предпринимателей. Собственно говоря, очень долго говорится о некой либерализации, и хочется, собственно говоря, сейчас продемонстрировать на примере выступления Александра Ивановича Бастрыкина, как на самом деле выглядит эта либерализация. И что на самом деле происходит в правоприменительной практике, в отличие от того, что декларируется разными нашими государственными органами?


- Слова Александра Ивановича красноречиво свидетельствуют об основном тренде, который сейчас наличествует и присутствует в правоприменительной практике.


О том, что любые более-менее крупные коммерческие споры, гражданско-правовые споры пытаются разрешить с помощью уголовно-правовых инструментов. Причем, обратите внимание, что Александр Иванович говорит применительно к ситуации с аэропортом Домодедово, говорит эти слова уже тогда, когда, по сути, Пресненский районный суд города Москвы, поставил точку в споре потерпевших с аэропортом. Указав отсутствие правовых оснований для взыскания ущерба с аэропорта Домодедово.

Но, тем не менее, Бастрыкин всячески, скажем так, не принимает данное судебное решение, и говорит: «Не хотите нести материальную ответственность, мы вас привлечем к уголовной ответственности, и вы всё равно будете вынуждены возместить ущерб потерпевшим».


Так как же на самом деле выглядит либерализация уголовного законодательства? Ну, естественно:


Повсеместное избрание меры пресечения, с так называемым, экономическим составом. Причем несмотря на пленум 2013 года - по пленум 2016 года ситуация в корне не меняется. И сухие цифры статистики говорят о том, что например 2015-2017 годах -  90% ходатайств следствия об избрании меры пресечения в виде содержания под стражу были удовлетворены судами.


Если было сказано о статистике применительно к продлению меры пресечения, то 98% ходатайств следствия, удовлетворяется судами. Залог в 2015-2017 годах по всей России применялся примерно лишь 193-194 случаях, что ничтожно мало по сравнению с общим объёмом уголовных дел.


Если мы говорим о такой мере пресечения как, домашний арест, то домашний арест как мера пресечения, применялась лишь в 2-2.5 % случаев от общего объема ходатайств следствия. При этом следствие умело обходит те ограничения, которые установлены статьей 108 УПК, в которой запрещается, собственно говоря, ходатайствовать об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей под так называемым предпринимательским составом.


Каким образом следствие обходит? Следствие говорит о том, что деятельность Иванова не являлась предпринимательской деятельностью, поскольку не отвечает признакам установленным статьёй 2-ой гражданского кодекса, который содержит в себе признаки предпринимательской деятельности. Следствие говорит о том, что деятельность Иванова, например, была направлена на преступное личное обогащение, что не является предпринимательской деятельностью. А значит, на него не распространяются ограничения предусмотренные статьей 108 УПК.


Так называемая «резиновая» 159 УК РФ «Мошенничество». Получается уже: даже дети в детском саду знают, что такое статья 159 УК. Формулировка данной статьи позволяет ее использовать применительно практически к любой жизненной ситуации. Доходит до того, что даже обращение в суд, следствие начинает трактовать как покушение на совершение мошенничества.


Так в прошлом году как минимум 8 или 9 раз встречалось постановление о возбуждении уголовных дел, где были примерно следующие формулировки: «Лицо, заведомо зная об отсутствии права, обратилось в арбитражный суд, бла-бла-бла, таким образом, совершило покушение на мошенничество».


На мой взгляд, само по себе обращение в суд, в принципе исключает обман или злоупотребление доверием, но, тем не менее, к сожалению, и правоприменительная практика, и судебная практика идут иным путем. И говорят о том, что лицо заведомо зная об отсутствие права и, обращаясь в арбитражный суд или суд общей юрисдикции, пытается обмануть судебный орган.


Квалификация одних и тех же действий по более тяжкой статье УК.

Простой пример: Если вы уклонились от уплаты налогов, то, наверное, ваши действия будут классифицироваться по статье 199, или 198 УК.

Если же не дай бог, необоснованно возместили из бюджета Федерации какие-либо денежные средства, то в данном случае, уже ваши действия будут рассматриваться в контексте статьи 159.


Вспомним, что санкции по 199 и по 159 существенным образом отличаются:

·      по 199 УК у вас максимальные санкции до 6 лет

·       по 159 УК, у нас, до 10 лет.


А неофициальные компании всё чаще становятся субъектом уголовной ответственности. Дело «каменщика», дело «мой банк», собственно говоря - они свидетельствуют о том, что следствие идёт намного шире, чем вы, возможно, привыкли смотреть на ситуацию.


В рамках арбитражного процесса при этом следствие особо не заморачивается на выяснение корпоративной структуры предприятия и установлению реальных лиц, которые могли, собственно говоря, в силу своего должностного положения давать какие то обязательные указания.


Следствие просто, как правило, пишет, что Иванов Иван Иванович является фактическим руководителем и владельцем компании и, к сожалению, часто это становится достаточным как минимум для привлечения лица в качестве обвиняемого.


И еще один тренд, который я хотел бы отметить - это допустимость провокационных действий сотрудников правоохранительных органов.

