Георгий Михайлович Квятковский – судьба военного в эпоху Большого террора

Георгий Михайлович Квятковский – судьба военного в эпоху Большого террора


Николаевский архивариус

Георгий Михайлович Квятковский – командир дивизиона 6 корпуса артиллерийского полка, расположенного в городе Вознесенск современной Николаевской области, военный в третьем поколении.


Несмотря на свою насыщенную и славную биографию попадает под арест в 1937 году. Социальное происхождение из семьи царского полковника стало основанием для выдвижения следователем обвинения Г. Квятковскому в «принадлежности и активном участии в «военно-фашистском заговоре в Красной армии» и «многолетней контрреволюционной работе» уже на первом запротоколированом допросе от 12 ноября 1937.


Как известно, специфика большевистских репрессий предусматривала аресты не только конкретных лиц, но и создание разветвленной сети «антисоветских организаций». Именно поэтому на первом допросе Квятковского речь идет не только о «подрывной, вредительской работе» непосредственно арестованного, но и о том, что он, как командир дивизиона, сумел привлечь в состав артиллерийского полка и назначить на руководящие должности других бывших царских офицеров, в том числе начальник штаба полка В. Иванова. Следователь Вознесенского райотдела НКВД пытается «выявить» на территории полка разветвленную сеть «антисоветской военно-фашистского заговора».

В атмосфере террора, страха и давления следователя, Г. Квятковский признал, что «он с 1935 года является участником военно-фашистского мятежа в Красной армии, целью которого является насильственная смена высшего руководства. Уже за 9 дней, на допросе 21 ноября 1937 арестованный подробно, по пунктам, описывает следствию, в чем именно заключалась вредительская работа в его военной части. Также следователи НКВД всячески пытались и сумели выбить у Квятковского признание против начальника штаба полка В. Иванова.

В результате применения следователями НКВД не только морального давления, а и средств физического воздействия на обвиняемых, подавляющее большинство задержанных уже на первых допросах вынужденно оговаривали как себя, так и других. Не стал исключением и Георгий Квятковский. Если на первых трех допросах - он отрицал свою принадлежность к «мятежникам», то далее он уже утверждал: «Свою принадлежность к контрреволюционной военно-офицерской организации, а в дальнейшем в военно-фашистского мятежа я полностью подтверждаю, так же как и подтверждаю свою контрреволюционную работу во время пребывания в этих организациях, о чем я предоставляю полные и исчерпывающие показания ... »

После «признания» собственной вины Г. Квятковским достаточно быстро появился обвинительное заключение.


Дело Г. Квятковского было рассмотрено в закрытом режиме 28 декабря 1937. На нем Г. Квятковский отказался от признания собственной вины и «чистосердечных» показаний, заявив, что все они являются клеветой и сам он никогда не находился в контрреволюционных и антисоветских организациях.

В последнем слове подсудимый попросил в случае вынесения обвинительного приговора сохранить ему жизнь. Но, приведенное не повлияло на решение суда. Стоит отметить, что наибольшее количество «смертных» приговоров подсудимым, по сравнению с другими социальными группами приходилось именно на военную интеллигенцию и сотрудников правоохранительных органов эпохи Великого террора.

«Лишить Квятковского Георгия Михайловича воинского звания «капитан» и приговорить к высшей мере уголовного наказания - расстрелу с конфискацией всего личного имущества» - приговор суда.


Вместе с Георгием Михайловичем была арестована и приговорена к 10 годам заключения его жена - Ольга Ивановна. Она умерла в исправительно-трудовом лагере от сердечной недостаточности 21 февраля 1944.

Сын репрессированных супругов Квятковских Олег Георгиевич Квятковский подал заявление на дополнительное рассмотрение дела родителей и их реабилитацию в 1956 году, вследствие которого принято следующее решение: «Приговор Военной Коллегии Верховного суда СССР от 28 декабря 1937 в отношении гражданина Квятковского Георгия Михайловича по вновь открывшимся обстоятельствам отменить, дело в отношении его прекратить за отсутствием состава преступления». Также полностью реабилитирован его жену Ольгу Ивановну Квятковскую.


К сожалению, реабилитированы посмертно.

Учитывая биографию Г. Квятковского, шансов на спасение от большевистской репрессивно-карательной системы у него было мало. Чуда не случилось, и военный офицер стал одной из многих жертв режима.