Иван Кляйн в суде. Последнее слово. 27 декабря 2021 года.

Иван Кляйн в суде. Последнее слово. 27 декабря 2021 года.



ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО (в порядке ст. 293 УПК РФ)

 

Уважаемые участники процесса, Ваша честь!


Сегодня я вынужден выступать в непривычном для меня формате. Я вынужден защищать себя в суде вместе с моими защитниками. Такого опыта у меня, конечно, нет. Но я постараюсь, Ваша честь, убедить Вас в том, что я не причастен к тем обвинениям, которые мне вменяются.


Ваша честь! В обвинительном заключении есть справка по уголовному делу. Согласно этой справке уголовное дело возбуждено 13.11.2020 по ч. 2 ст. 286 УК РФ. Этот эпизод в уголовном деле мы нумеруем под номером 1. СУ СК РФ по Томской области сразу же разместило в СМИ на всю страну «О задержании мэра Томска и предъявлении ему обвинения за превышение должностных полномочий, за то, что мэр отказал предпринимателю Аминову в удовлетворении заявления о переводе его земельного участка из производственной зоны в общественно-деловую, преследуя при этом свои корыстные интересы и интересы ОАО «Томское пиво». Мэр указал причину отклонения – санитарно-защитная зона Томского пива». Как мы выяснили в судебном заседании в Постановлении № 21 от 23.01.2017 нет ни слова о СЗЗ Томского пива. Речь идет о СЗЗ от группы предприятий ТРТЗ. Как я понимаю, именно здесь и закралась ошибка следствия, хотя причины моего задержания, думаю, были другие. И мотивы следователя тоже. Когда стало понятно, что речь идет о совершенно другой СЗЗ, просто надо было взять и признать, что случилась ошибка и на этом основании закрыть дело. Но нет. Машина работает, механизм запущен, маховик остановить нельзя! Да и я уже находился под стражей.

В СИЗО меня пытаются запугать, взять измором. Сначала за несколько дней меня прогнали по четырем камерам, затем высокопоставленный офицер предложил мне: «Признавай свою вину». Если не признаешься, найдем тебе и другие дела. Я не пошел на сделку с совестью и не стал себя оговаривать. Тогда 21.12.2020 появляется новое дело под номером 2. Оно также возбуждено по ч. 2 ст. 286 УК РФ. Превышение полномочий при подписании 08.07.2016 постановления о предварительном согласовании предоставления земельного участка своей дочери Кляйн С.И. Хотя представитель администрации города, то есть потерпевшей стороны в данном случае сам не заявлял никаких требований об ущербе и в суде еще раз подтвердил законность предоставления земельного участка дочери мэра.
Полный абсурд, скажете Вы?! Нет! Все идет по сценарию, который был озвучен мне в СИЗО: не признаешь вину – будут тебе еще дела! Еще через месяц, а точнее 14.01.2021 возбуждается третье уголовное дело (эпизод номер 3 в суде) по ст. 289 УК РФ. Этот эпизод можно назвать словами из песни «Я его слепила из того, что было», так как имелись записи всех моих переговоров на протяжении двух с половиной лет. Ну а свидетеля нашли, осужденного впоследствии за взятку Сурикова, дав ему взамен на оговор срок за взятку вдвое ниже низшего срока наказания по этой статье. Вместо восьми лет получил четыре года. Вот таковы реалии, Ваша честь.


Грустно осознавать, что из 110 свидетелей по уголовному делу, из которых почти 90 человек со стороны обвинения, государственный обвинитель поверил только тем, кто осужден. Суриков, Подгорная, Вяткин. Интересно получается. Прокурор верит осужденным лицам и не верит остальным свидетелям, ссылаясь, что работники мэрии и ОАО «Томское пиво» зависимы от Кляйна И.Г. Только вот в чем зависимость не пояснил. Точнее сослался на то, что мэр только временно отстранен от должности и может повлиять на своих подчиненных даже под арестом, и что заводом управляет жена Кляйн Г.И., а свидетели под ней. Но в свидетелях есть и другие сотрудники: областной администрации, компании ТДСК, ООО «Стройгаз», Техмонтаж и т.д., о которых государственный обвинитель просто умолчал. Получается демократия наоборот. Меньшинство управляет большинство. Или иначе – большинство подчиняется меньшинству! Это хронология и размышления.

