Дочки-матери на выживание

Дочки-матери на выживание

Марина Флёрова

Эвфемия Стюарт-Мюррей (уменьшительное - Эффи) вместе со своей матерью Норой впервые за двадцать один год своей жизни приехала в их родовой - продуваемый всеми ветрами - старый особняк на их родовом - обитаемом только зверями, птицами да кровосмесительным семейством сиамских кошек - острове в океане. Нора никогда не рассказывала Эффи об их семье, о ее отце. Кажется, что они полжизни провели в бегах неизвестно от кого. За эти годы Нора научилась скрываться не только от людей, но и уходить от ответов на вопросы Эффи с ловкостью двойного агента. На их острове нет ни электричества, ни связи с миром. Мать и дочь остались один на один со своими историями. Пришло время выпустить демонов правды на свободу!

Нора рассказала, что когда ее отец еще был молод, он приказал рядом с домом выкопать большой пруд и запустить туда рыб, чтобы время от времени ходить туда на рыбалку. Среди рыб попался один щурёнок, который вырос в огромную и грозную щуку. Отец Норы всю жизнь пытался его поймать, стал одержим этой рыбой, но успеха так и не добился. Разговоры Норы и Эффи  похожи на эту рыбалку. Вместо неуловимой щуки - Нора - женщина с прошлым, о котором она всегда отказывалась говорить. Эффи рассказывает о своей учебе в Университете и ее история - это рыболовная сеть, утыканная крючками, которые должны помочь вытянуть из Норы правду, которая по, ее же словам, покажется Эффи такой странной и трагичной, что она не поверит и сочтет ее плодом чересчур живого воображения. С настоящей правдой такое иногда случается.

Кейт Аткинсон создала какую-то восхитительно безумную смесь жизнелюбия Вудхауса и тлена Кафки, где обучение на Кафедре Английского языка вместе с нелепыми до смешного людьми представляется бесконечным, бессмысленным, абсурдным, мучительным и плесневело-тоскливым процессом, из которого, кажется, не может быть никакого выхода. Она написала многогранный роман о Литературе и Персонажах в ней, объединила семейную сагу с детективом и университетским романом, построила «сюжет внутри сюжета с убийствами, сумасшедшими, кражей бриллиантов, потерянными наследниками, капелькой секса и подозрением на философию». Она на правах творца смела все рамки и границы жанров, вылепив на гончарном круге литературного искусства нечто совершенно особенное. Говорят, что это называется метапрозой. Я называю это ослепительным сиянием таланта.

Есть на ЛитРес по 56 копеек за страницу.