Как (и зачем) SpaceX колонизирует Марс.Будущее

Как (и зачем) SpaceX колонизирует Марс.Будущее

https://t.me/mycosmos

Фаза 3: Колонизация Марса 

Главный персонаж: Марсианский колониальный перевозчик (МКП) 

Задача: Поселить 1000000 человек на Марсе

Сегодня никто не обсуждает Марс, и очень мало людей думают о планете как о чём–то, что имеет отношение к нашему будущему. Но если я не упускаю что–то важное и если за следующие 10–20 лет не произойдёт что–то непредвиденное, люди начнут летать на Марс. Вы сможете за свою жизнь успеть слетать на Марс. За горизонтом нас ждут безумные вещи. 

Это одна из тех тем, которые сложно принять, потому что когда вы о ней думаете, ваш разум оттягивает вас назад. Узнав, чем занимаются в SpaceX и почему они этим занимаются, вы можете переместиться из места, где мысль о переселении на Марс кажется абсолютно смехотворной, до места, где вы можете согласиться с тем, что это важно сделать, и, что, вполне возможно, это произойдёт. Но это совсем не одно и то же, что и поверить. Даже если вы соглашаетесь со всем здесь сказанным, пока читаете этот пост, если бы вам пришлось быстро поспорить на 1000 долларов о том, начнут ли люди переезжать на Марс через 20 лет, скорее всего, вы бы сделали ставку на то, что не начнут, потому что глубоко внутри вы не согласны с этим. И в этом нет ничего плохого — ваш мозг оценивает всё, опираясь на опыт, а ваш опыт говорит вам, что переселение на Марс — это что–то, чего люди не делают. 


Но я уверен, что за следующую пару десятилетий вас и ваш мозг ожидает несколько больших сюрпризов, чему есть множество причин, и если вы желаете принять эту вероятность, попытайтесь осознать тот факт, что события в главе под названием «Фаза 3: Колонизация Марса» могут на самом деле разворачиваться в реальности. 


С этого момента всё в посте опирается на догадки Маска и других специалистов в этой области. Здесь собраны лучшие прогнозы того, как это будет происходить: 

Прежде чем SpaceX начнёт задействовать людей, компания проведёт предварительную фазу и отправит на Марс беспилотный космический аппарат. Первый шаг, как мне сказал Маск, — «отправить автоматизированный аппарат на Марс и доставить его обратно, просто чтобы убедиться, что можно отправить что–то туда и вернуть обратно», — и это должно случиться до 2020 года. Потом компания осуществит кучу полётов по доставке грузов с оборудованием, отсеками для обитания и запасами снабжения, так что когда первые люди начнут туда прибывать, у них уже будет возможность там не умереть, им понадобится доступ к воде, жильё, оборудование для преобразования химических элементов в кислород, удобрения для выращивания культур и прочее. (Кажется, наступил подходящий момент, чтобы упомянуть книгу «Марсианин», которую я слушал в аудиоформате каждый день, пока принимал душ. Для правильного читателя, типа меня, это безумно интересная и крепкая книга, и теперь душ стал для меня очень волнительным местом, у меня, как у собаки Павлова выработался рефлекс: когда я захожу в душ, я становлюсь очень воодушевлённым (прим пер.: простите за каламбур). В общем, если вам нравится этот пост, то я советую прочесть книгу, по которой сняли фильм, который вот–вот выйдет). 


После чего произойдёт нечто грандиозное. Кто–то, возможно, SpaceX, возможно, через десять лет, отправит первый экипаж на Марс. Те, кому не за 50 и кто сожалеет о том, что ещё не родился или был в несознательном возрасте в 1969 году и не застал общее воодушевление по поводу высадки на Луне — ваш день наконец–то придёт. Где–то на Земле сейчас живёт будущий Нил Армстронг Марса. Никто на Земле ещё их не знает, да и они сами не знают кто они, но скоро все на планете будут знать их имена. 


Это будет очень большим событием. 

Вдобавок к тому, что это будет первым случаем в истории, когда нога человека ступит на другую планету, это будет ещё и самой далёкой от Земли точкой, где бывал человек. 


МКС находится в 402 км от поверхности Земли, Луна где–то в 1000 раз дальше, чем МКС (384000 км). С Марсом всё сложнее. Представьте, что Марс и Земля — это два человека, которые бегут вокруг трека. Марсу, который бежит по внешней дорожке, приходится бежать почти в два раза больше, чем Земле, которая бежит во внутренней дорожке. Планеты обычно находятся на двух противоположных сторонах трека, невероятно далеко друг от друга. Каждые 26 месяцев Земля обгоняет Марс на круг, и они сравниваются — в этот момент нам и нужно осуществить рейс Земля–Марс. 