Само же дело по первому эпизоду было возбуждено на основании заявления якобы потерпевшего Аминова. Аминов – бывший следователь, как и его «нужный» свидетель Сидоркин, знают хорошо, как можно упрятать человека за решетку. Профессия пригодилась, опыт тоже. Они знали, как написать заявление, чтобы наверняка было возбуждено уголовное дело. Ну а далее дело техники: найти еще нескольких нужных свидетелей, которые имеют уже проблемы с законом. Такие свидетели находятся следователем. Я имею в виду Сурикова, Подгорную, Вяткина. Все трое проходили по уголовным делам еще до моего задержания. Да и еще свидетель Климова, которая скорее всего накосячила при выделении земельного участка моей дочери, и чтобы не быть привлеченной к ответственности решила вместе с Подгорной свалить вину на мэра. Так ведь проще, удобнее, только вот не знаю, как они с этим будут жить.

Все три эпизода, Ваша честь, считаю сфабрикованным с помощью с лжесвидетелей. Бог им судья. Честно говоря, до выступления в прениях государственного обвинителя у меня теплилась надежда, что все, что мы услышали в рамках судебного следствия, должно было убедить прокурора отказаться от обвинения. Но увы!!? Ваша честь. Теперь все зависит от Вас. Примите справедливое и законное решение и дайте мне возможность служить и дальше томичам.


Итак. Мне вменяют превышение полномочий по 2 эпизодам по ч. 2 ст. 286 УК РФ и участие в незаконной предпринимательской деятельности, ст. 289УК РФ


Я хочу обратиться к представителю обвинения. В чем же меня сегодня обвиняют по первому эпизоду по заявлению мимикрирующего под честного предпринимателя Аминова Р.Х.? А судят меня за мое личное, как мэра, видение развития г. Томска, за мою убежденность и, наконец, за мою позицию, которая защищает интересы тысяч томичей!!! И основана на нормах закона!!! Ну не абсурдно ли это?

Причем представителям следствия я об этом говорил, но они меня не слушали, да и не хотели. Они поверили предпринимателю, а не избранному народом мэру, они поверили лицам, которые уже осуждены. Я имею в виду граждан, моих бывших коллег, Подгорную (Касперович), Сурикова, Вяткина. Показания, которые они давали в судебном заседании, существенно отличались от показаний, данных в ходе следствия. Однако после вмешательства государственного обвинителя, они тут же меняли свои показания, ссылаясь, что прошло много времени, подзабылось, и что тогда, в ходе следствия, записано было верно, ключевое слово записано! Смешно выглядело обращение Сурикова Е.И., который попросил слово, Ваша честь! «Я не понял заявление прокуратуры, вы заявили ходатайство о несоответствии, все нормально?»

Что же я «натворил» своими действиями, подписывая Постановление от 23.01.2017, где отклонил заявление Аминова «О переводе земельного участка по адресу ул. Мокрушина 11/1 с зоны «П» в зону «ОЖ»? Входило ли подписание данного постановления в обязанности мэра? Ответ очевиден. Подписание такого рода документов входит в круг обязанностей мэра в силу п. 1.1., 1.3. ст. 35 Устава г. Томска. Это исключительные полномочия мэра, которые я не могу и не имею права передавать кому-либо. Тогда о каком превышении полномочий идет речь?

Законно ли данное постановление? Да, безусловно, т.к. оно действует до сих пор и никем не оспорено.

