Как (и зачем) SpaceX колонизирует Марс. Глава 5: Будущее. Часть 2.

Как (и зачем) SpaceX колонизирует Марс. Глава 5: Будущее. Часть 2.

https://t.me/mycosmos

Ссылка на 1-ю часть. : https://t.me/mycosmos/517

Другие причины, чтобы полететь на Марс

Есть две основные причины, по которым Маск хочет, чтобы мы полетели на Марс. И резервная копия жёсткого диска — лишь одна из них. 


В этой статье мы по большой части говорили о первой, очень долгосрочной причине, которую Маск называет «защитной причиной» — и для того, чтобы понять почему это важно, нам пришлось очень сильно увеличить масштаб. Но, когда Маск говорит о второй причине колонизировать Марс и о том, как он верит, что это будет «величайшим приключением в истории» — Маск приближает всё очень сильно. Вторая причина не имеет отношения к далёкому будущему или судьбе видов, она имеет отношение только к тем, кто жив сейчас, к тому, как нас всех захлестнёт интерес, даже если у нас не будет желания полететь на Марс самим, и как это может изменить наше отношение к миру и своим жизням. 


Чтобы сделать ударение, Маск упоминает миссию Аполлон: «Жизнь должна быть чем–то большим, чем преодолением проблем. Должны быть вещи, которые вас вдохновляют. Программа Аполлон отличный тому пример. Всего несколько человек побывали на Луне, и, тем не менее, мы все побывали на Луне. Мы отправились туда с ними опосредованно. Мы разделили с ними их приключение. Я не думаю, что хоть кто–то считает, что то была плохая идея, что она не была потрясающей. Нам нужно больше такого, по крайней мере, мы нуждаемся в чём–то подобном»


До этого я сравнил людей, которые не видят смысла в покорении Марса, с людьми, которые не заботятся о своём здоровье, потому что они полностью поглощены уплатой счетов. Здесь Маск, кажется, сравнивает того же самого политика с человеком, который откладывает несрочные вещи как семья, отдых, ради того, чтобы сводить концы с концами, которые в повседневной жизни кажутся важнее, но на смертном одре кажутся лишенными смысла. 


Когда–то космос всех вдохновлял, вот почему столько детей в 70–х хотели стать астронавтами. Но я вырос в 80–е и 90–е, когда внимание людей вновь сконцентрировалось на земных делах, а космос снова ушёл на второй план, и никто из всех кого я знал не стремился стать астронавтом. Как пишет Эшли Вэнс: «Кажется непостижимым то, что космическая промышленность сделала космос таким скучным». 


Я всегда завидовал тем, кто застал всеобщее воодушевление по поводу высадки на Луне в конце 60–х. Когда я думал об «Истории людей и космоса», я думал, что 60–е были удачным десятилетием со случайным скачком на, в остальном, равномерной траектории:


Но теперь высадка на Луне мне кажется событием, предвещавшим что–то намного более грандиозное. Не давая себе в этом отчёт, мы, возможно, стоим на краю одного из великих скачков в истории видов, и высадка на Луне, возможно, покажется началом схваток при рождении новой земной эры. И, возможно, мы застанем начало этой эры.

Конечно, это оптимистичный прогноз, что вы и ожидали увидеть в посте о SpaceX, где всем заправляет Элон Маск. Но есть множество менее привлекательных образов того, как могла бы обернутся вся эта история. Возможно, стоимость полёта на Марс в 500000 окажется недостижимой. Возможно, Маск неправ, и его предположение, о том что будет куча желающих, если он предоставит возможность, окажется неверным. Возможно, жизнь на Марсе окажется сущим адом, безудержным кошмаром, который порождает безумие. Никто точно знать не может. 


В этом суть всех рассказов, ты не знаешь что произойдёт на страницах, которые ты ещё не прочёл. 