В зависимости от того, на каком участке своей орбиты находятся планеты, когда пролетают мимо друг друга, расстояние между ними может составлять от 55 до 100 миллионов километров. 


Даже при наилучшем раскладе Марс находится далеко от нас (здесь можно ощутить, насколько далеко). Для сравнения давайте вернемся к нашей Земле диаметром в один метр. Так, если диаметр Земли был бы один метр, МКС находилась бы в двух с половиной сантиметрах от неё, а Луна где–то в тридцати метрах от неё. Марс, в зависимости от года, находился бы в 4 или 8 км от Земли. Это вам не то же самое, что на Луну слетать. Если добраться до Луны — это как переплыть самую узкую часть Ла–Манша, то совершить полёт до Марса — это как пересечь Атлантический океан, а полёт до МКС — это всё равно, что отплыть от пляжа на тридцать пять метров. 


На это можно взглянуть немного иначе с помощью световой секунды:

Марс при самом близком расположении находится чуть больше чем в трёх световых минутах от нас. 


. Но когда это снова произойдет летом 2018, не удивляйтесь, что аппарат с логотипом SpaceX приземлится на поверхности Марса. Маск сделал грубое предположение, что марсианский Нил Армстронг ступит на поверхность красной планеты в 2025 или 2027 году (у меня был жаркий спор с кем–то по поводу этого срока, и я поставил достаточно много денег, что человек ступит на Марс до 1 января 2031 года). 


Но как и маленький шаг Нила Армстронга, это станет большим достижением для человечества, но не будет гигантским скачком. Гигантский скачок последует дальше. 


Итак, упавшая цена за билет и первый экипаж на Марсе распахнут двери для колонизации. Важный вопрос здесь — кто захочет первым заплатить сотни тысяч долларов за то, чтобы отправиться в, вероятно, очень опасное трёхмесячное путешествие в место, которое холоднее Антарктиды, где нельзя дышать или позволять солнечным лучам попадать на кожу? 


Что мы всё ещё не обсудили, так это жёлтый кружок:


Мы так долго разбирались с тем, как снизить цену до доступного диапазона, что, кажется, забыли спросить, с чего Маск вообще взял, что кто–то захочет полететь на Марс? 


Маск в курсе этой проблемы и много размышляет о жёлтом кружочке. В его письме, которое я привёл в предыдущей части поста: «На круизном лайнере находиться приятнее, чем в автобусе, так что я подозреваю, что число в 100 человек за полёт со временем увеличится, возможно, до нескольких сотен», — он так размышляет о жёлтом кружке. Когда он говорит о важности того, что нужно сделать доступным билет обратно на Землю и бесплатным для каждого жителя Марса, он думает о жёлтом кружке. Компания думает о жёлтом кружке, когда делает вот такие плакаты:

Вот упрощённый взгляд на план заселить миллион людей на Марсе: на Земле скоро будет восемь миллиардов людей. Допустим, что к концу двадцать первого века на Земле будет жить двадцать миллиардов людей. Для того, чтобы за это время отправить миллион человек на Марс, нужно, чтобы один из каждых 20 000 человек попадал в середину диаграммы. Учитывая, что желающие попасть на Марс будут рассредоточены по всему социоэкономическому спектру, мы выводим простую формулу:


Когда полёт на Марс впервые станет доступным, цена ещё не упадёт до 500 000 за место, и все ещё будут слишком напуганы идеей продать всё и свалить на другую планету, поэтому обе доли будут очень маленькими. 


Не переживайте, нам не понадобится миллион человек в зелёной зоне, чтобы дело двинулось. У США с численностью населения проблем сейчас нет, хотя году в 1605 диаграмма Венна «колонизация Нового Света» была крошечной. Люди, которые заселились в Джеймстауне и Плимуте должны были быть очень дерзкими, чтобы туда приехать, такими же будут и первые поселенцы на Марсе. 

Никто точно не знает как их туда отправят, но, скорее всего, это произойдёт следующим образом: МКП будет состоять из двух частей — гигантской мощной первой ступени, которая ко всему прочему будет и космическим аппаратом. Первая ступень будет доставлять космический аппарат на земную орбиту и возвращаться обратно (приземляясь посредством корректирующих двигателей), здесь её заново заправят, и она пройдёт техобслуживание, после чего полетит обратно, уже с другим космическим аппаратом. Так будет происходить в течение нескольких недель, до того момента пока Марс и Земля не сравняются на своих орбитах. После этого SpaceX отправит на орбиту танкер, или что–то вроде танкера, чтобы заправить аппараты на орбите (которые функционируют также как и вторая ступень, так что они израсходуют достаточно топлива на своё пути до орбиты). 


