Экономика в «цифре»

Экономика в «цифре»


О внедрении новых технологий и перспективах развития цифровой экономики в Российской Федерации в интервью порталу Центр изучения Цифровой экономики рассказал заместитель генерального директора АО «Ай-Теко» Игорь Зимненко

Игорь Анатольевич, если еще какие-то полгода назад в России о цифровой экономике говорили преимущественно в узких кругах специалистов, то сегодня эта тема, как говорится, ушла в массы и активно обсуждается в самых разнообразных СМИ. При этом четкого понимания того, о чем идет речь, нет не только у рядовых граждан, но и у некоторых представителей «экспертного» сообщества. Что же все-таки следует понимать под цифровой экономикой и как, по-вашему, подобная какофония в умах может отразиться на развитии данной сферы?

На мой взгляд, термин цифровая экономика — собирательный образ, объединяющий ряд сформировавшихся в течение последних 10–12 лет технологических трендов и технологий, которые сегодня оказывают серьезное влияние на устоявшиеся бизнес-модели. Я имею ввиду тренды и технологии новой индустриализации, получившей название «Индустрия 4.0». Новые материалы, дополненная реальность, аддитивные технологии, беспилотные транспортные средства, передовая робототехника, облачные вычисления и хранение данных, биометрические и имплантируемые технологии, большие данные и машинное обучение, огромный пласт финансовых технологий и многое другое , все эти явления имеют одну общую особенность — они эффективно используют всепроникающую силу информационных технологий.

В связи с этим, я бы выделил ряд характерных для цифровой экономики признаков. Прежде всего, это экономика основанная на больших данных. По своему типу — это прогностическая экономика на базе прогностической аналитики и персонифицированного производства под потребности клиента, где прогноз, план и факт стремятся к равенству. В эпоху цифровой экономики меняется облик конкуренции. Борьба идет не столько за передел существующих рынков, сколько за формирование новых, где конкурируют не товары и технологии, а системы управления опирающиеся на цифровые платформы.

В области организационных структур компаний мы будем наблюдать уход от иерархичности к моделям, в большей степени основанным на сетевом взаимодействии. В перспективе нас ждет изменение модели потребления, где использование превалирует над владением, ценность определяется реализацией в товаре индивидуальных потребностей, где акцент переносится с первоначальной стоимости товара на общую стоимость владения. В социальной сфере цифровую экономику мы «узнаем» по взрывному развитию общественных институтов, увидим, как социальный авторитет начнет активно теснить социальный статус. При том нужно учитывать, что основным показателем прогресса цифровой экономики является мера принятия обществом технологических новшеств и инноваций.

К сожалению, состояние отечественной экономики все еще далеко от идеала. Есть существенные проблемы, как минимум, в реальном и финансовом секторах. Не кажется ли вам, что для начала нам нужно решить, образно говоря, земные вопросы, и только после этого уверенно погружаться в облака и уходить в цифру?

Цифровая экономика, выраженная в технологиях и технологических трендах — это и есть «земные» вопросы. Бизнес-модели, усиленные за счет больших данных, создадут новые источники дохода. Я думаю, что малые и средние предприятия получат преимущества в скорости и маневренности, необходимые для реализации инноваций и управления новыми процессами. К слову, нынешние мировые лидеры-гиганты в сфере цифровизации начинали как небольшие предприятия с мизерным стартовым капиталом, а затем, «оседлав» ту или иную прорывную технологию, выросли экспоненциально. Я считаю, что у нас в стране много креативных и предприимчивых людей, способных создавать инновационные бизнесы. И тому есть множество примеров, проявившихся в росте экспорта на внешние рынки продукции отрасли информационных технологий.

Скажем, развитие сетей интернета вещей в недалеком будущем приведет к значительному спросу на датчики и сенсоры. Отмечу, что традиционно их производство — специализация средних по размеру компаний. Развитие облачных технологий и повышение доступности различного рода облачных сервисов значительно увеличат количество индивидуальных предпринимателей, для которых основным преимуществом является свобода выбора времени для работы и высокая мобильность. Для нашей страны — это увеличение числа высокопроизводительных рабочих мест, а также повышение уровня занятости людей, живущих вдали от мегаполисов.

Цифровая экономика — это, прежде всего, передовые технологии. Можем ли мы конкурировать в данной сфере с иностранными коллегами? В каких областях?