Но нутро мне подсказывает, что мы намного ближе к началу «Истории людей и космоса», чем к середине или концу. Кажется, что мы только в конце первой главы «Заточённые на Земле» — возможно, на самой последней её странице. И пока история разворачивается дальше, она, возможно, будет происходить на сцене намного шире, чем Земля, так что «История людей и космоса» станет абсолютно неотличимой от Истории людей. 


И предсказать, что произойдёт в этих главах, ничем для нас не легче, чем месопотамскому крестьянину в 2500 г до н.э. представить современный мир, но SpaceX, самая целеустремлённая компания в мире, и она работает над написанием первых страниц второй главы, направляя историю в благоприятном направлении (При условии, что вы считаете, что идея о долгоживущем человеческом виде — обнадёживающая. Да, я действительно оставлю один из важнейших вопрос философии в скобках, просто потому что это огромный отдельный вопрос. Но, да, весь этот пост опирается на предпосылку, что дальнейшая жизнь человеческого вида — благая и важная вещь. Есть некоторая принципиальная польза в мысли о том, что миллиарды людей, которые ещё не родились, придут в этот мир. Вселенная с жизнью в ней, предпочтительнее, чем вселенная без неё. Трудный вопрос для отдельного поста. Для этой статьи я пишу как человек, а не философ. И для человека мысль о том, что исчезновение такого уровня сознания, как у людей, меня печалит. Эволюции потребовалось 3,8 млрд лет, чтобы достичь такого сложного уровня, и смерть таких вещей как музыка, смех, любовь и дружба моему предвзятому мозгу кажется ужасной, поэтому я придерживаюсь такой предпосылки). В завершение этого поста давайте пофантазируем, каково бы это было, если у них всё получится. 


Будущее SpaceX


Размышления о будущем SpaceX начинаются с вопроса — Если мы заселим миллион человек на Марсе…что произойдёт дальше? Вот некоторые варианты развития событий: 


Сине–зелёный Марс 


Рыбам нужно море, чтобы жить. Все их жизненные планы строятся на том, что они живут в море. И если оттуда рыбу достать, она умрёт за несколько минут в мучениях. 


Земная атмосфера это море, только для людей. Каждая клетка нашего тела устроена так, чтобы функционировать в условиях, которые существуют на поверхности Земли. И мы на поверхности Марса будем вести себя так же, как ведёт себя рыба, бьющаяся в ведре на лодке после того как её поймали. 

Когда вы заводите рыбок в качестве домашних питомцев, вы покупаете аквариум, чтобы воссоздать крошечный кусочек моря в вашем доме, в котором сможет жить рыбка. Когда мы впервые прилетим на Марс, мы будем жить там тоже в своего рода аквариуме — возможно, в таком:


Наш аквариум будет небольшим пузырьком с земными условиями, с регулируемой температурой, воздушным давлением, уровнями кислорода и поступающей солнечной радиацией, которые мы настроим под себя и культуры, которую мы взращиваем. 


Если бы не стеклянный потолок над вами с красным небом за его пределами (Небо на Марсе красное в течении дня, но синеватое как и у нас на закате и рассвете), и если бы не тот факт, что вы можете так высоко прыгать, вы, возможно бы, и забыли, что находитесь не на Земле. 


И в качестве временного решения, аквариум вполне неплох. Но жизнь на Марсе это не временное занятие — ведь цель заключается в том, чтобы растущее человеческое население жило там тысячи лет. Именно поэтому Маск называет её «планетой, нуждающейся в ремонте»


Следующая задача после колонизации Марса гораздо сложнее — нам нужно будет превратить Марс в свой дом. 


Для этого есть специальное слово — терраформирование. Это означает изменение условий на планете, таким образом, чтобы они совпадали с земными. И в этом заключается мощь технологий — с достаточными технологиями мы могли бы обустроить всю планету. 