А главное во всем этом то, что я руководствовался ст. 34 п. 6 Устава города, главного документа, можно сказать, конституции города Томска. Читаю дословно: в ходе торжественного собрания, посвященного вступлению в должность, мэр приносит присягу «Клянусь осуществлять данные мне полномочия в интересах населения города, всей своей деятельностью способствовать его социально-экономическому развитию и благополучию. Клянусь отстаивать самостоятельность и независимость муниципального самоуправления , соблюдать и защищать Устав г. Томска».

Исходя из этого пункта Устава, я всегда руководствовался, прежде всего, интересами населения, а уже потом интересами отдельных предпринимателей, т.е. бизнеса. В той ситуации я был абсолютно уверен (Ваша честь, Вы же наверняка помните мою записку в адрес Касперович А.А. с просьбой переговорить), что заявление Аминова Р.Х. ни в коем случае нельзя удовлетворять. Это повлекло бы проблемы для города и его жителей. Такой же позиции придерживались многие члены комиссии, депутаты, давшие в ходе настоящего судебного разбирательства показания о плохой транспортной доступности, отсутствии в микрорайоне социальной инфраструктуры. Этих людей за их позицию к уголовной ответственности не привлекают, а я за реализацию моих законных полномочий и наличие собственного видения на развитие города вынужден предстать перед судом будучи обвиненным в преступлении, которого не совершал.

Законность моего постановления основывается также на п. 2 ст. 41.1 Градостроительного кодекса РФ, где сказано, что информация о санитарно-защитных зонах (СЗЗ) подлежит учету, т.е. обязывают учитывать размеры зон с особыми условиями использования территории, установленных в соответствии с законодательством РФ и до установления таких зон. СЗЗ ТРТЗ была нанесена в 2007 году. Документов о снятии СЗЗ в 2017 году собственником з/у не было представлено.

И что же в этой ситуации должен был делать мэр? Конечно же, отказать в переводе земельного участка из зоны П в ОЖ, в том числе и на основании нерешенных социальных вопросов, указанных в п. 1 и п. 2 Постановления (слабая транспортная доступность и несоблюдение нормативов по обеспечению мест в ДДУ и в школе, а также расстояние до этих объектов). Это касаемо норм закона.

Некоторые свидетели, допрошенные в ходе судебного разбирательства, ссылались на то, что надо выносить производственные площади за границы территории города. Но позвольте не согласиться. Промышленности в городе и так не слишком много, а точнее, очень мало! Вынос за границы – это потеря налоговой базы для Томска, а значит отсутствие средств не только для развития, но и для существования. Да и в советское время правильно планировали и размещали производительные силы, т.е. предприятия. Предприятие Томского радиотехнического завода, было размещено на окраине города, и это правильно. А потом к нему пристраивался жилой микрорайон с соблюдением всех санитарных норм.

Великий итальянский философ Никола Макиавелли говорил: «Руководить – значит, предвидеть!». И я себе даже в страшном сне не мог предвидеть, что за решения, которые должен по роду службы принимать мэр, его будут судить, да еще и по уголовному делу!!!

Наш национальный лидер призывает и требует от руководителей всех уровней власти «слушать и слышать своих жителей». Именно из этого постулата, а вовсе не из других соображений, которые пытается мне вменить сначала следствие, а затем обвинение, я исходил и принимал решение. Думал я о жителях и их интересах, а не интересах отдельных предпринимателей, задачей которых является заработать побольше денег без заботы о том, как люди будут жить в построенных домах внутри санитарно-защитной зоны, как они будут добираться до работы, в какие школы и детские сады водить детей!

Вы знаете, Ваша честь, сегодня за ходом нашего судебного заседания наблюдают мэры городов, главы районов, по крайней мере, всей Сибири и Дальнего Востока, т.к. я до задержания возглавлял, был президентом Ассоциации Сибирских и Дальневосточных городов, в которую входило 67 городов. И они ждут ответа: «А как же должен поступать мэр, глава администрации при принятии такого рода постановлений? Чью сторону, чьи интересы он должен отстаивать? Чем должен руководствоваться?» Должен он быть на стороне населения или поддерживать интересы предпринимателя?
В вашей власти сегодня, Ваша честь, решение непростого вопроса. И от того, на чью сторону сегодня склонится чаша правосудия, будет зависеть будущее местного самоуправления. И главы городов будут четко понимать, что необходимо делать и как поступать. Придерживаться принципа самосохранения и поддерживать предпринимателей или все же «слушать и слышать население», руководствоваться его интересами и тем самым выполнять, в том числе, и поручение нашего Президента.

