Дождь - Образцовый цинизм»: почему на визит Владимира Путина к Людмиле Алексеевой было невыносимо смотреть

Дождь - Образцовый цинизм»: почему на визит Владимира Путина к Людмиле Алексеевой было невыносимо смотреть

nopaywall

https://t.me/nopaywall

21 июля 2017 г. Олег Кашин.

Это сон, конечно. Во сне картинки наплывают друг на друга вперемешку, растворяются и превращаются непонятно во что. Триумфальная площадь конца нулевых, и ОМОНовцы утаскивают в свой автобус пожилую женщину в костюме Снегурочки. Вот нашистский форум на Селигере, и портрет этой женщины, портрет Людмилы Алексеевой насажен на кол, а к голове ее приделана эсэсовская фуражка — патриотическая молодежь нетерпима к критикам власти и готова это наглядно демонстрировать. Потом осень на Триумфальной, и впервые Людмиле Алексеевой разрешают митинговать в согласованном порядке, а ее вечный компаньон Эдуард Лимонов участвовать в согласованном митинге не хочет, и ОМОНовцы, схватив его за руки и за ноги, забрасывают его внутрь оцепленного пятачка — митингуй, где тебе сказали.

Для людей, которые жили в России в нулевые, Людмила Алексеева — не столько советский диссидент или историк диссидентского движения (она автор большой фундаментальной книги о диссидентах), сколько герой гражданского сопротивления той власти, которая есть сейчас, человек, который митинговал против этой власти еще до того, когда это стало модно, человек, который протоптал нам всем дорогу на Болотную и на те улицы и площади, которые были после нее. И сон становится страшным, когда в нем появляется Владимир Путин, вручающий — понятно, с каким намеком, — Людмиле Алексеевой гравюру с видом ее родного Крыма, произносящий какие-то очень любезные слова и нежно берущий ее за руку. Диссидентство многие ошибочно считают политическим явлением, хотя в его основе не политическая, а этическая альтернатива тому, что делает власть. И именно поэтому кажется невыносимым, когда власть беретдиссидентку за руку и благодарит «за жизнь ради людей». ­­­­

Это сон, но ведь озарения часто случаются именно во сне, и оказывается вдруг, что явь, вернее, наше представление о ней — ничего не стоит. Было бы удобнее, комфортнее, если бы власть в России была абсолютным и бесспорным злом, таким Ким Чен Ыном, на которого посмотришь, и сразу все ясно. Но Путин не Ким Чен Ын. Рядом с Путиным не только Сечин и Кадыров, рядом с Путиным — Чулпан Хаматова и Евгений Миронов, правозащитники из СПЧ и интеллектуалы из «экономического блока». Людмилу Алексееву в этот ряд ставить не стоит, все-таки это не она пришла к Путину, а он к ней, но то, что он к ней пришел, вообще-то говорит о том, что Путин умнее и сложнее, чем многим хотелось бы о нем думать. Умнее и сложнее — не значит лучше, но, кажется, это уже просто не имеет значения.

Разумеется, Путин циник, и его визит к Людмиле Алексеевой — это такой образцовый, беспримесный цинизм, который в той конторе, откуда к нам пришел Путин, воспитывается поколениями. И чем больше цинизма во власти, тем насущнее потребность в настоящей этической альтернативе, когда к солженицынскому «жить не по лжи» добавляется «жить без цинизма». Это труднее, чем просто быть оппозиционером — я думаю, каждый в состоянии навскидку привести десяток примеров цинизма в оппозиционной среде, и если кому-то кажется, что бывает какой-то хороший, правильный цинизм по сравнению с плохим путинским, то ответьте тогда на вопрос, чем вам не нравится Путин.

Диссидентство в том виде, в каком мы о нем знаем по поколению Людмилы Алексеевой, было свойством советского режима, его отражением, изнанкой. Нынешнюю Россию часто сравнивают с Советским Союзом, но Советский Союз был гораздо примитивнее и потому честнее. Советский опыт и советская — или антисоветская — система ценностей не применима к тому, что есть сегодня в России. Поиск реальной альтернативы тем нравам, привычкам, всему, на чем строится путинская Россия — только таким, наверное, и может быть способ что-то изменить всерьез, а не на декоративном уровне. И сегодня этими поисками просто никто не занимается, альтернативы Путину нет не в электоральном и вообще не в политическом смысле, а на ценностном, принципиальном уровне. Тот, кто найдет эту альтернативу, тот и сорвет банк. Да, очевидно, это будет не Людмила Алексеева, но она с ее биографией, опытом и возрастом уже может себе позволить просто сидеть напротив Путина и улыбаться ему. Но только она, а остальному обществу еще только предстоит сформулировать ту систему ценностей, в которой не будет места ни Путину, ни всему, что свойственно его государству.

Читайте ещё больше платных статей бесплатно: https://t.me/nopaywall