То, как это будет проходить, очень спорный вопрос, и, конечно, сейчас всё, что у нас есть, это несколько потенциальных стратегий. Но основной процесс должен проходить примерно вот так: 


1) Растопить большую часть льда на южном полюсе Марса 


Льда на Марсе хватит, чтобы покрыть всю планету океаном глубиной в 11 метров. Если мы сможем его растопить, мы запустим цепную реакцию. Растопив часть льда, мы бы высвободили содержавшийся в нём углекислый газ вместе с испарениями воды, исходящими из жидкого океана. Эти парниковые газы уплотнили бы атмосферу и стали бы задерживать всё больше и больше солнечной энергии, которая бы ещё больше всё подогрела. 


Накопившееся тепло растопило бы больше льда и высвободило бы больше углекислого газа и испарений воды, солнечного света стало бы больше и планета прогрелась бы ещё сильнее. Повышения температуры на четыре градуса было бы достаточно, чтобы запустить этот неконтролируемый парниковый эффект. 

Существует множество идей о том, как запустить этот процесс, начиная от предложений разместить в космосе зеркала, чтобы направить больше солнечного света на планеты и взрыва ядерных бомб на полюсах (о чём Маск сказал: «Вы взорвёте в космосе ядерные бомбы, которые будут излучать тепло на полюсах. Ударной волны не будет, так как нет никакого сопротивления. Не будет серьёзного выброса радиации, и вы растопите полюса») до отправки загруженного аммиаком астероида для столкновения с планетой. 


2) Ускорить всё, накачав в воздух суперпарниковых газов 


Люди могли бы ускорить этот процесс, построив фабрики, которые преобразовывали бы элементы на Марсе в парниковые газы. Углекислый газ бы подошёл, но у учёных есть другой специально разработанный газ, который будет лучше удерживать солнечную энергию, типа метана или хлорфторуглеродных. 


3) Посадить много всяких растений 


Мы начнём с микробов, которые способны выживать в таких местах, как Антарктида, после перейдём к простым растениям типа мха и, в конечном итоге, к крупным вечнозелёным лесам. 


Потом всё станет происходить без нашего участия, планетолог из НАСА Крис МакКей говорит: «Марс не придётся строить, его нужно подогреть и засеять». Иными словами, если мы сделаем эти три шага, то вот, что произойдёт в конечном итоге:


И как только это начнёт происходить, одна за одной наши проблемы на Марсе начнут решаться. На Марсе появится погода, температура будет холодной, но пригодной для жизни, давление будет низким, но пригодным, и все эти условия с каждым годом будут становиться всё лучше и лучше. Люди смогут разгуливать снаружи без скафандра. Но не без маски, ещё долго. Что приводит нас к самой сложной части терраформирования. 


4) Сделать воздух пригодным 


Из–за всех фабрик по фотосинтезу и из–за натурального фотосинтеза, который будет происходить благодаря высаженным растениям, уровень кислорода на Марсе начнёт повышаться. Но медленно. Это тот шаг, который с нашими современными технологиями мы не сможем совершить ещё пару столетий. Прогнозы ученых о том, когда воздух на Марсе станет пригодным для дыхания, разнятся от 300 лет до нескольких тысячелетий. Так что, если не произойдёт никакого технологического прорыва, для многих поколений жизнь на Марсе будет подразумевать потребность носить маску снаружи. 

Однажды, возможно, больше чем через 1000 лет, Марс будет полностью терраформирован, и когда этот день наступит, вы увидите фотографию типа вот этой:


И при этом вы не будете знать, на какую планету вы смотрите. Земля и Марс будут двумя обычными местами, дорога между которыми занимает три месяца, прямо как Америка и Европа сто лет назад, до того как самолёты позволили вам быстро перемещаться между ними. Кто–то мог бы решить прожить жизнь на Земле, но в университет поступить на Марсе. Пожилые супруги на Марсе могли бы решить отправится в круиз на Землю. У корпораций появятся штаб–квартиры на обеих планетах. Люди на Земле и люди на Марсе будут в тесном контакте, переписываться и чатиться и смотреть фильмы и сериалы друг друга (но никаких телефонных звонков или звонков по Skype, потому что передача данных ограничена скоростью света. Смс–сообщение с одной планет будет идти от трёх до двадцати двух минут в зависимости от расположения планет (каждые 26 недель, на протяжении 2–4 недель никакая связь не будет доступна вообще, так как Солнце будет находится прямо между планетами). 