К моменту, когда планеты будут на нужных местах, на земной орбите будет находится группа МКП космических аппаратов, которые Маск называет «колониальным флотом». Флот будет заправлен и готов отчаливать, и в самый подходящий момент полетит на Марс. 


Через три или шесть месяцев аппарат долетит до Марса, спустится сквозь атмосферу и приземлится с помощью реактивного двигателя. Люди выйдут из корабля и, возможно, их будут торжественно встречать местные жители, после чего они будут разгружать вещи следующие несколько недель. 


Спустя где–то два года, когда планеты вновь сравняются, с Земли запустят следующий колониальный флот, а аппараты, которые прилетели на Марс с Земли два года назад, направятся обратно на Землю, забирая с собой с Марса любого, кому там надоело. 


Через три или шесть месяцев аппарат вернётся на Землю, где осуществит реактивную посадку, и отправится на техобслуживание, чтобы его подготовили к следующему запуску на Марс через два года. 


И так по кругу. 


У первых переселенцев будет сложная задача, как и всем первым переселенцам, им придётся построить для себя пригодные для жизни условия и начать строить первый марсианский город. По этой причине Маск считает, что на каждый космический аппарат с людьми будет приходится десять аппаратов с оборудованием. Я спросил Элона об этом грузе и кто за него будет платить, на что он ответил: «10 грузовых перевозок на одного человека это догадка с потолка, каких будет ещё не мало за это время, часть груза будет оплачена самими колонистами, некоторые будут передачками с Земли, так как различные группы добровольцев будут поддерживать их поселение. Позже все эти затраты будут покрываться марсианским экспортом вещей, которые имеют очень высокую стоимость за килограмм веса, например процессоры или медикаменты из редких составляющих»


Вещи, которые изначально им будут необходимы: 


Энергия. Возможно, ядерная, но Маск считает, что она преимущественно будет солнечной. На ранних этапах солнечные панели нужно будет привезти с Земли, и у Маска есть идея сделать их гибкими и надувными, чтобы их можно было там разворачивать (как один из таких праздничных свистков). 

Кислород. Им будет необходим завод по производству кислорода. На марсе куча сырья, включая атмосферный углекислый газ и подземную воду, так что производство кислорода проблем не составит. 


Вода. Куча льда на полюсах, и, возможно, вода на других широтах, а также лёд под землёй, я уверен, что это будет тот ещё головняк, но соорудить водопроводную систему, которая бы доставляла жидкую воду в поселение, возможно. 


Еда. Фермеры и ботаники будут востребованы, а также удобрения и герметичные теплицы. 


Внутреннее пространство. Вы не можете ходить по Марсу без скафандра, в противном случае недостаток давления воздуха вскипятит вашу кровь, температура вас заморозит до смерти, а солнечная радиация без сопротивления атмосферы и магнитного поля снимет с вас кожу как серийный маньяк. Я люблю и на Земле дома посидеть, но на Марсе вся жизнь будет происходить только внутри. По крайней мере, первые пару десятилетий марсианские города будут покрыты большими куполами. Первые поселенцы будут жить в небольших хабах, и в это время они будут строить большие крытые комплексы. Другие помещения, которые понадобятся, будут предназначены для хранения, строительства, образования, медицины и других вещей, которые нужны людям. 


Ракетное топливо. Итак, космический аппарат может вернуться на Землю. МКП будет работать на метане (по многим причинам, которые я не хочу объяснять, а вы не хотите слышать). Метан — это просто CH4, поэтому опять же с марсианскими CO2 и H2O это вполне реально. Топливо понадобится и для различных транспортных средств на Марсе, марсоходов. 


Интернет. Об этом позаботятся спутники (возможно, спутники от SpaceX, к производству которых компания приступает). Интернет будет очень быстрым. 

Другое необходимое оборудование. Для коммуникаций, медицинской помощи, строительства и т.д. и т.п. 


Это предельно сокращённый список вещей, необходимых для первоначального выживания. Но со временем переселяться будет больше людей, город начнёт развиваться, и поселенцы смогут сооружать объекты, которые обеспечат их приличным уровнем жизни: рестораны, бары, кинотеатры, спорткомплексы и пр. 


И тогда начнёт кое–что происходить. 


Самая сложная часть будет позади, и появится больше желающих полететь. 

Людей, которые вернутся на Землю, будут почитать за их храбрость, некоторые люди на Марсе напишут бестселлеры о своих приключениях, а некоторые снимут небольшую телевизионную программу о жизни первых поселенцев и станут широко известными на Земле, и ещё больше людей захотят туда полететь. 


Люди на Земле увидят завораживающие фотографии людей, прогуливающихся по горе Олимп и по Валлес Маринара, горе и каньону, которые большие любых на Земле — и ещё больше людей захотят полететь. 