Самая яркая ситуация последнего времени, это уголовное дело в отношении владельца группы ООО «Ромашка» и его адвоката, которое было возбуждено в марте 2014. Впоследствии оно было прекращено в феврале 2016 года. Потому что только спустя два года следственный комитет разобрался, что действительно имела место быть провокация в отношении данных лиц.


Заявитель находился под контролем сотрудников ООО «Ромашка», что сотрудники ООО управлялись с ситуацией, и, по сути, сознательно создали ситуацию, при которой владелец группы ООО «Вымпел» и его адвокат, будучи введёнными в заблуждение - пошли на так называемый коммерческий подкуп. И только, лишь, спустя более года, после прекращения уголовного дела в отношении владельца группы компаний ООО «Вымпел» и его адвоката, следственный комитет, наконец, возбудил уголовное дело в отношении сотрудников ООО «Ромашка». Хотя, по сути, смотря на все эти обстоятельства, фальсификация материалов оперативно-розыскной деятельности провокационные действия и прочее, прочее, прочее уже были установлены более года ранее.


Либерализация уголовного законодательства должна по идее предполагать наличие возможности судебной защиты от необоснованных притеснений правоохранительных органов. Но я думаю, что можно посмотреть на практику рассмотрения жалоб в порядке статьи 125 уголовно-процессуального кодекса, и увидеть:

судебная статистика говорит о том, что процент удовлетворенных жалоб ничтожно мал. Если мы возьмем даже практику того же самого Басманного суда, то мне кажется там в принципе отсутствует возможность, получения судебного акта об удовлетворении жалоб в порядке статьи 125 УК.


Отсутствие реального механизма защиты прав собственников на имущество, на которое накладывается арест.

Казалось бы, Конституционный Суд несколько лет назад сформировал практику, согласно которой необходимо накладывать арест только на срок следствия, дал необходимые объяснения, пояснения.


Но давайте возьмем ситуацию принятия обеспечительных мер в арбитражном процессе и в уголовном процессе:

·      В арбитражном процессе вы имеете достаточно реальную возможность обжалования обеспечительных мер и отмены, обеспечительных мер вышестоящими судами.

·      Но если мы обратимся к ситуации с наложением ареста в рамках уголовного процесса и обратимся к той же самой, судебной практике. То станет видно, что 99% случаев, когда обжалование ареста на имущество оказывается бесперспективным. В т.ч. и суды субъектов, которые проверяют законность такого ареста, оставляют жалобу без удовлетворения.


 У некоторых коллег был в практике случай, когда был наложен арест на имущество лиц, которые в принципе не имели никакого отношения, ни к обвиняемому, ни к его деятельности: купили у него квартиру примерно за 10 лет до совершения преступления, которое вменялось обвиняемому. Но, тем не менее, следствие наложило арест, в том числе на эту квартиру. Дело дошло до Верховного Суда, но даже ВС отказался отменять наложенный арест!!!


И обратная ситуация: затягивание и исполнение законных требований граждан получает реальную защиту со стороны правоохранительных органов. Те же самые гражданско-правовые ситуации: когда мы пытаемся их обличить в форму заявления о возбуждении уголовного дела.

Потому что понятно, что перед нами не исполняются гражданско-правовые обязательства -  мы обращаемся с заявлением о возбуждении уголовно дела. В лучшем случае проводится хоть какая-нибудь доследственная проверка, которая в большинстве своём, всё равно заканчивается отказом от уголовного дела.


И добиться реального возбуждения уголовного дела крайне тяжело, для этого приходится пройти 7 кругов ада.


Отдельный вопрос по ходатайству об избрании меры пресечения, и каким образом это происходит на практике.

 Как было сказано, 90% ходатайств следствия удовлетворяются, но было бы не жалко, возможно, если бы они удовлетворялись обоснованно. Но, к сожалению, что видно на практике? На практике видно, что ходатайства следствия, как правило, представляют собой набор неких штампов, например:

·      лицо имеет заграничный паспорт, значит, может скрыться на предварительном следствии или ранее неоднократно выезжал за пределы РФ,  забывая при этом сказать, что лицо возвращалось. Собственно говоря, это обстоятельство также воспринимается судами и следствием как основание для избрания меры пресечения.

·      лицо обладает юридическим образованием, а значит, обладает специальными познаниями в сфере тактики и методики проведения оперативно розыскных мероприятий, что опять же свидетельствует о том, что лицо может воспрепятствовать органам предварительного следствия.

·      Лицо управляет персоналом, при этом в практике случай, когда в отношении лица было указано, что лицо управляет персоналом. При этом никто не обратил внимания на то обстоятельство, что на момент рассмотрения ходатайства об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей эти два, так называемых подчиненных, один из них находился уже в СИЗО, а второй находился в декретном отпуске. И поэтому глупо, наверно, было писать о том, что лицо управляет персоналом, а значит, может оказать воздействие на данных свидетелей.


Вообще есть некая подборка того, что следствие указывает в обосновании ходатайства и это выглядит совсем неприлично. Например:

·      подсудимый не состоит в гражданском браке с супругой. Это в принципе не о чем не может свидетельствовать.

·      Обвиняемый имеет иностранных друзей в Фейсбуке. Что тоже не должно рассматривается как основание для избирания меры пресечения.


В случае, если вам нужна будет юридическая поддержка от наших специалистов - обращайтесь администратору канала Денису, он подскажет контакт коллеги.