Климатический форум ООН: основные стейкхолдеры

Климатический форум ООН: основные стейкхолдеры

Платформа XXI | Н.М. Дронин

23 сентября в Нью-Йорке открылся Всемирный климатический форум. Одной из целей климатического форума ООН стало приведение обязательств ведущих стран по сокращению выбросов парниковых газов (ПГ) в большее соответствие с декларируемой целью не допустить рост глобальной температуры выше чем на 1,5-2,0°C. Основное внимание направлено на страны, имеющие наибольшие выбросы парниковых газов (ПГ): США, Китай, Российская Федерация, Индия, а также ЕС. Ожидалось, что на Форуме о новых, более жестких обязательствах объявят ЕС, Китай и Индия. Никаких хороших новостей изначально не ожидалось от США, которые собираются окончательно выйти из Парижского соглашения через два месяца. Что касается Российской Федерации, то ее обязательства, очевидно, в ближайшей перспективе пересмотрены не будут. Накануне премьер-министр Д.А. Медведев объявил о ратификации Парижского соглашения по климату 2015 г., что случилось позже всех развитых стран и было в том числе медийным ходом. На форуме в своем выступлении 24 сентября советник и специальный представитель Президента Российской Федерации по вопросам климата Р.С.-Х. Эдельгериев назвал Россию «лидером в области климатической политики» и заверил, что все взятые обязательства будут выполнены и даже перевыполнены. Также он добавил, что этими обязательствами по сокращению выбросов вклад РФ в дело предотвращения изменения климата не ограничивается – если учесть огромные величины поглощения СО2 лесами и болотами нашей страны.


Необходимость пересмотра национальных обязательств, принятых на Парижском климатическом форуме в 2015 г., представляется экспертам очевидной. Глобальный выброс углерода увеличился в 2017 г. на 1,7% и в 2018 г. на 2,7%. Ожидается, что выбросы в 2019 г. будут еще выше. Для сравнения – в 1990-е гг., когда действовал Киотский Протокол, темпы роста выбросов ПГ в мире составляли 1%, но в 2000-е гг., во времена Китайского «чуда» (разогрева экономики), они резко выросли и достигли 3% в год. Таким образом, темпы роста выбросов приближаются к максимальным значениям, и это происходит сразу же после подписания «прорывного» Парижского соглашения.


Национальные обязательства по сокращению выбросов ПГ, принятые в рамках Парижского соглашения, являются заниженными. Согласно климатическим моделям, даже если все страны-участники климатической конвенции выполнят свои обязательства, то повышение глобальной температуры к концу столетия составит 3°C и более, а не желаемые 1,5-2,0°C. В рамках Парижского соглашения обязательства стран носили добровольный характер (в отличие от Киотского Протокола) в том смысле, что каждой стране разрешалось самой определить цели сокращения выбросов к 2030 г. Доброволен был и формат обязательств: одни страны указали в качестве целей снижение абсолютных выбросов, другие – их интенсивность, т.е. относительные выбросы на единицу ВВП. Одни страны в качестве точки отсчета взяли 1990 г. (базовый год в Киотском Протоколе), другие – 2005 г. Некоторые страны определяли цели сокращения своих выбросов не по отношению к базовому году, а к трендовому («business as usual») сценарию на 2030 г. Из-за разного формата национальных обязательств их трудно оценивать и сравнивать друг с другом.


При выделении основных стейкхолдеров глобальной климатической политики – как крупнейших стран-эмитентов СО2, так и стран, демонстрирующих заслуживающие внимания подходы в климатической политике – мы обратили внимание на подход проекта Climate Action Tracker (CAT), который поставил своей целью провести оценку обязательств каждой страны с точки зрения их соответствия кардинальной цели глобальной экологической политики. Оценка CAT основывается на расчетном значении необходимого снижения выбросов ПГ для удержания разогрева планеты в пределах 1,5-2,0°C и соответственно величины требуемого сокращения выброса углерода для каждой страны с учетом их относительного вклада в глобальные выбросы. Такой анализ обязательств позволил разделить страны на 3 категории: лидеры климатической политики, старающиеся снизить свои выбросы, и не очень старающиеся снизить выбросы.


К лидерам климатической политики относятся Марокко, Гамбия, Индия, Коста-Рика и Европейский Союз.


В 2015 г. Марокко взяло на себя обязательство снизить выбросы на 42% к 2020 г. и на 52% к 2030 г. по сравнению с трендовым сценарием. Это снижение может быть достигнуто благодаря развитию альтернативной энергетики. В настоящее время 35% электроэнергии производится на солнечных батареях. В стране создается крупнейший комплекс солнечной энергетики, занимающий площадь, равную 3.500 футбольным полям. Этот комплекс способен полностью обеспечить электроэнергией два города, равных Марракешу.


