Длинноволокнистый холст: рождение легенды

Длинноволокнистый холст: рождение легенды


Многие художники уже знают про «длинноволокнистый холст», представляющий собой своеобразный эталон тканной основы для живописи. Но почему он называется длинноволокнистый и в чем заключается его эталонность знают не многие.

История длинноволокнистого льна

Длинноволокнистый холст получил свое название потому, что состоит из одноимённого сырья под названием "лен длинноволокнистый" – самого молодого вид льна с историей всего 700 лет.

До XIV века в сельском хозяйстве использовалось всего около 20 разновидностей льна из более чем 300 известных. Такая большая разница обуславливались тем, что абсолютное большинство разновидностей льна не поддавалась эффективному возделыванию. Но даже используемые в хозяйстве виды льна тоже так или иначе относились к диким или полудиким сортам.

Основная проблема классического прядильного льна состояла в том, что он содержал высокую долю одеревенелых стеблей – костры, отделить которую от самого волокна было очень сложно. Получить же из него "идеально" чистое (очищенное от костры) волокно было практически невозможно и требовало в буквальном смысле рабской обработки. Подневольные трепальщицы могли неделями сидеть и выбирать одеревенелые частички руками – других способов просто не было.

Тем временем, требование к качеству и, что не маловажно, к количеству льняных изделий постоянно росло и достигло своего пика с началом эпохи Возрождения.


Флорентийский лен

Первой успешной попыткой создать полноценно культурный лен принадлежит Флоренции, являвшейся в те времена крупнейшим потребителем льняных изделий в мире. В результате многолетней работы на территории современной Италии впервые был выведен лен с низким содержанием костры и, что немаловажно, более лёгким его отделением. Такой лен уже не требовалось трепать неделями, да и само волокно получалось настолько гибкое, что позволяло делать более тонкие и эластичные нити. Новая нить означала качественный скачек в ткачестве – стало возможно производить сверхтонкие, но, при этом, плотные и гладкие изделия.

Флорентийский лен быстро распространился как по территории Европы, так и за ее пределами. Уже через столетие он разделился на британский, саксонский, фламандский, австрийский, греческий, литовский (прибалтийский), российский (белорусский, псковский, новгородский, вологодский), канадский и даже китайский лен.

В ходе своей аграрно-климатической "эволюции" многие вида льна сильно отошли от своего фламандского предшественника, увы, не в лучшую сторону. Климат и условия возделывания привели к тому, что лен получался все более с коротким стеблем и содержал больше грубой сложно оделяемой костры. С каждым новым сезоном обработка такого льна требовала все больших затрат. Так, из года в год некогда культурный флорентийский лен вырождался и становился все более диким, возвращаясь к своим истокам.

Особенно следует сказать о так называемом северном льне – в эту группу включается литовский, белорусский, российской, китайский и канадский лен, Северным лен называют потому, что в указанных регионах отмечается наиболее суровый неблагоприятным (холодный) климат.

Первой характерной особенностью северного льна являлась его слабая устойчивость к сорным травам. Такой лен требовал тщательной прополки, поскольку даже небольшое количество сорняков могли сильно подавить развитие льна в рост его качественного волокна. Постоянное соседство с такими дикими соседями "заставляло" северный лен быть наиболее коротким и одеревенелым.

Вторым недостатком северного (русского) льна являлся сравнительно короткий период сбора. Достаточно было передержать на поле лен хотя бы неделю, как он перезревал. Перезревший северный лен не давал качественного волокна в принципе (уходил в желтые оттенки) и практически весь уходил в очес вместе с кострой.

Северный лен (лен-долгунец) стал одной из самых трудоёмких культур не только по сравнению с другими видами льна, но и в сравнении с другими прядильными культурами. Для выделения пригодного волокна он требует усиленной обработки – запариванию, затем многоступенчатому размятию и трепанию. Но даже в лучшем случае такой лен дает в среднем только 25% волокна достаточно среднего качества.


Фламандский лен

Единственным видим льна, чья аграрно-климатическая эволюция стала действительно эволюцией оказался фламандский лен, выращиваемый на территории Фландрии – ныне государств Бельгии, Нидерландов и Франции. Именно там климатические условия и аграрные технологии оказались настолько идеальными, что некогда флорентийский итальянский лен раскрыл себя в полную силу – фламандский лен имел не только низкое содержание костры, но и высокое содержание самих прядильных волокон. Но самое главное, фламандский лен демонстрировал удивительную атмосферную износостойкость: он расширялся при впитывании влаги и сжимался при ее испарении, при этом, его волокно структурно не деформировалось, в отличие от большинства натуральных тканей. Кроме того, фламандский лен имел более высокий стебель, а само волокно получалось длинным, гладким и непрерывным.

