Карма Людовика XIV

Карма Людовика XIV

https://t.me/CultureHistoryArt

Людовик XIV властный и самолюбивый король установил во Франции такую строгую и авторитарную монархию с абсолютностью которой могли поспорить разве что восточные султанаты. Все и вся при дворе этого монарха подчинялись строгому этикету, направленному на поддержание строгой иерархии, призванной продемонстрировать неоспоримое превосходство короля Солнце над всеми остальными.

Жан Нокре "Аллегорический портрет семьи Людовика XIV", потолочная роспись, Версальский дворец

Среди множества особенностей не простого характера Людовика была неприязнь ко всевозможным проявлениям физической слабости и неспособности управлять собственным телом. Вид больных людей выводил короля из себя, беременные женщины были ему противны, а о том, чтобы заикнуться в его присутствии о таких насущных потребностях как голод или желание справить естественную нужду и речи быть не могло.

Ради справедливости, нужно отметить, что сам король безукоризненно контролировал свой организм, что делает его претензии к окружающим, в некоторой степени, оправданными.

Мемуары придворных тех лет пестрят забавными случаями, связанными с невозможностью «ненадолго отлучиться» находясь в поле зрения короля. Одна придворная дама в своих воспоминаниях пишет о том, как честь разделить с королем карету чуть не закончилась катастрофой. Пустившись в путь дама вскоре поняла, что не плохо было бы сделать остановку. Но об этом и думать было нельзя, так как неминуемая опала грозила каждому осмелившемуся обратиться к королю с подобной просьбой. Разгневать короля, что может быть хуже? Любой придворный предпочтет опале смерть, поэтому дама запаслась терпением, покрепче стиснула ноги и продолжила путь ни разу не обмолвившись о своей маленькой проблеме. Она пишет, что несколько раз чуть не теряла сознание, а когда ей казалось, что хуже уже не будет ей предложили бокал холодного шампанского, которое она была вынуждена пригубить. После шестичасового путешествия они наконец-то прибыли на место, и тут нашей несчастной повезло, так как внимание короля заняли другие спутники, благодаря чему ей удалось ретироваться избежав конфуза.

Одно из многочисленных правил придворного этикета категорически возбраняло сидеть в присутствии короля. Исключение делалось лишь для дам и то не для всех, при этом садясь они должны были внимательно следить за тем, чтобы выбрать правильный предмет мебели, так как многочисленные стулья, табуреты и кресла полагалось занимать согласно титулам и званиям. Занять место неподобающее рангу было проявлением ужасного невежества.

Анри Тестелен "Кольбер представляет членов Королевской академии наук Людовику XIV", 1667 г., национальный музей Версаля

Тут-то Людовика XIV и настигает карма. Сделав возможность сидеть привилегией для остальных, сам он испытывает острую боль каждый раз соприкасаясь даже с самыми мягкими кресельными подушками. Свищ прямой кишки, вот диагноз, который поставили королю и безуспешно пытались вылечить долгое время, пока Людовик сам не попросил своего цирюльника (раньше цирюльники производили хирургические операции) избавить его от этой проблемы раз и навсегда. Феликс де Тасси был в ужасе от того, что именно ему выпала честь оперировать короля. В те времена, когда анестетиков не существовало, а врачи не обладали ни нужными инструментами, ни достаточными знаниями, операции крайне нечасто заканчивались успешно.

Врач попросил время на подготовку, которое не тратил зря, придумав нужные инструменты и проведя сотни операций, набивая руку на несчастных, имеющих сходное с королем заболевание. В конце концов де Тасси объявил, что готов прооперировать короля. Людовик мужественно перенес операцию, подбадривая своего медика, дабы тот не акцентировал внимание на том, что режет королевскую плоть и проводил операцию так как делал бы это будь его пациентом самый простой крестьянин. Операция прошла успешно, но говорят, что Феликс де Тасси так и не отошел от пережитого стресса. С тех пор, занимая должность главного королевского хирурга, он больше не провел ни одной операции, так как его руки тряслись всякий раз, когда он брался за скальпель.

Все хорошо, что хорошо кончается. Операция прошла, когда королю было 48 лет, а прожил он до 77, продолжая третировать придворных этикетом, который с годами становился только строже.