Гамбия ставит целью снижение выбросов на 44,4% к 2025 г. и 45,4% к 2030 г. относительно сценария «business as usual». Также делается ставка на развитие альтернативной энергетики. Страна реализует проект строительства крупнейшего в Западной Африке комплекса солнечной энергетики, который будет способен покрыть 20% потребностей в энергии. Кроме того, государственная климатическая политика предполагает резкое сокращение выбросов ПГ в сельском хозяйстве. Для этого производится залесение 10 тыс. га, восстановление мангровых зарослей на месте рисовых чеков и рекультивация саванн. Правительство разработало программу снабжения населения энергоэффективными печами для снижения потребления древесины в быту.


По оценке экспертов CAT, обе страны занимают лидирующее положение в рейтинге, поскольку их цели соответствуют достижению потепления не более чем на 1,5°C, если бы все остальные страны имели такие же жесткие обязательства. Идущая вслед за Гамбией и Марокко Индия взяла на себя обязательства по сокращению выбросов ПГ, которые отвечают цели не превысить роста глобальной температуры более чем на 2°C. Индия уже зарекомендовала себя как один из мировых лидеров по использованию альтернативных источников энергии. Страна инвестирует в альтернативные источники энергии больше, чем в угольную и нефтяную энергетику. Прогресс в области альтернативной энергетики такой быстрый, что цель довести ее долю до 40% к 2030 г. могла быть достигнута уже десять лет назад. Это говорит о том, что Индия могла бы взять на себя более значительные обязательства в рамках Парижского соглашения. Эксперты САТ считают, что если бы Индия также отказалась от планов строительства новых угольных ТЭС, ее обязательства соответствовали бы цели не превысить потепление выше чем на 1,5°C. 


Коста-Рика объявила в качестве цели производство 100% электроэнергии из возобновляемых источников к 2021 г. Страна очень близка к достижению этой цели, так как уже четыре года подряд 98% потребляемой электроэнергии производится на гидроэлектростанциях. Две трети ПГ выбрасывается транспортом, поэтому правительство Коста-Рики сделало своим приоритетом увеличение доли возобновляемой энергии в этом секторе, включая автомобильный и железнодорожный транспорт. Национальный План Развития Электрического Транспорта предполагал замещение 5% автобусного парка на электробусы каждые 2 года. Подобный план существует для постепенного замещения таксопарка электромобилями. В феврале 2019 г. Коста-Рика продлила мораторий на добычу и использование нефти до конца 2050 г.   


Европейский Союз являлся пионером в принятии целей снижения выбросов ПГ. В 2009 г. официальной целью ЕС было сокращение общих выбросов углерода на 20% к 2020 г. В рамках Парижского соглашения целью климатической политики ЕС стало снижение выбросов на 40% к 2030 г. Если все запланированные меры по снижению выбросов будут выполнены, то ЕС сможет перевыполнить свои обязательства. В мае 2019 г. был принят пакет мер «Чистая энергия для всех европейцев», предусматривающий производство 32% электроэнергии из возобновляемых источников к 2030 г. Для достижения цели разные страны ЕС дифференцировали свои обязательства. Например, для Мальты соответствующая цель для альтернативной энергетики определена в 10% , а для Швеции – в 49%. Эксперты САТ рассчитали, что если все меры, которые предусмотрены в законе ЕС, будут выполнены, сокращение эмиссии ПГ может составить 48% к 2030 г. А если ЕС пойдет на вывод угольных ТЭС в регионе, то сокращение может достигнуть 58% к 2030 г. Но даже это сокращение будет только соответствовать разогреву планеты не выше 2°C. ЕС является 3-им по объему выбросов ПГ в мире.


В категорию «старающихся снизить свои выбросы» попадают Норвегия, Китай и Великобритания.


До сих пор Норвегия, которая не является членом ЕС, не показывала значительного прогресса в климатической политике. Согласно трендовому сценарию Норвегия сможет уменьшить свои выбросы только на 7% к 2030 г. Такое незначительное сокращение соответствует возможному глобальному потеплению между 3 и 4°C. И, тем не менее, официальная цель Норвегии в Парижском соглашении предполагает снижение выбросов ПГ на 40% к 2030 г. Принято новое законодательство, которое нацелено на сокращение выбросов на 80-95% к 2050 г. (по сравнению с 1990 г.). Парламент страны пошел на радикальный шаг, лишив сектор традиционной энергетики субсидий на 1 трлн долл. США, переведя часть субсидий на развитие альтернативной энергетики. Норвегия также является мировым лидером по использованию электромобилей. Например, в марте этого года доля электромобилей в продажах достигла 60%. Площадь лесов в стране продолжает увеличиваться. Производство электричества от гидроэлектростанций составляет 96%, от ветровых установок – 2%.  


Китай имеет наибольший объем выбросов ПГ в мире и поэтому несет значительную ответственность за достижения целей глобальной климатической политики. Китай может выполнить свои парижские обязательства к 2030 г., но эти обязательства занижены и не смогут предотвратить потепление выше 2°C. Выбросы Китая растут с максимальной скоростью – 2,8% в 2018 г. Правительство Китая допускает такой рост выбросов до 2030 г., но обещает их последующее снижение. При этом страна предоставляет очень большие субсидии для замещения традиционных видов транспорта электрическими двигателями. Китай – мировой лидер по продажам электромобилей. В 2018 г. таких автомобилей было продано 1,1 млн шт., что больше объема продаж электромобилей во всех странах мира вместе взятых. Китай является также лидером по производству солнечных батарей, и в то же время активно инвестирует в строительство угольных ТЭС не только на своей территории, но и в других странах мира.


