Ещё не конец...

Ещё не конец...

Kep

Не так просто ответить на вопрос, сколько времени прошло с тех пор, как мы ступили на пол этого загадочного помещения. Казалось, что отчёт утрачен, но это и к лучшему… Время застыло с тех пор, как последний экспонат занял своё место, а последний щелчок дверного замка скрыл это место от сторонних глаз. Как долго мы уже здесь находимся? Может, всего минуты? Дни? Это не имеет значения. Ты мыслишь, следовательно, ты всё ещё жив. Если время так незаметно, я с уверенностью могу сказать, что каждое прочувствованное мгновенье пускает столь приятную и волнительную дрожь по телу. Ведь даже полное осознание происходящего за стенами этой научной крепости не может остановить этот порыв эмоций. Да, теперь я понимаю - каждое из этих мгновений наполнено эмоциями. Столь приятными и желанными эмоциями.

Почему в это время, в этом месте? Они оказались здесь, и этого уже не изменить…  Одни ли они? Теперь компанию им составят величайшие труды человечества, идеи людей, которые пытались заговорить с миром… Но какова цель? Возможно, в существовании человека нет цели, и мы сами пытаемся найти её для себя, дабы жизнь обретала ценность.  

Внезапно, коридорным эхом раздался крик Клементины, секунда за секундой и стены поглотили всё, что могло потревожить эту идиллию. Неужели их всё же нашли? Нет, ведь мы же так тщательно заметали следы! В этом случае случится могло всё что угодно. Резкий рывок, поднял в небо небольшое облако пыли. Шаг за шагом, неизвестность пугала своей непредсказуемостью. Но ожидание этой неизбежной встречи выбрасывает в кровь всё больше адреналина, вызывая это неподменное чувство эйфории. И вот он, тот самый угол… Рывок, и вдруг его что-то подхватывает, по ощущениям это сравнимо только с высокой перегрузкой. Моим рёбрам предстояла схватка с крепкими объятиями Клементины. За доли секунды человеческие руки превратились в механические тиски. Сила которых сравнима примерно питоном, убивающим свою жертву. Её небольшой рост сыграл злую шутку против меня. Из горла вырывались ели заметные звуки отчаяния. Казалось бы, вот он - свет в конце тоннеля, но нет — это всего лишь абажур лампы, свисающей с потолка. Это не могло долго продолжаться. Собрав всё мужество в свои руки, я… Поздно, это мужество стоило бы переправить в рёбра, которые в последний момент со звуком хрустящей вафли гордо попрощались с руками, стискивающими их. На этом столь «крепкое» и «дружелюбное» приветствие окончилось. Изобразив, то что я здесь так, мимо проходил, я продолжил свой путь с очень доброжелательным лицом… 

Попытавшись перевести дух, я вошел в ближайшую дверь. И каково было моё удивление, когда я увидел старый сервер и одинокий стул, который так символично занял своё место посреди комнаты. Пусто. Но, возможно, эта комната вместила в себя гораздо больше информации, чем могло показаться на первый взгляд. Подойдя по ближе к стулу, я заметил на нём уже истрёпанную папку. Листы бумаги, текст на которых еле заметен, бумажные фотографии, которые, несмотря на свою недолговечность, всё ещё пытаются сохранить какие-то моменты. Среди десятков листов и разных сводок мне повезло найти рукопись, которая ещё была читаема. Небольшими печатными буквами в верхнем левом углу было выведено незамысловатое название «Мы пытались…»

“Человечество никогда не покидала мысль о вечной жизни. Избегая логического конца, они оттягивали свою смерть до последнего… Несмотря на все недостатки вечной жизни, они всё равно стремились её получить, стать богами… Я был одержим этой идеей. Вернее, самой идеей сотворения чего-то вечного. 

Изначально мы обратились к физике. Ведь почти наверняка вы слышали о знаменитом коте Шрёдингера. Я коротко напомню. Речь идёт о воображаемом эксперименте физика Эрвина Шрёдингера, в ходе которого кот в закрытом ящике в течение часа будет убит при помощи этакого идеального «подбрасывателя монетки». Если вкратце, случится это (смерть кота) в течение часа с вероятностью в 50%. Но проблема в том, что пока мы ящик еще не открыли (слышать, как кот скребется и орёт мы по условиям опыта не можем), кот находится как бы в двух состояниях сразу — он и мёртв и жив одновременно.

Причём обстоит это так не субъективно-психологически (что обыденно понятно и легко представимо), а вообще. Шрёдингер предложил этот эксперимент, чтобы постебать коллег. Его кот демонстрировал, что при взгляде на квантовые закономерности из макромира получается форменная антиинтуитивная бессмыслица. Но со временем этот на первый взгляд простой эксперимент образовал вокруг себя новый смысл.  Физик Хью Эверетт III В 1957 году предположил такое объяснение фактов современной квантовой физики, при котором допускается существование бесконечного множества параллельных миров, где реализованы все варианты развития событий на всех физических уровнях — от квантов до людей, галактик и их скоплений. Проще говоря, Эверетт думал о каждом факте наблюдения события, которое может закончиться так и эдак, как о расщеплении наблюдателя на клоны в параллельных реальностях, которые видят разные реально случившиеся варианты. Причём все эти новообразованные реальности абсолютно равнозначны. В его трактовке кот в ящике действительно физически и жив, и мертв одновременно. Какого именно кота увидим непосредственно мы, зависит только от того, в какой из двух возможных расщепов реальности мы угодим. В момент открытия ящика какой-то другой клон в другой вселенной одновременно с нами видит противоположный результат.