Знаете, Ваша честь, это мне напоминает времена по осуждению граждан Советского союза за «инакомыслие». Но ведь сегодня совсем другие времена. По крайней мере, мне хочется в это верить! Я уверен, что нельзя в современной демократической России судить людей только за то, что они занимаются «инакомыслием», с которым не согласен отдельный предприниматель и поддерживающие его силовики, а именно имеют свой взгляд на градостроительную политику, действуют в интересах горожан и пытаются их интересы защищать своими решениями.

Тогда встает вопрос, почему хозяйственный или административный спор сегодня перенесен в разряд уголовных? За что мне такая привилегия? И если интересы одного предпринимателя выше интересов нескольких тысяч населения, а также выше интересов десятков предпринимателей, то я готов пострадать за этих жителей и предпринимателей!!!


В слове «предприниматель» заложены значимые смыслы: 1) получать прибыль, 2) идти на риски, 3) и наконец что-то создавать.

Якобы потерпевший Аминов Р.Х. великолепно справляется с первой частью – получением прибыли. А вот что-то создавать – это не про него, если я не прав, то хотел бы увидеть пример созидания, создания чего-либо. В народе таких предпринимателей называют «купи-продай».

Я все же надеюсь, что когда-то наши правоохранительные органы обратят внимание на банкротство наших оборонных предприятий Контур, Ролтом, ТРТЗ, ТЗИА и увод денег из бюджета, т.е. у государства. И примут соответствующие необходимые меры к таким предпринимателям под маской!!! Надо отметить, что ко всем этим банкротствам приложил руку потерпевший.

Полагаю, что уголовное дело возбуждено ошибочно, на основе ложных показаний и неправильного толкования отдельных норм сложного земельного и градостроительного законодательства.

Поэтому свою вину по 1 эпизоду (по делу Аминова) я не признаю в полном объеме! Считаю, что мои действия вообще не содержат состава какого-либо преступления. Кроме того, считаю, что мои законные действия не могли и не причинили ущерба Аминову Р.Х. О каком ущербе идет речь, если, в части якобы понесенных Аминовым Р.Х. затрат какие-либо подлинные документы не представлены вовсе. Да и причем тут действия мэра, если согласно показаниям Аминова Р.Х. денежные средства якобы были потрачены на разработку проекта планировки территории в 2019 года, то есть после совершения инкриминируемых мне действий.


Теперь, Ваша честь, хотелось бы остановиться на 2 эпизоде по ч. 2 ст. 286 УК РФ, а именно о превышении полномочий при выделении земельного участка моей дочери Кляйн С.И.


Опять же задаю вопрос себе и присутствующим в судебном заседании. В чем состоит это превышение полномочий? Все это обвинение я разобрал на молекулы. Однако ответа на этот вопрос у меня так и нет. Подписание такого рода документов – это неотъемлемая часть моей работы. И я подписал Постановление № 893-з от 08.07.2015 г., будучи уверенным, что законность процедуры проверена моими подчиненными.

Мне вменяется в вину еще и то, что процедура предоставления была неконкурентной и был нанесен ущерб в размере 180 тысяч рублей бюджету г. Томска.

Позвольте с этим не согласиться. Я не юрист, не я придумал процедуры предоставления земельных участков. Процедура шла в соответствии с земельным законодательством, и в случае появления еще хоть одного покупателя состоялись бы торги, но этого не произошло. Уверен, этого не могло произойти, т.к. земельные участки, которые выставлялись на торги по Пастера не пользовались спросом и поэтому были предоставлены либо как моей дочери, т.е. по предварительному согласованию, либо как единственному участнику торгов, т.к. других заявителей просто не было.


