КОНЦЕПЦИЯ WBJ

КОНЦЕПЦИЯ WBJ

С.Горбунов t.me/SerJur

Бурное развитие информационных технологий, технологий распределенного реестра (блокчейн), уникальные свойства цифровых активов, удобные инструменты оперирования ими, новации, которые они привносят в привычные экономические отношения, обеспечили огромную популярность криптовалют, лавинообразный рост количества проектов на базе технологий распределенного реестра. На 2017 год приходится повышенное внимание к криптовалютам и пик их капитализации.

Правительства, руководители международных финансовых и банковских институтов оказались перед необходимостью признать существование «сферы криптоактивов», как явления, которое еще недавно удавалось игнорировать. В некоторых случаях его обозначали угрозой для финансовой стабильности.

Государства включились в работу по определению своих позиций относительно цифровых активов. На данный момент мы получили самый широкий спектр реакций: от политики полного запрещения, попыток частичного регулирования, до полной легализации и программ поддержки развития криптовалют. При этом подходы к определению цифровых активов разнятся, отсутствует глубокое понимание их экономической и юридической природы, и, даже внедряя регулирование криптоактивов, правительства не могут найти ответ на вопрос: как осуществлять контроль за этой сферой.

Ведь, будучи укорененными в технологиях, криптоактивы на базе блокчейна не имеют границ и географической (административной) привязанности, будучи прозрачными, не оставляют широких возможностей для идентификации держателей криптокошельков, будучи распределенными, проявляют упругость по отношению ко внешнему деструктивному техническому воздействию.

Сегодня мы можем предположить: криптоактивы будут развиваться, постепенно проникая во все новые области жизнедеятельности человека, а государства так и не смогут получить абсолютный контроль над сферой цифровых активов, создаваемых на технологиях распределенного реестра. Даже предоставив развитию криптоактивов определенные свободы, государства будут ограничивать возможность «перехода» ценности/стоимости из «криптосферы» в сферу реальной экономики. Вследствие этого деятельность в сфере криптоактивов будет рассматриваться, как относительно легальная, будут затруднены операции на стыке криптоактивов и фиатных денег, а так же на стыке криптоактивов и признаваемых активов, объектов имущественных прав. В свою очередь, это будет стимулировать развитие нелегальных, в том числе трансграничных схем перевода средств и имущества.

ОСОБАЯ ПРИРОДА

Изучая природу цифровых активов, создаваемых на технологиях распределенного реестра, невозможно не отметить, что это особое явление, существование которого проявляет признаки автономности и обособленности, оно имеет внутренние алгоритмы, происходящие из программно-технической составляющей – свою собственную жесткую правовую систему, и, как уже отмечалось выше, проявляющее устойчивость при внешнем деструктивном воздействии. Это явление существует вне географических рамок и административных границ.

Изложенное выше приводит к предположению о том, что на технологиях распределенного реестра может существовать обусловленная алгоритмами автономная юрисдикция. Она не является частью какой бы то ни было национальной юрисдикции еще и в силу того, что национальные правовые системы базируются на принуждении в отношении человека и физическом воздействии на предметы, а, как уже отмечалось, установление однозначной связи криптоактивов с конкретным человеком, как и деструктивное техническое воздействие на систему не будут эффективными.

Возможно, реализация изложенной ниже концепции является последней возможностью для государств и международных институтов в том виде, в котором они существуют на данный момент, включиться в развитие сферы цифровых активов на базе блокчейна, обеспечив, с одной стороны дополнительную поддержку и легализацию криптоактивов и, с другой стороны, свою вовлеченность в развитие этой сферы, ее контроль и участие в распределении будущих доходов криптоэкономики.

WORLD BLOCKCHAIN JURISDICTION

WBJ – Всемирная Блокчейн – Юрисдикция – глобальная система распределенного реестра, функционирущая на основании Международной конвенции о WBJ, «майнерами» которой являются государства.

