Как (и зачем) SpaceX колонизирует Марс. Глава 3: Как колонизировать Марс

Как (и зачем) SpaceX колонизирует Марс. Глава 3: Как колонизировать Марс

https://t.me/mycosmos

Перевод статьи: https://waitbutwhy.com/2015/08/how-and-why-spacex-will-colonize-mars.html/3
В жизни бывают сложности во время перемещения из пункта А в пункт Б. Из А) «я не могу поверить, что у меня зазвенел будильник» в Б) «вот я уже сижу на работе». Из А) «срок моей аренды заканчивается через месяц» в Б) «я уже переехал в новую квартиру, и все вещи перевёз, и даже фотки в рамках развесил на стенах». Из А) «вот дерьмо, ненавижу свою жизнь» в Б) «у меня теперь новая жена и всё очень хорошо». И всё это сложно осуществить. 


Но путь из А) «я бы хотел заселить миллион человек на Марсе» в Б) «на Марсе теперь живёт миллион человек» кажется особенно сложным. 

Элон Маск более целеустремлённый, чем вы. 


В начале этого проекта я разговаривал с Маском шесть раз, не то чтобы я прямо считал, но большую часть времени мы обсуждали то, что вся эта штука с Марсом произойдёт. Судя по тому, как это всё звучало, ему нужны были всего две вещи, чтобы всё было готово: 


1) желание; 

2) возможность. 


Народная мудрость в данном случае звучала бы так: «Возможность найдётся, было бы желание».Мы слетали на Луну уже больше 40 лет назад, за 15 лет до того, как у людей стали появляться персональные компьютеры, Марс, казалось бы, уже должен быть нам по плечу. Ограничивающий фактор здесь, должно быть, недостаток желания. 


Но Маск считает, что всё наоборот. У нас есть возможность полететь на Марс за астрономические деньги. Но так Марс не заселить. Маск считает, что вся проблема в том, что у нас нет возможности слетать на Марс недорого. Он называет Соединённые Штаты «нацией исследователей» и «исследовательским духом в чистом виде», и он уверен, что если бы полёт на Марс был дешевле, то появилось бы очень много желающих. Но так как это до сих пор было невозможно, люди это не обсуждали, и их желания находилось в глубокой спячке. 


Если бы мне кто–то сказал, что просторный пентхаус на Манхэттене с огромной террасой упал в цене на 95%, у меня появилось бы сильное желание подписать договор об аренде и заселиться. Но из–за того, что цена на него не такая, я и не горю желанием переехать, я даже не думаю об этом. Причина, по которой я не пишу этот пост, сидя в джакузи с видом на Нью–Йорк, не в отсутствии желания, а в отсутствии возможности. 


Так Маск видит ситуацию, сложившуюся с Марсом. 

Это не случай «Возможность найдётся, было бы желание», а скорее случай «Вы постройте, а они сами приедут»


Модель, которую держит в голове Маск, заключается в том, что пассажиры сами будут оплачивать «полёты» на Марс, точно так же, как они это делают во время пользования общественным транспортом на Земле, и главная задача снизить цены настолько, чтобы это смог позволить себе один миллион человек. 

Или, как он объяснил подробнее, в своей манере: 


«Должна быть точка пересечения между людьми, которые хотят отправиться на Марс и людьми, которые смогут себе это позволить, и если количество людей в этой точке будет равняться числу людей, которое необходимо для того, чтобы Марс мог существовать автономно, тогда и наступит определяющий момент». 


Что выглядит приблизительно так:


Хотя нет, проблема сейчас выглядит скорее вот так:


Маск думает, что желание (жёлтый кружок) будет увеличиваться, как только появится осуществимая возможность, Маск характеризует крошечный синий кружок как критический, огранивающий фактор: слишком высокую стоимость космических путешествий. Ключом для соединения между пунктами А и Б является изменение такого положения дел. 


Так, в 2002 году Маск заглянул дальше: «Я собрал команду специалистов, и за несколько суббот они сделали экономическую оценку целесообразности строительства ракет более рентабельным способом. Стало очевидно, что нам ничего не помешает это сделать. Ракетные технологии не улучшались существенно с 60–х, и, возможно, даже стали хуже!». Он был взвинчен. 


Но вернёмся на секунду к действительности. Если бы вы решили, что кардинальное изменение стоимости — ключ к чему–то важному, вы бы не подумали: «О отлично! Я это сделаю!», вы бы подумали: «Я понятия не имею, как это сделать». Чтобы разобраться с тем, как кто–то может достигнуть подобного, поразмыслим в обратном направлении: 


Вопрос: Как мне изменить стоимость космических полётов? 

Ответ: Путём десятилетий инновационных разработок, пробных и неудачных запусков, с вовлечением тысяч людей в этот процесс. Прямолинейно и не очень приятно. Почему неприятно? 


