Бисмарк и Россия.

Бисмарк и Россия.

UNICORN


Почти три года своей жизни (1859-1862) Отто фон Бисмарк Шёнхаузен провел в Петербурге на должности посланника прусского короля. 


Он усердно изучал русский язык, но держал это в тайне. Однажды император Александр II в присутствии Бисмарка вел по-русски беседу с дипломатом князем Горчаковым и вдруг заметил настороженный блеск в глазах прусского посла. «Разве Вы меня поняли?», — резко спросил император. Бисмарку пришлось сознаться, что он хорошо понимает русский язык, но испытывает пока трудности в произношении. Особенно ему не давался звук «ы». «От топота копит пиль по полю летит», — произнес он упражнение и рассмеялся. Кроме того, он никак не мог постигнуть значение слова "ничего". 


Проникнуть в тайну русского «ничего» помог ему один случай. Однажды Бисмарк нанял ямщика, но усомнился, что его лошади могут ехать достаточно быстро. «Ничего-о!» – отвечал ямщик и понесся по неровной дороге так бойко, что Бисмарк забеспокоился: «Да ты меня не вывалишь?» «Ничего!» – отвечал ямщик. Тут сани опрокинулись, и Бисмарк полетел в снег, до крови разбив себе лицо. В ярости он замахнулся на ямщика стальной тростью, а тот загреб ручищами пригоршню снега, чтобы обтереть окровавленное лицо Бисмарка, и всё приговаривал: «Ничего... ничего-о!» Впоследствии Бисмарк заказал кольцо из этой трости с надписью латинскими буквами: «Ничего!» И признавался, что в трудные минуты он испытывал облегчение, говоря себе по-русски: «Ничего!» Когда «железного канцлера» упрекали за слишком мягкое отношение к России, он отвечал: «В Германии только я один говорю «ничего!», а в России – весь народ». 


Бисмарк брал уроки русского у студента Алексеева. Под его руководством посол успешно переводил «Дворянское гнездо» Тургенева, выпуски герценовского «Колокола». Студенту было интересно, что немец думает о России, и тот ответил: «Россия будет иметь великое будущее, а народ ее велик сам по себе. Вы, русские, очень медленно запрягаете, но зато удивительно быстро ездите!» 


Бисмарк посетил Москву и написал жене, что здесь он сильно обрусел. Он оценил красоту города, утопающего в зеленом море садов и огородов. «Если бы не дороговизна дров и не безумные чаевые лакеям, я желал бы оставаться в России послом короля до последних дней жизни», — писал он в письмах на родину. 


Но судьба уготовила Бисмарку роль рейхсканцлера родившейся Германской империи. В этой роли ему приходилось быть как союзником, так и противником России. На склоне своих дней, предчувствуя будущую мировую войну, он предостерегал: «Германия непобедима лишь до тех пор, пока она не трогает русского медведя в его берлоге» и добавлял: «Я поверну назад по первому окрику из Петербурга». Правда, его преемники в 1914 году поступили иначе. Бисмарк предвидел это: «Война между Германией и Россией — величайшая глупость. Именно поэтому она обязательно случится». 


© Сергей Цветков


Спасибо за прочтение, подписывайся на лучший канал в своем роде


UNICORN