Теперь хотелось бы обратить внимание, Ваша честь, на причинение якобы ущерба бюджету г. Томска. Я уже говорил о надуманности этого эпизода в начале судебного разбирательства и несопоставимости денег, которые тратила моя семья на благотворительность города и суммы якобы причиненного ущерба.

За 2014-2018 г.г. ОАО «Томское пиво» потратило на нужды города порядка 250 млн. рублей. Из них 25 млн. – это фактически деньги Кляйн Светланы Ивановны, которые могли бы быть ее дивидендами. Но они вложены в город. В чем же корысть? Отдать 25 млн. рублей, чтобы получить 180 тыс. рублей? Ну не смешно ли?! Убежден, что любому жителю Томска это понятно!

Знаете, Ваша честь, мне было обидно до слез слышать из уст государственного обвинителя фразу о том, что благотворительность Томского пива увеличилась с 2013 года, так как Кляйн И.Г. добивался повышения имиджа. Вот уж вспомнишь народную мудрость: Не делай добра - не получишь зла. Как можно было только додуматься до такого? Такими высказываниями можно ведь убить порыв, идущий от души: помогать людям и обществу. За период моей деятельности на посту мэра только с 2014 по 2018 год я привлек от бизнеса на всякие благие дела более полумиллиарда рублей, из которых 250 миллионов вложено Томским пивом. В советское время орден и медаль дали бы за такие дела, а сегодня упрекают и еще причину объясняют – повышение политического имиджа.

После таких слов мне стыдно перед работниками и акционерами Томского пива, руководителями других предприятий, что просил их помочь городу. А они это делали от доброго сердца! Кто же после этого даст хоть копейку, зная, что тебя еще и привлечь могут по уголовной статье? Извращенное представление о благотворительности и меценатстве! В какой голове оно могло зародиться? За что такие упреки? Не понимаю, честно говоря.

Я всю жизнь служил людям, помогал, чем мог, и по мере своих возможностей. Я считал так: есть возможность – делись. Я люблю Томск и его жителей, и хочу искренне, чтобы их жизнь улучшалась с каждым годом. Такой уж я есть, и меня не переделать. Это моя философия жизни. Я не в том возрасте, чтобы ее менять, даже несмотря на такие едкие высказывания.

Ваша честь, хочу напомнить, что мое уголовное преследование началось с интервью одного из высокопоставленных руководителей правоохранительного органа Томской области. На вопрос журналиста о смехотворности ущерба в 180 тысяч рублей он с усмешкой ответил, что Кляйн И.Г., видимо, очень жадный человек. Думаю, он судил по себе. Как и утверждая в уголовном деле, что я якобы действовал в интересах предприятия, где когда-то работал, или что я будучи мэром управлял данным предприятием. Наверное, в представлениях этого человека не извлекать выгоду из своего должностного положения невозможно. Я всегда думал иначе. Сейчас этот человек, согласовавший мое обвинительное заключение, обвинен в получении крупной взятки и содержится в СИЗО.


Ну а выдумки госпожи Подгорной А.А. пусть останутся на ее совести. Иначе, как выдумкой я это назвать не могу. Я не знаю, вносились ли какие-то ложные изменения в протокол заседания комиссии или нет, так как не имею к этому ни малейшего отношения. Но в ходе судебного разбирательства мы четко установили, что, во-первых, этот протокол заседания комиссии не имел никакого правового значения. Комиссия вообще с учетом требований законодательства не должна была собираться. А, во-вторых, абсолютно не логично и надуманно выглядит утверждение о том, что искажения якобы нужно было внести в конкретный протокол заседания комиссии. Для чего это нужно было сделать и что именно ускорило, если участок моя дочь получила практически через год, а заседания комиссии проводились еженедельно? Подделать документ вместо того, чтобы провести точно такое же формальное и не влекущее никаких последствий заседание комиссии через неделю? Ради чего и что это ускорило? Нет никакой логики, кроме той, что это через ложные показания Подгорной А.А. сфабриковало довод о якобы моих противоправных действий. Но для чего это мэру? Если я такой авторитарный руководитель и был заинтересован в этой ситуации, почему участок-то выделили только через год? Почему одна лишь Подгорная А.А. якобы получила незаконное указание? И все это ради тех самых 180 тысяч рублей? Неужели кто-то может в это поверить?