До появления фламандского льна длинным льном считался флорентийский лен. Однако фламандский лен настолько перенос своего предшественника, что длинноволокнистым льном стали называть именно фламандский. Фактически фламандский лен и стал первым длинноволокнистый льном, который мы знаем и по сей день.

Меньше чем за столетние фламандский лен установил новый стандарт качества: отныне все остальные виды льна сопоставлялись с фламандским. Наиболее близким по качеству к фламандскому льну соответствовал лишь саксонский лен, но различные политические события в ту эпоху не позволили Саксонии продолжить соперничество с Фландрией. В результате фламандский лен вытеснил все остальные виды европейского льна.

Фламандский лен совершил своеобразную "льняную революцию" и поставил производство льняных изделий на промышленный поток. Из дефицитного элитарного продукта льняные изделия стали доступны более широким массам населения. Именно фламандский лен превратил Европу в монополиста и ведущего мирового экспортера льна.

За свою многовековую историю фламандский лен сам, в свою очередь, заимел несколько сортовых подвидов, поскольку регион его возделывания был достаточно обширен и занимал территории нескольких государств. Но окончательно фламандский лен разделился на подвиды лишь в XX веке после соответствующих политических преобразований в Европе. Разделился он, соответственно, на бельгийский, голландский и французский лен. Принципиальной разницы между этими подвидами длинноволокнистого льна нет, однако наибольшую популярность в мире обрел бельгийский лен. Вероятно, так произошло потому, что на долю бельгийского льна приходится больше всего производства фламандского льна (60-70%).

В настоящее время в мировом сельском хозяйстве используется около 10 сортовых разновидностей льна, но только 3 сорта являются длинноволокнистыми и все они возделываются в Европе.

Длинноволокнистый лен в живописи Европы

Использовать длинноволокнистый лен в качестве холста стали практически сразу, поскольку художники на тот момент испытывали сильнейший дефицит в прочной, долговечной, доступной и, при этом, легкой и мобильной основе. Абсолютное большинство всей европейской живописи с начала XVI века и до середины XIX века было выполнено на длинноволокнистом холсте – другой тканной основы в то время просто не признавали. К XVII веку холст из длинноволокнистого льна практически полностью вытеснил масляную живопись на дереве, оставив ее лишь в иконописи.

Более того, именно после признания длинноволокнистого холста в качестве наилучшей основы по совокупности его достоинств начался масштабный исторический процесс по переносу произведений старых мастеров XIV-XVI веков с дерева на холст, который начался в XVII веке и полностью завершился лишь в середине XX века.

Живопись эпохи академизма XVII-XIX и вовсе была обязана своим расцветом именно благодаря длинноволокнистому льну. Мелкая фактура такого льна позволяла создавать необычно реалистичные и, при этом, крупноформатные портреты и панорамы. Такие произведения, в отличии от деревянной основы, можно было легко перемешать и устанавливать в дворцовые интерьеры.

Сокращение использование длинноволокнистого льна в качестве основы для живописи стало отмечаться лишь во конце XIX века с началом эпохи импрессионизма. Импрессионисты, как и их последователи, часто отказывались от соблюдения классической техники живописи. Проблема отчасти усугублялась появлением хлопка и джута, как более экономичной тканной основы. Кризис качественных живописных основ продлился до середины XX века, после чего потребность в длинноволокнистом холсте стала снова возрастать.

Длинноволокнистый лен в живописи России

В царскую Россию длинноволокнистый холст проник при Петре I и достиг своего пика популярности в эпоху Екатерины II Великой. Однако в целом использование русскими художниками основ из фламандского льна было весьма ограниченным. Сказывалась труднодоступность и высокая цена такого льна. Основной тканной основой был холст из грубого северного (русского) льна и конопли, что в результате негативно сказалось на сохранности российской живописи классической эпохи.

