«Это уже следователь там сочинял». Как прошло пятое заседание по уголовному делу об антивоенных «ценниках» в смоленском магазине

«Это уже следователь там сочинял». Как прошло пятое заседание по уголовному делу об антивоенных «ценниках» в смоленском магазине

«7х7 — Горизонтальная Россия»
Владимир Завьялов со своей женой Кристиной. Фото: «7х7»

Очередное заседание Заднепровского районного суда Смоленска состоялось 13 июля — на нем рассматривают дело Владимира Завьялова. Мужчину обвиняют в распространении заведомо ложной информации о российской армии по мотивам политической ненависти. По версии следствия, смолянин заменил в смоленском супермаркете «Карусель» ценники — вместо них он оставил схожие по дизайну листовки с антивоенными надписями. Как прошло заседание суда 13 июля, на котором свидетели рассказали про «нациков» и страхе быть заминированными, — в репортаже «7х7».

На предыдущее, четвертое заседание 29 июня группу поддержки Завьялова не допустили — секретарь просто не сообщила о его начале и не пригласила в зал слушателей. Вместо них зал заполнила группа молодых людей, которых ни Завьялов, ни его группа поддержки не знает. В тот день слушатели написали коллективную жалобу председателю суда Вадиму Селезеневу о нарушении статьи 241 УПК РФ о гласности судов. В ответ он сообщил, что с 15 октября 2020 года своим приказом ограничил доступ в здание суда граждан, не являющихся участниками процесса. Почему тогда на все другие заседания группа поддержки Завьялова смогла попасть — пока неизвестно.

«Куда мы пришли — мы не знаем»

Пятое заседание по делу Владимира Завьялова должно начаться в 14:30. В этот раз около 15 слушателей пришли за полчаса до начала, чтобы все-таки попасть в зал суда. Помимо группы поддержки, которые ходят на все заседания Завьялова, пришли несколько студентов — о своем статусе они заявили «7х7».

— Куда мы пришли — мы не знаем, — смеется один из студентов на вопрос корреспондента «7х7», к кому на заседание он пришел. Другая студентка говорит, что у нее университетская практика, и она не хочет отвечать на вопросы.

Время 14:30, но заседание не начинается. Один из приставов подходит к слушателям и говорит, что заседание уже идет на другом этаже, но его шутку никто не оценивает. В этот раз собравшиеся внимательно следят за скамейкой в холле этажа — там ожидает начала заседания сам Владимир Завьялов с женой, братом и адвокатом.

Спустя почти 20 минут в зал зовут обвиняемого и его адвоката, Владимира Трушкина. Как только они преодолевают турникеты и уходят по коридору, слушатели и студенты идут вслед за ними в зал заседаний. В этот раз им удается туда попасть. Через пару минут в зал заходит судья Евгений Овчинников.

«Не трогайте суд!»

Слушание Овчинников начинает с заявления, что заседание открытое и на нем может присутствовать любой человек. А затем высказывает претензию к представителям СМИ и требует «не трогать суд».

— Прекратите в средствах массовой информации публиковать непроверенные сведения. Если эти сведения заденут честь, достоинство, репутацию суда, то вы можете за это отвечать. Понимаете или нет?

Когда вы пишите там… не знаю, кто пишет: «А вот шьет судья 10 лет за что-то». Ничего судья никому не шьет! Судья добросовестно рассматривает в соответствии с законом уголовное дело, — говорит судья, обращаясь к слушателям.

После этого заседание начинается, и Овчинников сообщает, что секретаря суда заменили. Именно прошлый секретарь не оповестила группу поддержки Завьялова о том, что можно зайти в зал.

Судья приглашает первого свидетеля — продавца-консультанта «Карусели» и учащуюся медколледжа 20-летнюю Екатерину Соломатникову. Но судья внезапно снова отвлекается от рассмотрения дела.

— Я уж извиняюсь, что суд председательствующий так эмоционально вначале высказался. Но за 42 года работы в правоохранительной системе еще не приходилось, чтобы так судью марали. Вам, наверное, и лет-то столько нет, многим из вас, — сетует Овчинников.

Судья возвращается к опросу первого свидетеля.

«Слово „нацики“ очень сильно запомнилось»

По словам Соломатниковой, весной 2022 года она была на работе. Старший кассир по фамилии Михайлова рассказала ей, что «по торговому залу найдены ценники с военными лозунгами».

