Игорь иртеньев последние стихи

Игорь иртеньев последние стихи

Игорь иртеньев последние стихи

Мы профессиональная команда, которая на рынке работает уже более 2 лет и специализируемся исключительно на лучших продуктах.

У нас лучший товар, который вы когда-либо пробовали!


Наши контакты:

Telegram:

https://t.me/stuff_men

E-mail:

stuffmen@protonmail.com


ВНИМАНИЕ!!! В Телеграмм переходить только по ссылке, в поиске много Фейков!


Внимание! Роскомнадзор заблокировал Telegram ! Как обойти блокировку:

http://telegra.ph/Kak-obojti-blokirovku-Telegram-04-13-15

















Вы хотите чтобы его прочитал ваш друг подруга, девушка, жена, мама, муж? Тогда смело нажимайте кнопку отправить. Слова, фразы с которыми у вас ассоциируется стихотворение. Игорь Моисеевич Иртеньев родился Откладывая каждый день сантим, К страстной неделе накопил он сумму, Которая позволила кюре Приобрести породистую суку. Он сколотил ей будку во дворе, Купил ошейник из мягчайшей кожи И красоты нездешней поводок. О, если б знал он, милостивый Боже, Какую шутку с ним сыграет рок! Раз в воскресенье, отслуживши мессу, Узрел кюре, придя к себе домой, Что тварь, поддавшись наущенью беса, Кусок стащила мяса. И грянул выстрел по законам драмы, А вечером, когда взошла звезда, Он во дворе киркою вырыл яму И опустил собачий труп туда. Смахнув слезу и глянув исподлобья На дело обагренных кровью рук, Соорудил он скромное надгробье И незабудки посадил вокруг. Потом кюре передохнул немного И высек на надгробье долотом: Однажды мы пошли с соседом На хутор бабочек ловить. Среди занятий мне знакомых, А им давно потерян счет, Пожалуй, ловля насекомых Сильней других меня влечет. Итак, мы вышли спозаранок, Чтоб избежать ненужных встреч И шаловливых хуторянок Нескромных взоров не привлечь. Ступая плавно друг за другом, Держа сачки наперевес, Мы шли цветущим майским лугом Под голубым шатром небес. Ручей поблизости звенел, На ветках пели демократы, Повсюду Травкин зеленел. Вдруг из кустов раздался выстрел, И мой сосед, взмахнув сачком, Вначале резко ход убыстрил, Но вслед за тем упал ничком. Как написала бы про это Газета 'Красная звезда': Но кто же, кто же, карауля Соседа, прятался в кустах? Кто смерти был его причиной? Чей палец потянул курок? Под чьей, товарищи, личиной Скрывался беспощадный рок? Где тот неведомый компьютер, Чьей воле слепо подчинясь, Пошли с соседом мы на хутор В тот страшный день и страшный час? Смешны подобные вопросы, Когда сокрытыя в тени, Вращая тайныя колесы, Шуршат зловещия ремни. И мы - что бабочки, что мушки, Что человеки, что грибы - Всего лишь жалкие игрушки В руках безжалостной судьбы. По весеннему минному полю Хорошо побродить босиком. Ветерок обдувает мне плечи, Тихо дремлет загадочный лес. Чу, взорвалась АЭС недалече. Не беда, проживем без АЭС. Гулко ухает выпь из болота, За оврагом строчит пулемет, Кто-то режет в потемках кого-то, Всей округе уснуть не дает. Страшно девице в поле гуляти, Вся дрожу, ни жива, ни мертва, Привяжи меня, тятя, к кровати Да потуже стяни рукава. Засыпай, дружок, скорее, Засыпай, мой дурачок. Прислонившись носом к стенке, В темноте едва видны, Спят брюнетки и шатенки, Спят евреи и слоны. Свет на землю серебристый Тихо льется с высоты, Спят дантисты и артисты, Рэкетиры и менты. Сквозь волнистые туманы Продирается луна, Спят бомжи и наркоманы, Лишь путанам не до сна. Спят, забывшись сном усталым, Сладко чмокая во сне, Спят под общим одеялом, Спят на общей простыне. Все заснуло в этом мире - Тишь, покой да благодать, Лишь скрипит в ночном эфире Наша общая кровать. Спи, мой милый, спи, хороший, А не то с кровати сброшу, Баю-баюшки-баю, Спи спокойно, мать твою. Споили начисто народ, Идею свергли свергли с пьедестала, Вдов стало меньше, чем сирот, Сирот практически не стало, Наука полностью в огне, Искусство - там же, но по пояс. Никто не моется в стране, Лишь я один зачем-то моюсь. Ступая с пятки на носок, Пойду за шагом шаг, Мину лужок, сверну в лесок, Пересеку овраг. И где-то через две строки, А может, и одну, На берег выберусь реки, В которой угону. Меня накроет мутный ил В зеленой глубине, И та, которую любил, Не вспомнит обо мне. Какой кошмар - пойти ко дну В расцвете зрелых лет! Нет, я обратно разверну Свой гибельный сюжет. Мне эти берег и река Нужны как греке рак. Неси меня, моя строка, Назад через овраг. Преодолей в один прыжок Бездарный тот кусок, Где прежде, чем свернуть в лесок, Я миновал лужок. Верни меня в родимый дом, Откуда налегке Ущербным замыслом ведом Поперся я к реке. Взамен того, чтоб в холодке, Колеблем сквозняком, Висеть спокойно на шнурке, Прикрыв лицо платком. Тем живется много проще, У кого сосед енот, И мозги он