Только вот остается все же вопрос, а земельные участки по Пастера 36/1 и Пастера 38/1, которые были проданы собственникам смежных земельных участков за сумму в 2,5 раза ниже кадастровой стоимости (Быстрицкие и Никитины) по такой же аналогичной процедуре (по предварительному согласованию) чьих рук дело? Кто давал указания? Кто готовил эти документы и подписывал? И мы видим, что это делала Подгорная, подписывал Паршуто, но они не преследуются по закону! Двойные стандарты? Или как это назвать? Или все же все процедуры законны? Законность этих процедур установлена решениями Советского районного суда г. Томска. Тогда, полагаю, что моей вины и в этом эпизоде, и все законно!

 

По 3 эпизоду, который мне предъявлен в обвинении по ст. 289 УК РФ «незаконное участие в предпринимательской деятельности».


Конечно, не хотелось бы повторять показания, которые я уже давал. Могу сказать одно: я не причастен к управлению ОАО «Томское пиво», отношения к его деятельности не имею. Равно как и никаких указаний я не давал его сотрудникам, а также не занимался покровительством ОАО «Томское пиво». Настаиваю на этом!

Об этом говорят в материалах дела расшифровки моих переговоров с бывшими коллегами по заводу. За 2 с половиной года прослушивания всех моих телефонных разговоров так и не установлено ни одного факта моего участия в предпринимательской деятельности, участия в управлении предприятием, а также предоставления каких-либо льгот и преимуществ ОАО «Томское пиво».

Надуманные обвинения, которые не содержат фактов, точных сроков и иных доказательств основываются лишь на показаниях Сурикова Е.И., которого совсем недавно осудили за взятку. Понятно, что в этой ситуации он мог оговорить любого человека, в том числе и мэра. Однако хочу обратить внимание, Ваша честь, на его выступление в судебном заседании от 11 июля 2021 г.

Так вот, я хотел бы привести дословно его высказывания относительно моих с ним разговоров: "Мы с Иваном Григорьевичем обсуждали служебные вопросы, связанные с проблемами муниципальных детских садов и школ при проверке по линии через пожарные соответствия. Ну, и в ходе разговора вопрос Томского пива имел место быть. Сказать, что Иван Григорьевич давал мне какое-то поручение «съезди и порешай», конечно, я выяснял. Я выяснял, я разговаривал непосредственно с ..надзором, который выезжает туда, выяснял что там, на сколько все серьезно? Докладывал ли я об этом Ивану Григорьевичу – я не могу сказать. Мы много собиралась и разговаривали, это была общая проблема, я имею в виду муниципальная. Поэтому. Разговор был, да. Мы общались. В том числе и по проверке безопасности Томского пива". Это подтвердил и свидетель Мащицкий О.А., допрошенный в суде. Он сообщил, что Суриков Е.И. интересовался ходом проверки, но ни о чем не просил.

Это говорит лишь об одном. Мы вели с ним разговоры в виде рассуждений, обмена мнениями. И это не указывает, а тем более не доказывает моего участия в управлении ОАО «Томское пиво».

Со сроками моего участия в предпринимательской деятельности тоже совсем все напутано. Мне вменяется срок с 1 октября 2013, когда я еще даже не избрался мэром, до 13 ноября 2020, то есть по сути с первого дня моей работы на посту мэра и до момента задержания. Но не абсурд ли это? Где и какие доказательства этому есть? Таковых, мы видим, в деле нет!