После этого Соломатникова и ее коллега Ксения Ходас пошли искать и убирать эти ценники. Их продавцы потом передали службе безопасности. Что было написано в ценниках — Соломатникова не может вспомнить, передает лишь их общий смысл.

— Что Россия — это на***и. Что за какое-то время было убито столько-то украинских солдат. Ну, такие вот лозунги, — поясняет свидетельница.

Адвокат Владимир Трушкин просит пояснить, откуда у Екатерины взялась информация про «нациков» в ценниках.

— Это очень сильно запомнилось. Знаете, когда мы сняли эти ценники, было такое представление, что в следующий раз может кто-то прийти в «Галактику» или в магазин «Карусель» и заложить там бомбу. Было не смешно, не прикольно или еще как-то. Было реально страшно, — отвечает Соломатникова.

Затем она сообщает, что ей непонятно, почему российскую армию представили в контексте, где «мы виноваты, получается».

Прокурор Раксана Магомедгаджиева просит огласить показания Соломатниковой, которые она давала в ходе следствия — из-за «противоречий по контексту». Судья зачитывает — в них говорится, что на ценниках была информация о проведении военной операции силами ВС РФ на территории Украины. Информации о «нациках» на них не было. Но Соломатникова заявляет, что она читала ценники и слово «нацики» ей «очень сильно запомнилось».

— По показаниям, которые сейчас огласили, к вам подошла кассир Михайлова и сказала, что на витринах гипермаркета имеются ценники, на которых содержится информация о проведении военной операции силами ВС РФ на территории Украины. Михайлова именно так и сказала? — Спрашивает адвокат Соломатникову.

— Ну не вот так прямо «в которых содержится» — это уже следователь там сочинял, писал, — отвечает продавщица.

Следующей приглашают еще одну учащуюся смоленского медколлежда и продавщицу «Карусели» 20-летнюю Ксению Ходас. Ее история звучит аналогично, а содержание ценников девушка тоже вспоминает довольно слабо.

— Там [было написано], что наши там солдаты что-то там. «Остановите *****» — вот там была эта фраза написана точно. Что там страдают мирные жители, про то, что Россия — фа***ст. Вот это все было такое, такой ценник тоже присутствовал, — рассказывает Ходас.

— Про то, что «Россия — фа***ст» более подробно можете вспомнить? Где именно вы нашли этот ценник, можете более подробно его содержание воспроизвести? — Уточняет адвокат Трушкин.

— Более подробно не воспроизведу. Примерно [находился ценник] где вода, где приправа, то есть если стоять на кассе — в левую сторону, — отвечает Ходас.

Свидетельница добавила, что размещение антивоенных «ценников» — неправильный поступок, акция «не несла никакой положительной сути».

Недопустимая экспертиза

Владимир Завьялов со своей женой Кристиной и братом Олегом. Фото: «7х7».

Адвокат Владимир Трушкин берет слово и ходатайствует признать ранее представленные доказательства со стороны обвинения недопустимыми. Речь идет о психолого-лингвистической экспертизе, которую выполнил АНО «Центр содействия развитию гуманитарных экспертиз». Именно экспертиза стала причиной переквалифицировать статью на более тяжкую — дискредитацию ВС РФ по мотивам политической ненависти и вражды.

В качестве аргумента Трушкин представляет суду рецензию о несоответствии экспертизы и ответ на адвокатский запрос о несостоятельности эксперта. Эти документы Владимир просит приобщить к делу. Однако судья Овчинников отказывает удовлетворить ходатайство Трушкина на этой стадии судебного разбирательства.

— Представленное суду заключение, а также имеющееся в материалах уголовного дела заключение будет оцениваться судом в совокупности с другими доказательствами, — заключает судья.

После этого пятое заседание завершилось, слушатели спешно потянулись к выходу. На крыльце, облокотившись к стене, стоит заплаканная Кристина Завьялова. Среди выходивших из здания суда она ищет глазами мужа. Вскоре появляется и он.

— Спасибо, что пришли, — говорит Владимир своей группе поддержки.

В следующий раз они снова соберутся здесь 21 июля в 14:30.



Читайте наши предыдущие истории по делу Владимира Завьялова:

 

«Сегодня ценники, а завтра взорвет». Репортаж. Опрос первых свидетелей

 

«Дикость происходящего». Репортаж. Как на заседание не пустили группу поддержки Завьялова

 

«Володя и ненависть — несовместимы». Брат Владимира рассказывает о том, как вся семья переживает судебные разбирательства



Оригинал материала