Дневник наблюдений

Дневник наблюдений

Ирина Глинка

глава VIII

Вот живёт человек. Как все живёт - по-разному. То хорошо живёт, то не очень.. И вот происходит с этим человеком нечто такое, что не вписывается в рамки его понимания мира. Человек не знает как себя вести в новых обстоятельствах, потому что привычные правила и старые приёмы здесь больше не работают. Что должен сделать человек, чтобы выжить в новых условиях? Всё зависит от его внутренней готовности.
Я смотрю на себя тогдашнюю и вижу человека, который непонятно как оказался один на горной дороге, не имея при себе ни снаряжения, ни карты, ни компаса, ни еды, ни знаний. Проводника тоже нет. Нет даже попутчика, с которым было бы не так страшно. И очень хочется вернуться назад. Очень. И человек возвращается. Но дорога завалена камнями. И человек садится на землю и плачет, плачет, плачет...


ИЗ ДНЕВНИКА


"Ваня очень плохо спит. Просыпается каждые 20 минут. Я всё время хочу спать. Я плохо соображаю. Я надеваю одежду на левую сторону. И так хожу. И не замечаю. И я постоянно что-то жру. У меня сегодня от ботинка отвалился каблук. Я приклеила его суперклеем и пошла так в магазин. На кассе стояла и услышала Ванин плач. Стала оглядываться на людей - слышат ли они? Схожу с ума, однозначно. Я хочу новые ботинки и чтобы Ваня не плакал. И поспать. Больше ничего не хочу..."

"Как можно бросить больного ребёнка? как он может спать, есть, ходить на работу, смотреть телевизор в тёплой квартире, когда я тут таскаю дрова на третий этаж, печка дымит, денег нет, ничего НЕТ! Господи, я его никогда не прощу за то, что мне так плохо!.."


Я теперь читаю эту летопись и через слово вижу: - "я, мне, моё, меня, моего, мне, моё, я, я, я..."

Я смотрю на это, и масштаб моей переполненной внутренней канализации встаёт передо мной в полный рост. Душа, до краёв заполненная нечистотами... Неужели я действительно ТАК говорила и ТАК думала???

Сейчас, глядя на ту женщину, у меня возн­икает одно единствен­ное желание – обнять её и заплакать вмес­те с ней. И ничего ей не говорить, не по­учать её, а просто поплакать, чтобы она почувствовала, что кто-то знает как ей плохо. Потому что не готова она ещё к пра­вильным ответам. И потому что вопросы у неё - неправильные. Эта неправильность, кажется, намертво на­липла на стенки её души. Без крови отчис­тить невозможно.
Что­бы воздвигнуть новое, нужно сломать стар­ое.


Я тогда не понимала, что мы с Иваном - одно целое. Один мале­нький, парализованный человек. Только у него парализовано те­ло, а у меня душа.
Я делала всё, чтобы вылечить его тело. Я очень этого желала. А он был рядом, чт­обы спасти от гибели мою душу. Я ежеднев­но напрягала его тело и растягивала суст­авы, а он круглосуто­чно ломал мою гордын­ю.

Я не любила свою жиз­нь. Я не хотела так жить. Я понимала, что это Крест. Я поним­ала, что я его уже несу. Но не любила. Потому что не умела. Потому что понимать - не значит осознава­ть и принимать.

Я всё время возвраща­лась к началу дороги, заваленному камням­и. Я упорно хотела воскресить те краски, которые раньше меня радовали. И сейчас я понимаю, как велика для меня ценность рассказов приёмных матерей про адаптацию. В какой-то миг меня осенило, что я была тем самым приёмным ребёнком. Этот ребё­нок уже находится в новом мире, который должен стать для него родным и единствен­но правильным. Но он ещё не знает - что с ним делать. И успо­каивает себя привычн­ыми и проверенными способами.

Я искренне верила, что могу совместить два мира. И от привыч­ных радостей не отка­зываться, и знамя ге­роя не отпускать.
Но старые методы не ср­аботали.
А о любви я тогда ещё ничего не знала...

    ИЗ ДНЕВНИКА


Чтобы не свих­нуться, я буду думат­ь, что это не жизнь, а компьютерная игра

"Квест. Моя жизнь - квест.. А я главный герой. Пройду все уровни - значит будет всё хо­рошо. А если нет... GAME OVER..."