Государства, присоединившиеся к Конвенции, признают эту юрисдикцию и соответствующие права и получают возможность осуществлять майнинг, получая за это доход. В алгоритм смарт-контрактов закладывается автоматическое налогообложение – автоматическое удержание части дохода по сделке в сводный бюджет WBJ, который в дальнейшем распределяется между госдуарствами – майнерами.

Присоединение к Конвенции обеспечивает единые позиции, регулирование и трактовку относительно природы криптоактивов и связанных с ними процессов и явлений, моментально интегрирует это регулирование в национальное законодательство каждого государства (примат международных соглашений перед нормами национального законодательства, с последующим, при необходимости, внесением изменений в национальные законы).

Для повышения устойчивости системы возможно предоставление возможности заниматься майнингом на ряду с государствами так же и частным лицам и компаниям, с предоставлением им доступа к участию в распределении сводного бюджета WBJ.

Надзор за функционированием системы может осуществляться «аудиторами», а рассмотрение возможных споров – «арбитрами», получающими вознаграждение за это из сводного бюджета. Состав аудиторов и арбитров может формироваться по квотному принципу из выдвинутых государствами-майнерами кандидатов или из сторонних независимых лиц.

В юрисдикции WBJ возможно создание «блокчейн-компаний» - юридических лиц, существующих в цифровом формате. Каждой блокчейн-компании соответствует уникальная запись, hash, держатель токена блокчейн-компании является ее собственником/руководителем. Такое юридическое лицо получает права быть участником смарт-контрактов, иметь криптокошельки, владеть токенами и так далее.

В WBJ возможно так же создание «блокчейн-граждан» - запись-идентификатор о физическом лице, hash которого будет являться цифровым паспортом. Запись о гражданине может содержать биометрические данные о нем, с помощью токена блокчейн-гражданин может быть участником смарт-контрактов, иметь криптокошелек, владеть криптоактивами, физически перемещаться по территориям государств-участников Конвенции (ассоциируясь с их гражданами), заключать криптобраки, иметь другие права и возможности.

Представляется, что государства, как достаточно устойчивые системы, обладают необходимыми ресурсами для создания и поддержания WBJ. Кроме того, естественным является базирование юрисдикции, правового поля WBJ на правовых системах государств-участников через ратификацию Конвенции, в некотором роде, такие же распределенные правовые основы, как и распределенные технические составляющие WBJ.

Так же видится, что WBJ должна обрести признание у человечества не через запрещение других форм применения технологий распределенного реестра, а через собственные конкурентные преимущества перед другими системами, обеспечив доступность, надежность, удобство пользования, предоставив широкий инструментарий для реализации прав и интересов гражданам и компаниям, обеспечив признание и легальность проводимых действий и транзакций, их комфортное налогообложение и так далее.

ПРОБЛЕМЫ, КОТОРЫЕ ПОЗВОЛЯЕТ РЕШИТЬ СОЗДАНИЕ WBJ

•      Полная легализация криптоактивов, а так же процессов и явлений, связанных с ними;

•      Обособление юрисдикции криптоактивов, создание безопасного буфера между нею и реальной мировой экономикой, понятные инструменты регулирования взаимодействия и взаимопроникновения между ними;

•      Единый подход к регулированию, терминологии, пониманию природы криптоактивов во всем Мире;

•      Отсутствие необходимости разработки национальных норм – присоединение к Международной конвенции о WBJ автоматически легализует «криптосферу» в государстве;

•      Государства получают возможность контролировать процессы, происходящие в «сфере криптоактивов», оборот криптовалют, токенов, других цифровых активов;

•      Государства получают налог (долю бюджета WBJ) от «криптоэкономики»;

•      Появляются инструменты предотвращения преступлений, легализации преступных доходов, финансирования терроризма и пр., защиты интересов граждан и юридических лиц;

•      Вопросы регулирования блокчейна выходят на наднациональный уровень, исключается возможность произвола государства;

•      Развитие технологий распределенного реестра продолжается с участием государств, при их поддержке.