Люди будут слышать о возможности спрыгнуть с семиметрового утёса без вреда и будут смотреть вирусные ролики на Ютубе об экстремальных видах спорта, которые возможны только при 38% гравитации, как на Марсе — и туда захотят полететь ещё больше людей. 


И если вам любопытно, будет ли это лёгкой прогулкой, Маск объясняет: «Нет, это не будет лёгкой прогулкой. Вам нужно будет откладывать деньги, распродавать все свои вещи, как это делали первые переселенцы в американских колониях». Но он также указывает на волнение и чувство новизны, которое испытывают люди при освоении новых земель — ощущения, которые перестали быть доступными на Земле ещё несколько столетий тому назад. «Для всех, кто хочет создать что–то новое, будет множество возможностей: от первой пиццерии и первого завода по переработке железной руды до первого чего угодно. Это будет очень интересно людям, которые хотят принять участие в создании цивилизации», пока мы обсуждали это, я спросил каким Маск видит первое государство на Марсе — «Создание марсианского государства будет похоже на создание США, это хороший шанс начать всё с чистого листа и задастся вопросом «Каким должно быть государство? Я думаю, люди предпочтут прямую демократию, нежели представительную. В былые времена требовалось три месяца на проведение выборов, так как не было почтового сообщения, почта еле работала и доставка писем занимала недели, куча людей не могли ни писать, ни читать. Всё было очень неупорядоченным, поэтому им пришлось остановится на представительской демократии. На Марсе может быть мгновенная система голосования по всем вопросам, поэтому ей будут сложнее стать предметом коррупции, законы могли бы быть намного проще, можно было бы ограничить количество слов в их формулировках»


Пока увеличивается привлекательность планеты, увеличивается и жёлтый круг, SpaceX продолжит совершать инновации, и каждые 26 месяцев цена за перелёт будет уменьшаться, и голубой кружок начнёт тоже расти. 


Когда SpaceX покажет всем, что отправка людей на Марс открывает новые возможности для бизнеса, другие организации захотят с ними конкурировать. Маск не считает, что какие–то организации предпринимают серьёзные шаги для решения этого вопроса сейчас (он не воспринимает Mars One всерьёз), но если другие, неважно частные компании или большие космические агентства как ЕКА или Китайское Космическое Агентство, присоединятся к попытке по своим меркантильным причинам, это поспособствует общему благу. 


Всё это суммируется с тем, что как только первый экипаж высадится на Марсе, скорее всего, при каждой последующей синхронизации Земли с Марсом число людей, желающих переехать, будет увеличиваться экспоненциально. К 2040, по мнению Маска, на Марсе будет процветающий город. 


И однажды, когда это произойдет, на Марс прилетит флот, и население планеты перевалит за миллион. 


Так мы достигнем пункт Б. 

Маска, возможно, уже не будет в живых, чтобы увидеть, как мы доберемся до пункта Б. Он считает, что всё это займет 40 или 50 лет миграций, что если всё начнётся в середине 20–х, то это будет 2070–е, когда Маску будет 99 лет. Но, возможно, ему доведётся побывать в высокоразвитом Марсианском городе. Он говорит, что хотел бы съездить, вернуться на Землю, после чего отправиться на Марс на пенсию и остаться там, но только при одном условии — «Я полечу, только если буду знать, что в SpaceX справятся без меня, и моё дело продолжат».


Помимо любых конкретных задач по заселению Марса Маск хочет умереть, зная, что мы достигнем «порог, при котором колония сможет выжить, если корабли с Земли перестанут прибывать». Это, по его словам, «важно для нашей цивилизации, чтобы не присоединиться к потенциально большому числу цивилизаций, проживавших на одной планете». Где начинается этот порог, никто не знает, миллион человек — это лишь грубая прикидка. 


Если мы действительно достигнем этой отметки, только тогда мы совершим тот гигантский скачок, о котором говорил Нил Армстронг. Будущее человечества будет в безопасности, и оно с большей вероятностью продолжит ещё долго существовать. Жесткий диск будет скопирован, и где–то там, далеко, Квинги швырнёт салфетку на стол с отвращением. 


Пришло время вспомнить Барни Фрэнка. Когда вы понимаете причины, по которым SpaceX хочет отправить людей на Марс, не кажутся ли вам политики вроде Барни Фрэнка немного недальновидными? 


Когда я слышу, как в правительстве говорят: «Давайте не будем переживать о Марсе сейчас, когда у нас хватает проблем и здесь, на Земле», — мне это напоминает людей, которые говорят: «Я позабочусь о здоровье позже, когда у меня будет меньше счетов, которые нужно оплатить». На Земле всегда будут важные проблемы, но если мы позволим чему–то, что нуждается здесь в срочном решении, мешать нам разбираться с тем, что важно для общей картины, ты мы подвергаем себя большому экзистенциальному риску.