Вопрос: Откуда, чёрт возьми, возьмётся такая сумма денег? Если бы государства были заинтересованы в финансировании, то они бы уже давно это сделали. И ни один благотворительный деятель не захочет выкладывать десятки миллиардов долларов в проект, не имеющий каких–либо гарантий на успех и продолжающийся больше 30 лет. 


Ответ: Вы оплатите это тем, что сделаете свои научные разработки вдвое прибыльнее, предоставляя параллельно услуги по космической доставке. Чтобы испытать новую технологию, вам потребуется осуществить множество запусков. Правительство и частные компании заплатят вам кучу денег за то, чтобы вы отправили спутник, груз или людей в космос во время этих запусков. Так вы убьёте двух зайцев одним выстрелом. 


Вопрос: Как мне научиться запускать что–то в космос? 


Ответ: Никак. Тебе понадобится несколько лет, чтобы научиться этому с самых азов, строить все устройства самостоятельно и успешно запускать их в космос до того, как тебя кто–то наймёт в качестве службы доставки. 


Вопрос:Но если на этапе обучения и испытаний нет клиентов, то кто за всё платит? 


Ответ: Ты, основатель. 


Вопрос: Откуда у меня на это деньги? 


Ответ: Ты соучередил PayPal и затем продал его. 


Таким был ход мыслей Элона Маска в 2001 и это продиктовало весь бизнес–план SpaceX:


SpaceX занимается этим уже 13 лет. Давайте взглянем, что они уже успели и что им предстоит: 


Фаза 1: Разобраться с тем, как отправлять вещи в космос

Главный персонаж: Фэлкон–1 (Сокол–1) 

Задача: Запустить что–то на орбиту до того, как закончатся деньги


Первая фаза SpaceX началась ещё до того, как начала своё существование сама компания, тогда Маск ещё работал в PayPal. Серьёзно рассматривая выход на космическую арену в качестве своего следующего шага, Маск сделал то, что делают все, кто хотят стать ракетчиками мирового уровня приблизительно за год, не имея при этом нужного образования, — начитался всяких вещей. 


Он прочёл книги типа этойэтойэтой и этой, и по сути запомнил их все наизусть. Эксперт в области ракетостроения Джим Кантрел, который встречался с Маском где–то во время неудачной поездки Маска в Россию, говорит: «Он мог дословно цитировать отрывки из этих книг. Он стал очень сведущим в этой теме». 


В дополнение к чтению, Маск задавал множество вопросов многим людям. Кантрел, который называет Маска «самым умным человеком, с которым ему доводилось работать», говорит, «Маск нанял множество его коллег по ракетно–космическому делу для консультаций», он «словно высасывал из них опыт». 


По мере того, как Маск серьёзнее и серьёзнее говорил о том, что космос — это его следующая большая цель, его друзья начинали о нём беспокоиться. А вы бы не забеспокоились? Представьте, что ваш друг заработал огромную кучу денег, продав свой Интернет–бизнес, и затем сказал, что собирается потратить большую их часть на попытку стать предпринимателем, который добьётся успеха в организации компании по космическим запускам, потому что это важно для того, чтобы человеческая жизнь стала мульти–планетарной. Вряд ли у вас было бы хорошее предчувствие по этому поводу. Один из друзей Маска постарался, как смог, отговорить его от безумного проекта и заставил посмотреть видеонарезку со взрывами ракет


Но Маск ещё тот чудак и он невозмутимо продолжил двигаться дальше. После того, как он построил фундамент своих знаний, наступило время привлекать других людей. Когда я спросил Маска, что он знает о бизнесе, он меня отчитал: 

«Я не знаю, что такое бизнес, всё, чем является компания, так это группой людей, которые работают вместе над созданием продукта или услуги, нет такой вещи как бизнес, есть только стремление к цели, есть группа людей, стремящихся к цели». 


Так он начал собирать группу умнейших людей, так и родилась SpaceX. 


Потом основная команда, состоящая исключительно из звёзд, среди которых известный ракетчик Том Мюллер, начала нанимать сотрудников. Вот некоторые ранние правила SpaceX по приёму людей на работу: 


Никаких мудаков. Маск считает, что если тебе не нравится твой босс или коллеги, то ты не захочешь задерживаться на работе допоздна. 


Нанимай (и повышай), основываясь на сыром таланте, а не на опыте.

Маск сказал, что его не особо волнует учёная степень или уровень высшего, или даже среднего образования, его интересует исключительно талант, характер и страсть к программе SpaceX. Я разговаривал с инженером технического оснащения летательных аппаратов Марком Джанкосой, который, к моему удивлению, оказался обычным калифорнийским бро. Он скорее был похож на прикольного чувака, с которым я бы мог дружить, чем на ведущего эксперта в области ракетостроения. Он рассказал мне, что он ужасно учился и почти отчаялся, когда нашел себя в работе с гоночными автомобилями в автокружке, членом которого он был в колледже. Оказалось, что он гений, и после окончания универа кто–то представил его Маску, и Маск его нанял. 