Всё это возможно. В статье на эту тему авиакосмические эксперты Кристофер МакКей и Роберт Зубрин приходят к заключению, что «кардинальные изменения условий существования на Марсе могут быть достигнуты с использованием технологий 21 века». 


Марс не предел


Однажды это видео может перестать быть фантастикой:


Когда писатель Росс Андерсен спросил Маска о перспективе переселиться не только на Марс, но и в другие места в Солнечной системе, Маск ответил весьма оптимистично: «Если нам удастся организовать колонию на Марсе, то почти наверняка мы сможем колонизировать всю Солнечную систему, потому что к тому времени мы создадим мощные экономические условия для стремительного улучшения технологий космических полётов. Мы отправимся на спутники Юпитера, как минимум на некоторое внешние точно, и на Титан, спутник Сатурна, и на астероиды. Как только мы создадим эти условия и появится Марсианско–земная экономика, мы заселим всю Солнечную систему». 


Но, он также добавил: «Самое главное, чтобы с Марсом всё вышло, если у нас появится возможность посылать что–то в другие звёздные системы, нам нужно предельно сконцентрироваться на том, чтобы стать мультипланетарной цивилизацией. Это наш следующий шаг»


Таким образом, колонизация Марса не просто важна, потому что мы расширяемся и создаём резервные копии жёсткого диска, но и потому, что колонизация Марса научит нас заселять другие планеты и терраформировать их. Так мы заработаем самый важный навык для вида, который настроен долго оставаться в живых. 


Через определённое время мы переедем на множество других небесных тел в Солнечной системе, и обустроим их так, что люди смогут называть их домом. Что открывает перед нами некоторые причудливые возможности. Например, прогулка по лесу с нависающим над вами Юпитером:


Или день на пляже с Сатурном на горизонте:


Солнечная система могла бы стать одним огромным миром для людей. Возможно, Европа, спутник Юпитера, станет главным технологическим центром солнечной системы, тогда как Титан станет тем местом, куда бы вы хотели отправиться, если бы вас интересовала индустрия развлечений. Кто–то, возможно, всю жизнь проведёт на одном небесном теле, а кто–то будет путешествовать, чтобы потом хвастать всем, что побывал на 12. Возможно, Большой Конгресс Солнечной Системы сделает «Историю Земли» обязательным школьным предметом, и школьники со всего мира буду расти, испытывая большое желание посетить «Колыбель цивилизации», чтобы увидеть её больших животных, знаменитые города и древние руины. 


За пределы


Но мы на этом не остановимся, рассредоточившись по всей Солнечной системе, мы выиграем себе время, и время приведет нас к новым волшебным технологиям. И в какой–то момент, мы сможем отправляется в далёкие путешествия к звёздам и другим планетам, вращающемся вокруг них, похожим на Землю. Так мы станем межзвёздной цивилизацией. Как и в случае с первыми поселенцами в Новом свете в 17 веке и ранними поселенцами на Марсе в 21 веке, поначалу только самые смелые решатся на путешествия занимающее десятилетия, но со временем переезд за пределы Солнечной системы со всей семьёй станет обыденным делом. 


Ограничение скоростью света будет означать, что кто–то будет получать письма от старого друга, живущего в другой звёздной системе, раз в двадцать лет. Эти расстояния изолируют населения друг от друга, и через какое–то время люди в разных галактиках перестанут относится к одному виду. 


Свет сознания, который промелькнул миллионы лет назад над скромной планетой Земля, распространится по всей галактике, в другие галактики, разветвляясь в кучи разных форм жизни. Большинство созданий будут смутно себе представлять, где всё началось, но те, кто хорошо учил историю, смогут рассказать им о Великом Скачке и о том решающем событии в древности, когда их примитивные предки покинули утробу и стали завоевателями.