Я уже говорил на судебном процессе, как кандидат экономических наук, что такое процесс управления, не хочу и не буду повторяться, но хочу заметить, Ваша честь, что при допросе в суде свидетелей со стороны обвинения, все они отметили высокую компетентность, ответственность и постоянное нахождение меня как мэра на работе с утра до позднего вечера и практически без выходных. В то же время сотрудники ОАО «Томское пиво», также свидетели со стороны обвинения, ни один не подтвердил мое участие в работе ОАО «Томское пиво», в управлении или предоставлении каких-либо льгот для Томского пива. И это еще раз подтверждает мою невиновность в совершении вменяемого мне обвинением преступления, предусмотренного ст. 289 УК РФ (незаконное участие в предпринимательской деятельности).

И именно этим я хочу сказать, что невозможно, занимаясь день и ночь и практически без выходных проблемами города и его жителей, выполнять еще какую-либо работу, то есть заниматься деятельностью еще одного предприятия. О моем режиме работы и отношении к работе говорили мои коллеги по мэрии, которые подтверждают мою занятость и мое отношение к работе мэра. И как мы видим из показаний, они самые положительные.

Что касается якобы помощи с моей стороны ОАО «Томское пиво» ни один из свидетелей по делу о такой помощи не показал.

Проверки сотрудниками МВД и МЧС не прекратились, хотя опять же никто их и не просил об этом. Даже министр на предприятие так и не приехал, хотя из содержания прослушанного в ходе судебного разбирательства разговора, очевидно, что собеседники шутят и смеются. Неужели у нас теперь уголовная ответственность за высказанные в приватных разговорах шутки существуют? А про пресловутый «прокол» и утверждения о помощи моими телефонными разговорами ОАО «Томское пиво» доводы обвинения мне было просто стыдно слушать. Стыдно не за себя. За обвинение, которое заботу о горожанах трактует, как помощь ОАО «Томское пиво». В чем помощь? Какое отношение эта ситуация имеет к ОАО «Томское пиво»?

Вот, пожалуй, и все, что я хотел сказать сегодня, что хотел довести до вас, Ваша честь.



Прошу Вас, Ваша честь, при вынесении приговора учесть факты, о которых сообщали мои защитники и я и принять законное и справедливое решение! Таким решением я вижу вынесение в отношении меня оправдательного приговора по всем эпизодам предъявленного обвинения. В моих действиях нет никакого состава преступления! Да и самих событий преступления нет!


Ваша честь, я не юрист, жалею, что не имею такого образования. Но мне кажется, послушав речь государственного обвинителя, что мы рассматриваем вопросы по вмененным мне эпизодам не с точки зрения законности на основе права, а с точки зрения целесообразности, домыслов, предположений, личного понимания. Мне кажется это странным, и это еще раз показывает недоказанность предъявленных мне обвинений. Очень жаль, что мы все вместе потратили более полугода на судебное разбирательство, но ничего не изменилось с позиции обвинения. Такое впечатление, что он либо не услышал, либо не слушал свидетелей. Или слушал, но как-то очень избирательно. Только тех, кто давал нужные для обвинительного приговора свидетельские показания.


Ваша честь, это не суд над Кляйном И.Г. Это суд над городом, горожанами и мэрами всех других городов. Разбирая это уголовное дело, Вы влияете на весь наш город и его жителей. Ну кто из мэров, в случае моего осуждения, не побоится удовлетворить любое самое надуманное заявление предпринимателя об изменении территориальной зоны? Что мы можем получить? Дома в санитарно-защитных зонах, жуткие пробки, отсутствие мест в школах и детских садах? Кто вообще из успешных предпринимателей согласится идти в мэры, если его могут затем без вины обвинить в управлении бизнесом, который он когда-то создавал? Вот и получается, что это суд не надо мной, это суд над всеми людьми, кто хотел помогать другим и думал, что он делает это правильно.


Разберитесь в этой ситуации, Ваша честь. Таких уголовных дел в отношении мэров быть не должно! Оправдательный приговор! Вот то, что может поставить всему этому барьер.

 

И.Г. Кляйн