Да, можем. Правда, пока этих технологий не так много, однако, учитывая значительное внимание, которое сегодня уделяется государством вопросу повышения темпов формирования цифровой экономики, перечень конкурентоспособных разработок будет неуклонно нарастать. Выше я уже упоминал об успехах наших ИТ-компаний в части экспорта продукции. Если мне не изменяет память, в 2016 году в финансовом выражении он составил около 7 млрд долларов США, что наглядно свидетельствует о высокой конкурентоспособности наших компаний на мировом рынке. Следующее направление — новые материалы. Например, наноцеллюлоза и производство на ее основе широкой гаммы товаров, начиная от бактерицидных пластырей, биоразлагаемой упаковки, заканчивая прочными и легкими материалами для аэрокосмической и автомобильной индустрий. Далее — беспилотные летательные аппараты, ну, и, безусловно, средства противодействия киберугрозам.

Какие отрасли в сфере цифровой экономики вы могли бы выделить в качестве трендов?

Технологии и цифровая трансформация могут кардинально изменить все вокруг и окажут огромное влияние на формирование структуры цифровой экономики. Думаю, мы будем свидетелями появления нескольких сотен новых отраслей, отличительной особенностью которых станут масштаб, жизненный цикл и характер управления. Данные изменения затронут не только сами отрасли, но и все системные показатели: ВВП, инвестиции, потребление, занятость, инфляцию и ряд других привычных нам характеристик, которые используются для оценки текущих экономических процессов.

Одной из базовых составляющих «цифры» является, так называемый «Интернет вещей». Достаточно распространенной интерпретацией данного определения в сети является объяснение, что, мол, это «умные технологии», которые благодаря внедрению разного рода датчиков и прочих девайсов, подключенных к Интернету, делают жизнь человека максимально комфортной. Какое определение дали бы вы?

Давайте, для начала, рассмотрим предпосылки возникновения технологий интернета вещей, поймем его «физический смысл», тогда и с формулировкой разобраться будет проще. На мой взгляд, в истории интернета вещей ключевую роль сыграли два фактора. Первый — кардинальное изменение рынка сенсоров и датчиков. За последние годы он увеличился в сотни раз и сегодня продолжает расти по экспоненте. При этом стоимость таких устройств очень быстро снижается. Второй — широкое распространение подходов операционной аналитики, отраженных в разработанной Международным институтом аналитики концепции «Аналитика 3.0».

Ключевой тренд заключается в том, что сегодня все большее количество товаров в процессе своего жизненного цикла создают новые данные, и это свойство становится одним из главных их качеств. Для потребителя происходит изменение приоритетов: продукт, который может обеспечить наиболее ценные данные, а не только традиционные функции, преуспевает в конкурентной борьбе. Эти два фактора сыграли ключевую роль в эволюции «классического» интернета и привели к появлению новых сетей. Сетей, в которых вещи могут взаимодействовать друг с другом или с внешней средой без участия человека. Это и есть интернет вещей. Технологии интернета вещей являются ключевыми в формировании прогностического характера цифровой экономики.

Технологии в сфере «Интернета вещей» набирают обороты. Например, по дорогам европейских стран уже проехали первые беспилотные автомобили. Каковы перспективы у нас? Какие технологии, на сегодняшний день, наиболее востребованы на российском рынке?

На мой взгляд, в нашей стране технологии интернета вещей — одно из динамично развивающихся направлений новой индустриализации. Точнее, на данный момент, усиливается влияние технологий промышленного интернета вещей (IIoT). Оно обусловлено задачами, которые поставлены перед отечественными предприятиями: переход на контракты жизненного цикла во взаимодействии производителей и потребителей сложной техники, а также выпуск продукции с высоким уровнем программируемых параметров. На предприятиях сырьевых отраслей, в металлургии и транспортной сфере намечен переход к обслуживанию и ремонту производственного оборудования по его состоянию и создание систем предикативной аналитики в отношении производственной инфраструктуры.

Следует сказать, что на развитие индустриального интернета вещей большое влияние оказывают крупные корпоративные и государственные инициативы. Например, «Цифровая железная дорога». Целью данного проекта является обеспечение устойчивой конкурентоспособности РЖД на глобальном рынке транспортных и логистических услуг за счёт использования современных цифровых технологий. Наряду с этим, планируется создание и внедрение в серийные модели отечественного автопрома российской сервисной информационно-телематической платформы. Предполагается, что она будет аккумулировать информацию в транспортной сфере, включая оценку загруженности дорог, оптимизировать транспортные потоки, прогнозировать возникновение чрезвычайных и опасных ситуаций, следить за состоянием оборудования городской и транспортной инфраструктуры.

К слову, недавно наша компания анонсировала выпуск программной платформы CoIIoT для разработки отраслевых решений в области промышленного интернета вещей. Платформа CoIIoT использует наиболее современные и перспективные технологии и компоненты с открытым исходным кодом, рассчитанные на применение в высоконагруженных системах, полностью соответствует актуальным российским условиям и служит основой для разработки отраслевых решений в области промышленного интернета вещей в интересах конкретных потребителей.

Спасибо за беседу, Игорь Анатольевич!