Великобритания представляет другой сюжет. С одной стороны, страна смогла снизить выбросы ПГ на 44% между 1990 и 2018 г. при росте экономики на 75%. В июне 2019 г. правительство страны объявило в стране «климатическую чрезвычайною ситуацию» и приняло ряд законов, направленных на достижение нулевого баланса выбросов ПГ к 2050 г. Однако этот курс прежнего правительства в настоящее время «корректируется» кабинетом Б. Джонсона. Комитет по Изменению Климата высказывается за пересмотр долговременных обязательств в области климатической политики в связи с политической неопределенностью. Если Великобритания выйдет из ЕС по «жесткому варианту» (без подписанного дополнительного соглашения), она лишится, например, доступа к Европейскому карбоновому рынку, который позволяет добиться снижения выброса ПГ с меньшими затратами.


В категорию стран, «не очень старающихся снизить выбросы», попадают РФ, Саудовская Аравия, Турция и Украина.


Российская Федерация находится на четвертой позиции по объему выбросов ПГ после Китая, США и ЕС. Правительство Российской Федерации очень долго откладывало ратификацию Парижского соглашения, но большинство экспертов предсказывали, что ратификация случится накануне Форума ООН, что и произошло. РФ не составит никаких усилий выполнить свои парижские обязательства, потому что они представляют собой трендовый сценарий развития российской экономики. Принятые цели позволяют стране увеличить свои выбросы от 5 до 24% к 2020 г. и на 15-22% к 2030 г. по сравнению с уровнем 2016 г. Эти цели не требуют разработки и внедрения низкоуглеродной экономической стратегии, в том числе в области альтернативной энергетики. Еще одна проблема, отмеченная экспертами САТ, – недостаточность и недостоверность внутренней статистики по выбросам ПГ в РФ, что не позволяет оценить прогресс в данной области. Подробный анализ первого климатического проекта «О государственном регулировании выбросов парниковых газов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» содержится в нашей недавней публикации.


В последние годы Саудовская Аравия показывает признаки ослабления своей климатической политики. Принятая правительством страны в 2016 г. программа под названием «Видение 2030 г.» оказалась менее амбициозной, чем предыдущая стратегия 2013 г. по диверсификации энергетического сектора страны. «Видение 2030 г.», действительно, предполагает постепенное снижение государственных субсидий нефтяной промышленности, но уже в декабре 2017 г. правительство высказалось за то, чтобы снижение не замедляло экономический рост. Правительство также оговаривает право на пересмотр (и так слабых) парижских обязательств, если они будут негативно влиять на развитие экономики и доходы населения от экспорта углеводородов. В марте 2018 г. правительство подписало меморандум с SoftBank Group о строительстве крупнейшей в мире солнечной электростанции мощностью 200 ГВт, но в 2019 г. проект был закрыт. Согласно оценкам экспертов САТ, выбросы ПГ Саудовской Аравии могут вырасти к 2030 г. на 80% по сравнению с 2015 г.


Турция – единственная страна из Большой Двадцатки (G20), которая не ратифицировала Парижское соглашение. Несмотря на то, что правительство Турции приняло решение инвестировать 11 млрд долл. США в повышение энергоэффективности экономики, национальным приоритетом является самообеспеченность страны в производстве энергии, что потребует масштабного строительства угольных ТЭС. Планируется ввод в строй 80 крупных ТЭС, которые будут вырабатывать энергию в таких же объемах, как весь энергетический сектор Великобритании. В настоящее время идет расширение действующей угольной тепловой станции Afşin-Elbistan, которая станет крупнейшей в мире ТЭС. САТ оценивает парижские обязательства Турции как «критически недостаточные». Если бы и другие страны придерживались планов Турции, то рост глобальной температуры составил бы от 3 до 4 градусов.


По мнению экспертов САТ, Украина движется в неправильном направлении в своей климатической политике. Статистические данные 2016 г. показывают, что выбросы ПГ от сжигания ископаемого топлива, промышленности, транспорта и сельского хозяйства находятся на уровне 36% от показателей 1990 г. Согласно парижским обязательствам к 2030 г. страна должна иметь объём выбросов на уровне 60% от показателей 1990 г., а к 2050 г. – не выше 50% от уровня 1990 г. САТ отмечает, что такие цели будут означать значительное увеличение эмиссии ПГ в стране к 2030 г. (на 24%) и 2050 г. (на 14%). При этом в 2018 г. правительство Украины приняло Стратегию Низкоуглеродного Развития до 2050 г., которая, по официальному заявлению, «предусматривает уменьшение объема выбросов парниковых газов, отказ от ископаемого топлива и старт инвестирования в возобновляемые источники энергии». На самом же деле, достижение парижских целей не требует значительных усилий, если принять во внимание трендовое развитие экономики Украины.