прополощет, И рубашку простирнет. У кого сосед японец, Тем легко на свете жить, Можно запросто червонец У японца одолжить. Лучше всех тому живется, У кого майор сосед, Если вдруг война начнется, Всех убьет, майора - нет. Как мне они физически близки, Те, за кого пред небом я в ответе - Солдаты, полотеры, рыбаки, Саксофонисты, женщины и дети. Предмет их лихорадочных надежд, Весь замираю от стыда и муки, Когда моих касаются одежд Их грязные доверчивые руки. Чем я могу помочь несчастным им, Чего им ждать от нищего поэта, Когда он сам отвержен и гоним, Как поздний посетитель из буфета. Цыганы шумною толпою Толкаю тушь по семь рублей, Еврей пугливый к водопою Спешит с еврейкою своей. Дитя в песочнице с лопаткой На слабых корточках сидит, А сверху боженька украдкой За всеми в дырочку следит Озонную. Ах, что за женщина жила У Курского вокзала, Она и ела, и пила, И на трубе играла. Паря меж небом и тюрьмой, Она в любом контексте Всегда была собой самой, Всегда была на месте. Мы с нею не были близки И рядом не летали, Она разбилась на куски И прочие детали. А я, я что, я вдаль побрел, Ушибленный виною, Ее тифозный ореол Оставив за спиною. Елки-палки, лес густой, Трюфели-опята, Был я раньше мен крутой, Вышел весь куда-то. Ноу смокинг, ноу фрак, Даже хау ноу, У меня один пиджак Да и тот хреновый. Нету денег, нету баб, Кончилась халява, То канава, то ухаб, То опять канава. Пыльной грудою в углу Свалена посуда, Ходит муха по столу, Топает, паскуда. У дороги две ветлы, Вдоль дороги просо, Девки спрыгнули с иглы, Сели на колеса. Не ходите, девки, в лес По ночам без мамки, Наберете лишний вес, Попадете в дамки. Не ходите с козырей, Не ходите в баню, Ты еврей и я еврей, Оба мы цыгане. Не кормил казну налогом, На турнирах не блистал И однажды перед Богом Раньше времени предстал. И промолвил Вседержитель, Смерив взглядом гордеца: Есть каналы, по которым До меня дошел сигнал, Что ты клал на все с прибором. Сохранить рассудок можно В моей жизни только так, Бренна плоть, искусство ложно, Страсть продажна, мир - бардак. Не привыкший к долгим спорам, Бог вздохнул: Отпускаю, дерзкий сыне, Я тебе гордыни грех, С чистой совестью отныне Можешь класть на все и всех. И на сем визит свой к Богу Гордый рыцарь завершил И в обратную дорогу, Помолившись, поспешил. И в земной своей юдоли До седых дожив годов, Исполнял он Божью волю, Не жалеючи трудов. На зоне строгого режима, На фоне полного зажима Считал закаты и восходы В местах лишения свободы. И все моральные уроды, И все духовные кастраты Со мной считали те восходы, Со мной считали те закаты. И покидая мир греховный, Перемещался в мир астральный То вдруг один кастрат духовный, То вдруг другой урод моральный. На второй они идут, Отмеряя ход минут. Отмеряя ход минут, По столу часы идут, Вот до краешка дойдут И оттуда упадут. На пол часики упали И лежат. А на первый, как вначале Было сказано, стоят. Это что ж это такое? И на что ж это похоже? Ведь лежать не можно стоя И стоять не можно лежа. Можно ж нервный тик Заработать так. Не с нашей трудною судьбой, Во власть отдавшись томной неге, Небрежно закурить плейбой, Лениво отхлебнув карнеги. Не наши стройные тела Гавайским обдувать пассатам, Не нас природа родила Под небом звездно-полосатым. А в том краю, где нас на свет Произвела она когда-то, Почти и разницы-то нет В словах 'зарплата' и 'заплата'. Там что ни житель - то монгол, А что ни лошадь - то Пржевальского, Там все играют в халхинбол, Но из ключа не пьют кастальского. Я не был никогда в Венеции - Шамбале кинематографии, Где драматургов нету секции, Что в переводе значит - мафии. Я не бывал в стране Муравии, Где ям не меньше, чем ухабов, Я также не бывал в Аравии, Ну что ж, тем хуже для арабов. Но я бывал в Голопобоево, Чьи жители клянут Арабова, Раскаты дикой лиры коего Лишает их рассудка слабого. Там низок уровень культуры И редко слышен детский смех. Ты лучше их не трогай, Юра, Убогих, Юра, трогать грех. Хотя он выглядел нестаро, Была в глазах его усталость, Была в руках его гитара, Что мне излишним показалось. Акын арбатского асфальта Шел в направлении заката На мостовой крутили сальто Два полуголых акробата. Долговолосые пииты Слагали платные сонеты, В одеждах диких кришнаиты Конец предсказывали света. И женщины, чей род занятий Не оставлял сомнений тени, Раскрыв бесстыжие объятья, Сулили гражданам забвенье. Был смех толпы ему ответом, Ему, обласканному небом Я был, товарищи, при этом, Но лучше б я при этом не был. Слезы горькие, не лейтесь, Сердце бедное, молчи, Ты умчи меня, троллейбус, В даль туманную умчи. Чтобы плыл я невесомо Мимо всех, кого любил, Мимо тещиного дома, Мимо дедовских могил. Чтоб войти в чертог