Клан, опутавший здравоохранение Удмуртии. Часть 2.

Клан, опутавший здравоохранение Удмуртии. Часть 2.

Очки Бречалова

Сразу же оговоримся процессы, о окторых мы Вам расскажем сегодня и в дальнейшем шли параллельно, но не все, одни участники действовали в схемах в одно время, другие в другое.

Учитывая объемы средств, которые требовалось вывести из государственной системы здравоохранения (речь шла о сотнях миллионов и более рублей ежегодно)  перед Шадриным встал целый ряд амбициозных задач:

1. Как обеспечить главным врачам возможность обналичивать необходимые суммы.

2. Как обеспечить безопасность участников схем от правоохранителей.

3. Как обеспечить принятие решений о выделении денег и их контроле со стороны Минздрава и Правительства, чтобы никто не задавал лишних вопросов.

Тут на сцене появляется его старый друг - Терешин Виталий Борисович, на тот момент директор филиала крупной фармацевтической компании в Удмуртии, который и начал выступать посредником на аукционах по поставке медицинского оборудования, ремонтах больниц, а так же золотой жиле последующей обналички - поставке лекарств.

Начав с поставки оборудования и ремонта больниц (нацпроекты «Здоровье» и «Модернизация» пришлись очень кстати) наш герой и его клан столкнулись интересами с другим могущественным игроком на рынке того времени - Президентом Удмуртии Александром Волковым, который делиться этими деньгами с непонятными и наглыми товарищами не захотел, т.к. их схема работы была слишком примитивная - в подрядчики привлекались подконтрольные Шадринскому клану фирмы-однодневки, их авансировали на 100%, после чего они банкротились. Этот конфликт вылился в целую серию уголовных дел и скандалов с последующими отставками целого ряда чиновников Минздрава вплоть до заместителей Владимира Музлова, который возглавлял Минздрав в то время. Однако ни одно уголовное дело, ведомое МВД и СК, ничем не окончилось в связи с тем, что якобы не смогли установить владельцев этих фирм. Недостроенный корпус туберкулезной больницы и многие другие недострои до сих пор стоят как памятник неуёмной жадности господина Шадрина и его клана. О потерях бюджета на этих аферах никто доподлинно не знает, но на одну только постройку корпуса туберкулезной больницы (так в итоге не достроенного)  было выделено несколько миллиардов рублей, растворившихся в карманах Шадринского клана.

Потеряв, в результате конфликта с Волковым, целый ряд своих людей в Минздраве, Шадрин вынужденно отступает на фронте строек и оборудования, но продолжает укреплять свои аппаратные позиции - заводит в Минздрав УР из 1й РКБ своего человека – Татьяну Дёмину, чтобы обеспечить контроль над самыми денежными больницами и распределением квот на комиссии по разработке террпрограммы со стороны Минздрава Удмуртии. Также в комиссию входит Ольга Попова, для лояльности которой (чтобы когда нужно поддакивала, но денег не трогала) часть её родственников были назначены главными врачами тех или иных небольших больниц. В Правительстве Удмуртии наводятся контакты с Натальей Хариной (которая заодно являлась председателем этой самой комиссии по распределению объемов), а так же сыном Хариной, который в то время успешно трудился в ОБЭПе. В дальнейшем Харину сменит Чунаева. Брат Шадрина (который муж Надежды Михайловой) становится главным врачом 5ГКБ, а потом возглавляет ижевский ФОМС, передав пост главврача по наследству сыну Шадрина. В минздрав из муниципалитета попадает и давний собутыльник-соратник Шадрина, а ныне первый заместитель министра здравоохранения, Андрей Воздвиженский. Кроме этих известных всем фамилий в аппарат Правительства и Минздрава заводятся десятки людей, которые потом будут преданно служить своему благодетелю, а многие там сидят и до сих пор.

Для контроля и сплочения главных врачей Шадриным с Терёшиным была подмята под себя ОО "Ассоциация Главных Врачей УР", которую возглавил Савельев Валерий Семёнович (главный врач Завьяловской ЦРБ). Зарегистрировали ассоциацию по одному адресу с конторами Терёшина – в деревне Березка Завьяловского района. Именно там до настоящего времени собирается компания с целью выработки стратегий, нахождения решения общих вопросов (в общем - пьянок), этакий «генеральский клуб» только для врачей - понт о всесильности и вседозволенности причастных. Собственно на этом фоне совместных пьянок, охот и прочей "развлекухи" с генеральским клубом и возникли тесные деловые отношения Шадрина с Григорием Желудовым (на тот момент Глава ФСИНа Удмуртии) и Владимиром Никешкиным (руководитель СК по Удмуртии), которые в дальнейшем и выступали кураторами здравоохранения. Никешкин гасил любые уголовные дела и жалобы на клановцев, а Желудов осуществлял поддержку со стороны первых лиц и именно благодаря его заслугам никто не трогал клан во времена правления Соловьева, являвшегося его ближайшим другом, не смотря на все требования федеральных Минздрава и Росздравнадзора.

В следующей части расскажем о роли в схеме вывода средств сына Хариной, работавшего в ОБЭПе, почему вице-премьера Кузнецова, который выносил "черный нал" никто не хотел брать с поличным, а также о том, почему в медучреждениях очень любят оказывать платные услуги, при этом очень неохотно ставят терминалы для обслуживания безналичных операций. Также читайте первую часть про клан Шадрина.

Клан, опутавший здравоохранение Удмуртии. Часть 1.

Клан, опутавший здравоохранение Удмуртии. Часть 3.

Клан опутавший здравоохранение Удмуртии. Часть 4.