«Долой правительство и Думу!» Пятнадцать лет назад нацболы захватили здание Минздрава

«Долой правительство и Думу!» Пятнадцать лет назад нацболы захватили здание Минздрава

Алексей Полоротов

 

Молодые и злые революционеры не смогли проглотить монетизацию льгот



Пятнадцать лет назад члены запрещенной в России партии НБП захватили кабинет министра здравоохранения Михаила Зурабова. Акция была направлена против монетизации льгот - замены натуральных льгот денежными компенсациями, которая в итоге была утверждена в 2005 году.

 

Тогда нацболы ворвались в здание, забаррикадировались в кабинете и скандировали: "Зурабов - враг народа!", "Долой правительство и Думу!", "Народу - бесплатную медицину, министров - на гильотину!" - и выбрасывали из окон портреты официальных лиц, в том числе - Владимира Путина.

 

 

Daily Storm пообщался с участником акции Максимом Громовым, который получил за этот перформанс пять лет тюрьмы.

 

Мы встречаемся около Бункера – так нацболы называют свою штаб-квартиру. Громов выглядит одновременно сурово и доброжелательно. «Давайте пройдемся», - предлагает нацбол, и мы сворачиваем во дворы.

 

 

«Знаете, я устал от этой вечной войны. А не воевать не получается. Я ведь и тогда на акцию пошел, потому что не смог не пойти. Потому что ребята все были совсем молоденькие, а я вроде как постарше. И я не мог их бросить. Потому что я уже знал, как себя с милицией вести, что говорить, что говорить нельзя», - начинает Громов свой монолог.

Он говорит тихо, как будто даже отрешенно. Свою роль в этой истории оценивает довольно скромно.

 


«Человек вообще не влияет на историю! Это единичные случаи, когда Фиделю Кастро или Че Геваре в одиночку удается что-то переломить, и то в специальные моменты истории, когда все и так вот-вот перевернется. Мы пошли туда без всякой надежды, что Зурабова снимут. Это было ради себя, потому что только масштаб противостояния делает тебя человеком. Как это объяснить? Ты растешь вместе со своими противниками. Мне просто стыдно было бы, проглоти я эту монетизацию так же смирно, как все».

 

Сама акция, по словам Громова, была довольно простая. Сходили на разведку, присмотрелись, поняли, как проще пройти к кабинету Зурабова.

 

«На акциях всегда нужна очень красивая девушка. Практика показала, что охранников проще обмануть, когда их отвлекает девушка. Ну так вот это работает», - делится опытом нацбол.

 

Охрана сделать с нацболами ничего не смогла. С журналистами, пытавшимися пройти следом, охрана справилась.

Их было семеро. Нацболы поднялись к нужным кабинетам, зашли внутрь и сообщили присутствующим, что начались учения, всем нужно эвакуироваться и спуститься вниз, на проходную. Они были одеты в форму сотрудников санэпидемслужбы.

«Вообще тетечки такие мирные были, они потом и на суде нас защищали!», - вспоминает Громов.

 

«Мы их аккуратно выпроводили, проследили, чтобы никто вещи свои не забыл, чтобы нормально все было, по-человечески. А как все ушли, забаррикадировали двери и началось».

 

Михаила Зурабова на месте не оказалось.

 

Они открыли окна, вывесили флаги НБП и начали разбрасывать свои листовки. Под окнами собралась группа поддержки из, примерно, десятка сторонников партии Эдуарда Лимонова.

 

Чиновники и полиция были в панике. Они бегали вокруг и не понимали, что делать. Из окон полетели портреты Зурабова и президента страны Владимира Путина.

 

«Портреты, кстати, мы свои принесли, даже со стен ничего не срывали», - смеется Громов.


https://www.youtube.com/watch?v=TJWzQKfw7k4

 

Так продолжалось около часа. Милиция в количестве четырех человек так же, как и случайные прохожие, наблюдала за происходящим, не совсем понимая, в чем дело.

 


Какое-то время никто не понимал, когда же акция закончится. Все были растеряны. Но тут приехал ОМОН.

Лимоновцы предусмотрительно сцепили наручниками ворота, в которые мог въехать спецтранспорт с милицией. ОМОНу пришлось идти через главный вход.

Двери кабинетов, которые захватили активисты НБП, были забаррикадированы и пристреляны строительными пистолетами. Милиции их пришлось ломать.

 

Большинство нацболов, которых задержал ОМОН, получили административные наказания, а вот семерых участников акции арестовали.

Среди задержанных были несовершеннолетний Григорий Тишин, журналист Максим Громов, Олег Беспалов, Кирилл Кленов, студент Сергей Ежов, Анатолий Коршунский и Анатолий Глоба-Михайленко. Всем им было предъявлено обвинение по ст.213 ч.2 Уголовного Кодекса РФ, то есть хулиганство - грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, с применением предметов, используемых в качестве оружия, группой лиц по предварительному сговору.

 

20 декабря 2004 года Тверской районный суд приговорил всех семерых к пяти годам лишения свободы. Ни один из них свою вину не признал. Нацболы сочли такое суровое наказание неоправданным и требовали признать их политзаключенными. С этой целью арестованные лимоновцы даже устраивали голодовку. Позже защите удалось снизить срок до 2,5 лет.

 

Тюрьма была отдельным приключением, говорит Громов. Из двух с половиной лет, которые он отсидел, примерно 250 дней он провел в одиночной камере. «Им (тюремщикам) надо было сломать меня. А я ломаться не хотел», - сказал нацбол.


 


Проделав круг, мы возвращаемся к Бункеру. Сейчас Громов будет читать лекцию о жизни политического заключенного в тюрьме и рассказывать молодым соратникам, как себя лучше вести, если попадешь в колонию. В том, что любой из них со временем может оказаться в местах не столь отдаленных, сомнений, кажется, нет ни у кого.