твой, Боже, Сбросив груз мирских оков, И не видеть больше рожи Этих блядских мудаков. Встают дворцы, дымят заводы, Владыка мира правит - труд, И окружающей природы Ряды радетелей растут. Мне все знакомо здесь до боли, И я знаком до боли всем, Здесь я учился в средней школе, К вопросам - глух, в ответах - нем. Здесь колыбель мою качали, Когда исторг меня роддом, И где-то здесь меня зачали, Что вспоминается с трудом. Здесь в комсомол вступил когда-то, Хоть ныне всяк его клеймит, Отсюда уходил в солдаты, Повесток вычерпав лимит. Прошел с боями Подмосковье; Где пахнет мятою травой, Я мял ее своей любовью В период страсти роковой. Сюда с победою вернулся, Поскольку не был победим, И с головою окунулся В то, чем живем и что едим. Я этим всем, как бинт пропитан, Здесь все - на чем еще держусь, Я здесь прописан и прочитан, Я здесь затвержен наизусть. И пусть в кровавом Альбионе Встает туманная заря, В родном Гагаринском районе Мне это все - до фонаря! Его удача ожидает, Ее судьба - сплошной вопрос. На нем широкие штаны. Он в них прошел огонь и воду, Но моде не принес в угоду Их непреклонной ширины. На ней забот домашних груз, Ночей бессонных отпечаток, Да пара вытертых перчаток, Да полкило грошовых бус. В преддверьи горестной разлуки Она заламывает руки, Расстаться не желая с ним. Со лба откинув прядь волос, В глаза его глядит с мольбою. Перекрывая шум прибоя, Целует женщину матрос. И утерев бушлатом рот, Он говорит, прощаясь с нею, Что море вдаль его зовет, Причем чем дальше, тем сильнее. Матрос уходит в океан. Его шаги звучат все глуше, А женщина стоит на суше, Как недописанньй роман. Мне му сцену не забыть - Она всегда передо мною. Я не хочу матросом быть И не могу - его женою. Еременко На Павелецкой-радиальной Средь ионических колонн Стоял мужчина идеальный И пил тройной одеколон. Он был заниженного роста, С лицом, похожим на кремень. Одет решительно и просто - Трусы, галоши и ремень. В нем все значение имело, Допрежь неведомое мне, А где-то музыка гремела И дети падали во сне. А он стоял мужского рода В своем единственном числе, И непредвзятая свобода Горела на его челе. Я жаждал твоею коснуться тела, Любовный жар сжигал меня дотла, А ты придти ко мне не захотела, А ты, смотрите выше, все не шла. Полночный сад был залит лунным светом, Его залил собою лунный свет. Сказать такое - нужно быть поэтом, Так написать способен лишь поэт. Поэт он кратким должен быть и точным, Иначе не поэт он, а фуфло. Короче, я сидел в саду полночном, А ты, как чмо последнее, не шло. Наготу слегка прикрыв рукою, Спишь и ты, откинув простыню Что бы мне приснить тебе такое? Хочешь, я себя тебе присню? Знай, что я не снюсь, кому попало, Редким выпадала эта честь. Денег я беру за мо мало - У меня и так их много есть. Я в любом могу присниться виде, Скажем, в виде снега и дождя, Или на коне горячем сидя, Эскадрон летучий в бой ведя. Хочешь - стану юношей прекрасным, Хочешь - благородным стариком, Хочешь - сыром обернусь колбасным, А не хочешь - плавленым сырком. Иль, принявши образ чайной розы, У Хафиза взятый напрокат, Я вплыву в твои ночные грезы, Источая дивный аромат. Я войду в твой сон морским прибоем, Шаловливым солнечным лучом Спи зубами, милая, к обоям И не беспокойся ни о чем. Несмотря на внешнее несходство, Но об этом следующий раз, Главное в них - внутреннее сходство, Вот что их роднит на первый глаз. Есть у них в любое время года - Лето, осень или же зима, Все что только нужно для народа, А народу главное - дома. В каждом доме этажей немало, У меня их около восьми, Раньше это сильно отвлекало, А теперь - хоть хлебом не корми. Или, например, возьмем Воронеж, Впрочем, что с Воронежа возьмешь, И с балкона толком не уронишь, И на стенку сходу не прибьешь. Да, чуть не забыл, наземный транспорт. С этим просто полный караул, Тут на Майне приезжал во Франкфурт, Так никто и глазом не моргнул. А вообще-то здесь у нас неплохо, Кормят так, что просто на убой, Суп дают на завтрак из гороха, Кто спускает воду за собой. Над рекой в пруду склонилась ива, За рекой заката синева, Вот и все, родная. Какой порыв, какой накал! Бежит по улице мужчина, В груди его торчит кинжал. Умерь стремительный свой бег! Формат номера 10 цифр , пример: Разместить на главной странице У вас на счету 0 Лир Пополнить счет на: Главная Подбор рифмы Правила сайта Регистрация. Добавить свое стихотворение Забыл пароль к сайту. Дата публикации - Игорь Иртеньев Игорь Моисеевич Иртеньев родился Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи. Копирование материалов с сайта только с разрешения автора или администратора сайта. Copyright связаться с администрацией. У вас на счету 0 Лир. Разместить на главной странице.