Вот теперь вы в краткой форме посвящены в квантовое бессмертие.


Но нам нужно было нечто большее, чем просто теория. И лишь наблюдения за природой вывели нас к крионике. Что являет собой крионика? Самым простым объяснением будет то, что это - технология сохранения в состоянии глубокого охлаждения, «криоконсервации», «криосохранения» людей и животных в надежде на то, что в будущем их удастся оживить и - при необходимости - вылечить. И здесь мы столкнулись с огромным НО.  Если заморозить человека, его кровь кристаллизуется, и при оттаивании несомненно создаст миллионы микро порезов в кровеносной системе человека. Абсолютно все артерии , капилляры и вены станут похожими на решето, что несомненно приведет к обильному внутреннему кровотечению и мучительной смерти . Почему некоторые виды лягушек могут переживать заморозку? У некоторых видов печенью выделяется обильное количество глюкозы, которое обволакивает клетки их крови, создавая этим самым защитный слой и делая их структуру шарообразной. Слой помогает также сбалансировать концентрацию солей, которые образуются в процессе образования льда за пределами клетки. Сахар и другие криопротекторы удерживают воду внутри клетки, препятствуя тем самым ее гибели. Но эта теория была слишком хороша, чтобы бросить все эти попытки. Через некоторое время мы услышали об ещё одних заинтересованных лицах, которые внесли свою лепту в развитие крионики. Команда ученых из Йельского университета (США) экспериментировала с сотнями свиных мозгов, полученных на бойне, и научилась их реанимировать и поддерживать жизнедеятельность с помощью системы насосов, нагревателей и мешков с искусственной кровью. Разработанная йельской командой система называлась BrainEx. Она предполагала подключение мозга к замкнутой «петле» трубок и резервуаров, по которым циркулирует перфузионная жидкость, переносящая кислород к мозговому стволу, мозжечковой артерии и областям, расположенным глубоко в центре мозга. Установка получила шуточное название «мозг в ведре».

 Но этого так же было недостаточно. Цель, к которой мы шли, всё ещё казалась слишком далекой. На помощь нам пришли новые идеи, но назвать их “новыми” можно с трудом. В 2016 году компании Nectome предложила стартап, который предлагал умереть для обретения бессмертия раньше срока – бальзамировать мозг нужно было, пока человек находился в сознании, вещества для "заморозки" должны были поступать через сонную артерию. Эту технологию планировали применить и на человеке – заменить приток крови бальзамированием химическими веществами, которые сохранят структуру нейронов. В это время подключаются другие игроки. Компания Alcor предложила заморозить всё тело. Как только клиента объявляют мертвым, можно начинать криосохранение – и тогда работа закипает. Для начала группа ожидания перемещала тело из кровати на ледяное ложе и покрывала слоем ледяной крошки. Затем Alcor применяла "сердечно-легочный реаниматор", который восстанавливал циркуляцию крови. После этого в тело вводятся 16 различных препаратов – чтобы предотвратить разрушение клеток в организме. Когда тело было охлаждено и все нужные препараты введены, его перемещают в операционную. Далее необходимо как можно тщательнее удалить из организма клиента кровь и другие жидкости, заменив их раствором, в котором при замораживании не формируются кристаллы (подобная жидкость применяется для сохранения органов при трансплантации). Хирург вскрывает грудную клетку, чтобы получить доступ к главным кровеносным сосудам, подсоединяет их к системе промывки – и кровь заменяется медицинским антифризом. Поскольку клиента будут хранить в состоянии глубокой заморозки, очень важно избежать формирования ледяных кристаллов в клетках его организма. После наполнения сосудов антифризом компания начинает постепенное, по градусу в час, охлаждение тела. Примерно через две недели его температура достигает минус 196 градусов. Ну и наконец клиента помещают в его последнее место обитания на обозримое будущее – вверх ногами в холодильник.


Казалось бы, вот он - ключ. Но не всё так просто. Оболочка не позволила бы человеку существовать вечно. Как бы пессимистично это ни звучало, но человек обречён… Но, если он не сможет вечно жить человеческой оболочке, то, следовательно, преградой является его тело. Что если мы возьмём только сознание? Могут ли нейронные сети помочь скопировать мозг? Появилась мысль, что мозг-де можно смоделировать на компьютере, а нейронные сети есть модель мозга. Следовательно, можно скопировать сознание человека. Мы пытались действовать в этом направлении, но оно оказалось ложным. К сожалению, в мозге сигналы передаются электрохимическим путем. Каждый нейрон содержит от тысячи и до сотен тысяч связей. В течение дня тысячи связи разрушаются, при этом образуются новые. Но и это еще не все! Сами по себе электрические импульсы лишь побуждают нейрон к определенной реакции.

Дело в том, что электрохимический способ передачи информации говорит о том, что в передаче информации в мозге используются специальные химические реакции.  В целом добавим, что нейронов в мозге до 100 миллиардов, и получается такая комбинация вариантов, что смоделировать эту систему нельзя на данном этапе развития человека.

Моё время подходит к концу, но если перед вами сейчас то, о чём мы могли только мечтать, то всё удалось…”