Глухая стена родительского невежества

Глухая стена родительского невежества



Мою внучку принесли из роддома. Вот она кричит, её пытаются успокоить, качают на руках уже так, что едва до потолка не долетает. Ноль результата. Тогда говорю – дайте её мне. Отошёл с ней к окну и громко, уверенно говорю – Маша, послушай меня…

Все в шоке – ты что, она же ещё ничего не понимает.

Я не обращаю внимания и снова – Маша, давай–ка друг друга уважать, я же в конце концов с тобой разговариваю.

Можете представить оцепенение всех, когда она замолчала.

Это к вопросу о том, что дети ничего не понимают....


Продолжаю в том же духе ещё как минимум час – она молчала и слушала. Только пытается начать снова, я:

- Эй – эй, я же ещё не закончил, я с тобой разговариваю – снова замолчала. Рассказываю всё что угодно – о том, что мама устала, что на улице темно, на небе звёзды и луна, за окном – деревья, вороны, облака и фонари.


Приём этот никто из родных, близких и знакомых не смог повторить. Потому что надо не останавливаться, разговаривать громко и уверенно, не делать пауз. Каждый раз, когда я её брал на руки и говорил – Маша, ну как вообще у тебя жизнь? Она замолкала и слушала всё, что я ей говорю.


Мне неведомо, знаете вы об этом или нет, но младенцы – гениальные манипуляторы. Буквально с первых дней они успешно делают из родителей послушных рабов. Если вы не берёте его на руки, он будет орать бесконечно. У него хватает терпения, целеустремлённости, настойчивости и упорства. Он не останавливается на полпути и чаще всего достигают своей цели. В данном случае это значит быть взятым на руки.


Младенец подрастает, возникают другие проблемы. Приехал к трёхмесячному внуку и протестировал. Позвал сына, его жену и говорю – посмотрите: он не реагирует на подставленные к ножкам ладони, не берёт ручками мои пальцы, лежит как сарделька. На него постоянные жалобы – спит по 20 минут, вся ночь – мучение, часто болеет, капризничает. Я устроил вечером показательные выступления. 10 градусов мороза, раздел догола и вынес на открытый балкон на 10 секунд. Мама – в предынфаркте, дёргается мне помешать. Ноль эмоций, делаю свое, но не более 10 секунд на морозе. Такого же голенького растёр сухим полотенцем и начал таскать, крутить за ручки и ножки, вынуждать ползать. Мама в шоке – вы ему ручки и ножки оторвёте. Понёс в ванную, облил из ковша холодной водой, снова растёр, снова таскаю. Снова на балкон, снова ручки – ножки, и так час, младенец от счастья млеет. Ещё раз растёр, мама покормила – и в люлю.


Утром мама мне звонит и даже по телефону видно, что у неё глаза на лбу. Говорит – представьте, в 22.00 он уснул, в 7 утра проснулся. Не спала мама – все ждала, когда он проснётся и заплачет. Всю ночь подходила и слушала – дышит, только почти неслышно.


Когда уезжал, сдавал работу. Юноша резво, аж бегом переползал кровать туда–сюда на животике и спинке, когда я подставлял к ножкам ладонь. Брал меня за пальцы, я его поднимал на полметра над кроватью, и он висел 20 секунд. Молотил ручками и ножками как заведённый. Выходил с ним в парк, и как мама меня не пугала, что спит 20 минут – потом просыпается, у меня он спал как из пушки по четыре часа.


Парню 8 – 9 месяцев, сидит на полу, упал – заплакал, мама и папа бегут. Чего бежите, спрашиваю? Так он же упал, плачет. – Ну и что, поплачет – перестанет. Ведь сразу видно, как ребёнок плачет. Если очень сильно стукнулся, надо взять на пару минут, пока успокоится.

Если плачет просто для порядка – нечего, не трогать.

Он упал, крутится, смотрит на нас не понимая, снова плачет. Потом видит, что никто не подходит, перестаёт и начинает подниматься сам. После пытается влезть на диван, мама и папа снова бегут к нему. – Стоять, говорю, чего лезете? – Так он же на диван хочет. – Ну и что, хочет – пусть сам лезет. Он должен понимать, что всего в жизни должен добиваться сам. Пусть кряхтит, тужится, пыхтит, старается, но сам.


Одно из главных зол – родители по отношению к детям не могут держать постоянно стабильную линию поведения. К примеру, месяц детёнышу разрешают всё, он буквально вьёт из родителей верёвки. Потом вдруг что–то ударяет им в голову, и они начинают пытаться воспитывать его по–другому. Ребёнок ничего не понимает – как же так? Всё время было можно, а теперь вдруг нельзя? Но хуже всего то, что этого запала у мамы с папой хватает от силы на день. Затем они возвращаются к тому, что было. Результат – снова все в предынфаркте, в истерике ребёнок, в истерике и слезах родители, жопа красная от ремня, колени – от стояния в углу, результат отрицательный. Всё вернулось на круги своя.


Но вот такой отпрыск идёт в детсад. Дома он – центр Вселенной, ему можно всё. В саду же – 40 человек и одна воспитательница. Ребёнок не умеет и не хочет самостоятельно одеваться, есть, засыпать. Как вы думаете, что он получает от воспитательницы? Правильно, всегда по жопе. Мама бежит к воспитательнице и устраивает ей скандал, та – маме. Мама в конце концов переводит его в другой детсад, в третий, где неизменно повторяется всё та же история. На улице, во дворе – опять одно и то же. Её возлюбленное чадо обидели - мама бежит заступаться. У того, кто обидел ребёнка, тоже есть мама, начинается взаимное волосотаскание. Но у чад есть ещё и папы, часто и папы втягиваются в такие разборки с мордобоями.


Но на самом деле избавить детей от нервных срывов легко и просто. Пример: мой трёхлетний внук и шестилетняя внучка вцепились в одну игрушку – кричат "Отдай, это моё!", сопят и плачут, снова сопят. Как обычно поступают в таких случаях мамы: каждая шлёпает по своей жопе, по углам, как минимум час дети плачут, настроение у всех испорчено.


Что делаю я? Подхожу к внуку, громко и уверенно говорю: Ваня, часы. Показываю на часы в мебельной стенке и продолжаю: Видишь, тут есть часы, а в кухне? – Он – Не знаю. – Ну а что ж мы тогда стоим, пойдём посмотрим. Только надо не останавливаться, нельзя давать ему опомниться. Пришли в кухню – всё, инцидент исчерпан, об игрушке забыли.


Он не хочет надевать колготы, папа готов дать подсрачника с известным результатом. Я беру колготы, растягиваю их и отпускаю. Они со свистом улетают. Он бежит, хватает их и быстро надевает. Не хочет идти купаться, плачет. Говорю – надо пойти искупать новый троллейбус, которым он играл. Тут же разделся и с троллейбусом побежал в ванную.


К чему я это всё? К тому, что родители должны напрягаться! Сказать иди ешь или иди одевайся, а потом "мучить жопу" ребёнку, так как он отказывается – это преступление. Надо пробиться сквозь их сознание, чтобы тебя хотя бы просто услышали. Иначе дети постоянно плачут, все в нервах и слезах. Они будут здоровыми? Нет!