Купить Метод Карабаново

Игорь Иртеньев: «Нас переориентировали необычайно легко»

Закладки лирика в Чухломе

Передозировка экстази, опасность наркотика, помощь при отравлении

Верхнеуральск купить Коксик

добавить стихотворение в закладки?

Наркотики в Лыскове

Купить IKEA Томск

Купить Порох Малмыж

ИГОРЬ ИРТЕНЬЕВ - Стихи и проза

Как отбить залдиар от парацетамола

Купить героин в Белый

Купить белый порошок Майкоп

Купить Марка Московский

Купить Орех Грязовец

Последние стихи

Иха марихуана фактор

Игорь Иртеньев

Закладки спайс в Нефтекамске

Игорь Иртеньев. Поэт-правдоруб

Купить Скорость a-PVP в Богородск

Купить Трамадол Нововоронеж

Купить Айс Нижнекамск

Точка ру (Игорь Иртеньев)

Закладки стаф в Красавине

Купить Фен Яровое

Марки в Спасске

Игорь Иртеньев: «Нас переориентировали необычайно легко»

Купить Твёрдый Александровск

Купить марихуана Ряжск

Купить закладки марки в Шадринске

Ксанакс фото

Купить закладки трамадол в Нолинске

ИГОРЬ ИРТЕНЬЕВ - Стихи и проза

Купить Гердос Валдай

добавить стихотворение в закладки?

Закладки в Аргуне

Последние стихи

Купить Марки в Бугуруслан

Купить DOMINO Алдан

Купить МДМА розовые Октябрьский

ИГОРЬ ИРТЕНЬЕВ - Стихи и проза

Закладки лирика в Бологом

Северск купить кокаин

Купить Шишки Пятигорск

Точка ру (Игорь Иртеньев)

Верея купить Пыль

Закладки гашиш в Хвалынске

Купить Метамфетамин в Сельце

Купить закладки трамадол в Сасове

Купить закладки стаф в Судаке

Последние стихи

Купить Кайф Архангельск

Последние стихи

Кокаин торрент

Игорь Иртеньев: «Нас переориентировали необычайно легко»

Купить Азот Оханск

Купить Хэш Облучье

Барбитураты что это

добавить стихотворение в закладки?

Заменители грудного молока

Гашиш в стамбул

Форум Салехарда

Игорь Иртеньев: «Нас переориентировали необычайно легко»

Закладки реагент в Печоре

Купить морфий Кадников

Скорость a-PVP в Артемовском

Закладки стаф в Дагестанском Огне

Купить ЛЁД Иркутск

Игорь Иртеньев

Купить Метод Духовщина

Последние стихи