Во времена СССР длинноволокнистый холст был впервые упомянут с трибуны в 1954 году Борисом Владимировичем Иогансоном в своем скандальном докладе "О фактах преждевременного разрушения произведений советских живописцев". Доклад вызвал такой резонанс, что после него советское правительство было вынуждено пересмотреть программу сельского хозяйства и легкой промышленности. В частности, была разработана экспериментальная программа по возделывания на территории СССР фламандского длинноволокнистого льна. Реализация программы несколько раз терпела неудачу – фламандский лен на русских землях не приживался. После очередной неудачи в 60-х годах XX века было решено для нужд сохранения культурного наследия СССР закупать длинноволокнистый холст за рубежом, а для советских художников разработать максимально качественный холст из российского льна, который имелся в наличии и проблем с выращиванием которого не имелось. Так на прилавках советских художественных магазинов появилось то, что принято называть "репинский холст". Однако в действительности художник Илья Ефимович Репин предпочитал как раз европейский длинноволокнистый холст и советский холст-тезка не имел к нему никакого отношения. Советский "репинский" холст представлял собой достаточно грубый аналог европейского длинноволокнистого холста из российского коротковолокнистого льна-очеса.

Современная Россия узнала про длинноволокнистый холст сравнительно недавно. Первые попытки пробить заслон коротковолокнистого занавеса из льняного очеса были предприняты известным реставратором Михаил Михайловичем Девятовым. В середине двухтысячных Девятов выступал с лекциями в институте И. Е. Репина, где руководил мастерской реставрации. Он открыто говорил о всех исключительных преимуществах тканных основ из длинноволокнистого льна.

… Лучшими считаются холсты, которые имеют длинную нить и длинную пряжу, а не очёс и остатки. (Из лекций М.М. Девятова 1999 год, стр. 63)

Также длинноволокнистый лен упоминается в работах историка искусства Натальи Валентиновны Бродской – эксперта французской живописи. Так, в ее монографии "Préservation de la peinture à l'ère de l'impressionnisme" (Сохранность живописи в эпоху импрессионизма 2001 год) была доказана причинно-следственная связь плохой сохранности импрессионистической живописи в результате пренебрежения многими ее представителями (Клодом Моне, Эдгаром Дега, Пьером Огюстом Ренуаром и др.) классической техникой живописи, предусматривающей как раз обязательное использование основ из длинноволокнистого льна.

Не обошла стороной данный вопрос также Ирина Александровна Антонова – один из ведущих специалистов России по итальянской живописи эпохи Возрождения. В ее многочисленных работах по творчеству Паоло Веронезе, неоднократно говорилось о достоинствах фламандского льна, на котором писал великий мастер.

В заключение следует отметить заслуги доктора искусствоведения и ведущего сотрудника Российского института истории искусств (РИИИ РАН)  Яковлевой Елены Пантелеевны, которая на рубеже первого 10-тия XXI века неоднократно выступала с конференциями и круглыми столами по проблемах сохранности живописи, наиболее известная из которых "Проблемы современной живописи и ее сохранности" состоялась в Санкт-Петербурге 2009 году.

Однако даже несмотря на таких видных представителей советского и российского изобразительного искусства в российской культурной среде искусствоведов, реставраторов, арт-дилеров и художественных критиков не принято открыто говорить о значимости качественных материалов (в том числе основ) для сохранности живописных произведений.

Эпилог

Несмотря на то, что с технологической точки европейский лен, так же как и все остальные виды льна, подразделяется на короткое волокно – short fibers linen/flax и длинное волокно – long fibers linen/flax длинноволокнистый холст практически никогда активно не именовался как "длинноволокнистый холст". Почему так произошло? Причина заключается в том, что весь европейский льняной холст с начала эпохи Возрождения и по сей день вот уже на протяжении 7 веков изготавливается только из длинноволокнистого льна. Именно поэтому дополнительного обозначения холста как "длинноволокнистый" не требовалось. Вместо этого в Европе используются исторические (брендовые) названия длинноволокнистого льна, такие как: "Бельгийский лен – Belgian Linen™", "Европейский лен – European Flax®", "Фландрийский лен – Flanders Linen" – все эти виды льна уже являются длинноволокнистыми, поскольку доля в них короткого волокна ничтожна мала и не используется в основном ткацком производстве.

Однако ввиду того, что в начале XX века в Европу стал проникать более дешевый льняной холст китайского производства из коротковолокнистого льна, некоторые европейские производители (например, Lanificio Prato и Charvin) стали именовать свой холст как "длинноволокнистый" или "холст из длинного льна", обозначая тем самым принципиальную разницу между их длинноволокнистым холстом и коротковолокнистым холстом из Китая и других неевропейских стран.


_____

• Чуракова Мария – заведующая отделом научной реставрации станковой масляной живописи ГосНИИР.

• Екатерина Мак-Дугалл – основательница аукционного дома "MacDougall's".

• Тереза Мавика – директор фонда современного искусства "V-A-C".

• Георгий Никич – куратор объединения "Выставочные залы Москвы".

• Гари Татинцян – галерист и владелец "Gary Tatintsian Gallery".