Джанкоса быстро продвинулся по карьерной лестнице в компании, и сейчас, в свои тридцать с небольшим, он возглавил один из главных отделов с сотнями более опытных работников под его руководством. 


Кажется, историй, подобных этой, которые отражают меритократическую природу SpaceX, немало. Я встретился с Заком Данном, старшим директором по проектированию запусков, которому, как мне показалось, на вид лет двенадцать. Данн рассказал мне, что он приступил к работе стажёром всего пару лет назад. Вначале он думал, что Маск и не подозревает о его существовании, и был очень удивлён, когда тот назвал его очень сильным инженером, поэтому Данн считает, что Маск осведомлён о всех сотрудниках компании. Спустя пару лет после этого Данна назначили главным инженером по проектированию запусков, и под его руководством теперь сто человек. 


Маск лично проводит собеседование со всеми, даже уборщиками, и делает это очень странно. Это правило соблюдалось первые 8 лет почти без исключений до момента, когда количество сотрудников не превысило 1000. Согласно биографии Маска, «Каждый сотрудник получает предупреждение о предстоящей встрече с ним. Собеседование может продолжаться от 30 секунд до 30 минут. Элон, вероятно, продолжит писать электронные письма и работать во время начальной части собеседования, особо не разговаривая. Не паникуйте. Это нормально. В один момент он наконец повернётся в своём кресле лицом к вам. И даже тогда, он, возможно, не будет смотреть вам в глаза или замечать ваше присутствие. Не паникуйте. Это нормально. Спустя какое–то время он с вами поговорит». Кстати, в этой биографии есть загадка, которую Маск задаёт всем инженерам: «Вы стоите на поверхности Земли. Вы идёте на милю к югу, на милю к западу и на милю к северу. Вы оказываетесь на том же месте, откуда начали. Где вы?» Один ответ: Северный полюс. И большинство инженеров справляются с ним сразу же. Затем Маск спрашивает, где ещё вы могли бы быть? Ответ: где–то поблизости от Южного полюса, где, если вы пойдёте к югу, окружность земного шара становится одной милей. С этим справляются не все инженеры, и Маск с удовольствием объяснит им загадку и приведёт необходимые уравнения в подтверждение. Маска волнует не столько разгадают ли загадку инженеры, сколько как они опишут задачу и как подойдут к её решению. Я запостил эту загадку на странице своего блога в Facebook и некоторые отметили, что у этой загадки бесконечное число решений, потому что в случае с Южным полюсом, окружность широты, к которому вы будете идти, сработает не только если окружность будет равна одной миле, но также сработает, если это будет ¼ мили, ½ мили. или ⅓ мили. Вы пройдете вокруг больше одного раза, но окажетесь на том же самом месте. Теперь, когда я прокрутил решение этой задачки у себя в голове, я фантазирую о том, как прохожу собеседование Маска и делаю вид, что слышу эту загадку впервые и притворяюсь, что думаю напряжённо три секунды, после чего отвечаю: «Здесь возможно неограниченное количество ответов», и потом уверено объясняю ему, почему. 


Но сама компания, как и Tesla, вертикально интегрирована. Это означает, что вместо привлечения сторонних поставщиков, SpaceX почти все основные детали производит сама, поддерживая право собственности и контроль над большей частью цепей поставок. Это очень необычно для авиационно–космической промышлености, как объясняет это Эшли Вэнс«Фабрика — это храм, посвящённый тому, что SpaceX видит своим основным преимуществом в области ракетостроения собственное производство: SpaceX производит около 80% или 90% ракет, двигателей, электроники и разрабатывает собственные материнские платы и микросхемы, сенсоры для обнаружения вибраций, бортовые компьютеры и солнечные панели». Старомодные промышленники, такие как Эндрю Карнеги и Генри Форд, тащились от вертикальной интеграции, как это во многом делает Apple сегодня. Большинство современных компаний не берут на себя такой широкий производственный охват, которого требует вертикальная интеграция, но для людей типа Маска или Джобса, помешанных на том, чтобы всё держать под личным контролем, другого варианта и быть не может. 


Наряду со всеми производствами, сливающимися воедино под крышей SpaceX, они физически объединены в одном здании, прямо как и в Tesla, рабочие места инженеров расположены либо на этаже посреди проектирования и изготовления, либо в застеклённых офисах с видом на весь процесс сборки (в этом видео Маск проводит вас по офису SpaceX, при этом странно реагируя на камеру). 


По мере того как рос штаб сотрудников и формировались новые отделы, Маск оставался плотно вовлечённым почти в каждый процесс очень необычным способом. Некоторых боссов называют микроменеджерами, но в компаниях Маска уровень его вовлеченности заработал ему прозвище «наноменеджер». 

Продолжение завтра...