Кредитор последней инстанции. Почему Венесуэла все хуже платит по счетам Москвы?

Кредитор последней инстанции. Почему Венесуэла все хуже платит по счетам Москвы?

https://t.me/publicfree

https://t.me/publicfree

Распродавая остатки национальной экономики, правительство Мадуро, похоже, определилось, кому из кредиторов готово отдать предпочтение. Выбор не в пользу России

Венесуэла семимильными шагами движется к гуманитарной катастрофе и голоду. Тем не менее российские официальные лица – и прежде всего руководство «Роснефти», сделавшее стратегическую ставку на правящий режим в этой стране, – до сих пор отвергалилюбые сомнения в будущем партнерства между государствами.

Период взаимных заверений в преданности, похоже, подходит к концу. В отношениях с Венесуэлой, самым верным союзником Кремля в Латинской Америке, в которого за последние 12 лет РФ вложила $17 млрд, нарастает напряжение. Это продемонстрировал визит Игоря Сечина в Каракас (о нем не сообщалось публично), в ходе которого глава «Роснефти» упрекнул своих визави в невыполнении договоренностей. Выданные кредиты венесуэльская госкомпания PDVSA обязалась погашать добываемой нефтью. Но ее поставки в итоге сильно отстают от графика.

За последние полтора года ⁠добыча нефти в Венесуэле сократилась на 50% – до 1,17 млн ⁠баррелей в сутки. И, кажется, уже ⁠никто не верит в способность правительства Николоса Мадуро остановить нисходящую ⁠динамику. Ситуация настолько плачевна, что ⁠уход из страны (выход ⁠из СП с PDVSA), обладающей крупнейшими в мире доказанными запасами нефти, обсуждается в американской Chevron. А ведь в прошлом корпорация предпочитала оставаться в Венесуэле, несмотря ни на что: сменявших друг друга диктаторов, военные перевороты и национализацию.

Шансов на стабилизацию в экономике и оздоровление государственных финансов практически не осталось. У страны худшая кредитная история из возможных. Ведущий эксперт в области госдолга Кеннет Рогофф называет Венесуэлу «серийным банкротом» – страна объявляла дефолт так часто, как почти ни одно другое государство в мире за последние два столетия.

Впрочем, не все кредиторы Венесуэлы находится в одинаково безвыходном положении.

По информации Reuters, обнародовавшего детали визита менеджмента «Роснефти», Сечин принес на встречу документы, доказывающие, что с Китаем Каракас ведет себя более ответственно. По расчетам агентства, изучившего данные PDVSA, в первом полугодии КНР получала от компании около 463,5 тысяч баррелей нефти в сутки, что соответствует примерно 60% оговоренных объемов Венесуэлы. В РФ же страна направляла 176,6 тысяч баррелей в сутки, или около 40% требуемого количества.

Как отмечает Stratfor, даже на фоне терпящего бедствие нефтяного сектора PDVSA всеми силами стремится расплатиться с Китаем. КНР вложила в Венесуэлу более $60 млрд. Значительная часть долга перед китайцами, как и в случае с РФ, покрывается нефтью. Есть целый ряд других позиций, по которым Китай и Россия действуют в унисон на венесуэльском направлении: активизация дипломатических контактов на высшем уровне, сопровождающих торг, или, например, участие обеих стран в поддержке проекта по запуску Petro – обеспеченной нефтью официальной криптовалюты Венесуэлы. Но успех этих похожих усилий нельзя признать равным.

«Россияне скупают Венесуэлу за бесценок», – еще год назад признавали западные дипломаты. Ту же стратегию выбрал Пекин, располагая при этом капиталом, и близко несопоставимым с возможностями Москвы. Финансовое преимущество китайцев оказывается решающим с точки зрения расстановки приоритетов должника.

По итогам сентябрьского визита президента Мадуро в Пекин он объявил о согласии Китая вложить в Венесуэлу дополнительные $5 млрд. Содержание переговоров не раскрывалось. Это вызвало тревожную дискуссию в обществе, вынуждая граждан гадать, что китайцы могли потребовать взамен. Ранее КНР уже получила доступ к самым лакомым месторождениям страны – в частности, нефтяным и горнорудным концессиям. Еще при предшественнике Мадуро Уго Чавесе китайцы заключили соглашение о совместной разработке Лас-Кристинас, одного из крупнейших месторождений золота в мире, а также активно участвовали в добыче венесуэльского колтана – ценного минерала, используемого в производстве смартфонов и прочих гаджетов. Высказываются версии, что на сей раз предметом торга могла стать портовая инфраструктура.

Венесуэльский экономист Диего Мойя-Окампос, работающий старшим аналитиком лондонской консалтинговой фирмы IHS Markit, считает, что живущее одним днем правительство Мадуро во многом держится на готовности Китая продолжать финансировать его политику. Он называет Китай кредитором Венесуэлы последней инстанции. В настоящий момент официальный Каракас открыт любым предложениям и не слишком сентиментален в выборе финансовых союзников. И если в благодарность за многолетнюю поддержку режима Москва рассчитывает на особые преференции со стороны должника, то, должно быть, выдает желаемое за действительное. Дело прошлое.

Евгений Карасюк 

Обозреватель Republic

https://republic.ru/posts/92541