Без нового «плана Маршалла» не обойтись

Без нового «плана Маршалла» не обойтись

Abbas Gallyamov

Путинский режим вряд ли переживет своего создателя. Надо понимать, что группировки в путинском окружении сильно не любят друг друга и не доверяют друг другу. Скорее всего они не смогут договориться о фигуре преемника и объёме причитающихся ему полномочий. Кого бы ни выбрал Путин - этот человек всё равно окажется к одним кланам ближе, а от других дальше. Недовольных будет точно не меньше половины, а скорее всего их окажется большинство. Там ведь господствует принцип «победитель получает всё», поэтому всем, кому корона не досталась, будет казаться, что её новый обладатель всех их сейчас передушит. Чтобы этого не случилось, они в любом случае попытаются преемника ослабить - до того, как он окреп.


Кроме того, надо понимать, что трансформация режима в мирового изгоя, случившаяся после начала войны, вообще не отвечает интересам путинских элит. Они ведь по своей сути не пламенные комиссары, готовые погибнуть в бою за правое дело, а циничные менялы, долгие годы специализировавшиеся на конвертации административного ресурса в деньги и их последующей перекачке на Запад. Идеалы чучхе бесконечно чужды этим людям, поэтому очевидно, что они сами окажутся в первых рядах тех, кто попытается нормализовать режим, как только Путин уйдёт, либо в достаточной степени ослабеет. 


В общем, перемены в стране неизбежны и весь вопрос в том, куда они в конце концов вырулят. 


Определение характера будущего российского режима как раз и следует считать одной из важнейших стратегической задач, которые встанут в обозримом будущем перед Западом. Уход Путина даст России шанс и нужно будет им воспользоваться. Скатывание в бездну очередного авторитаризма не отвечает интересам ни самих россиян, ни остального мирового сообщества. Только не допустив этого, мир сможет чувствовать себя спокойно. 


Думаю, что написанное западным элитам давно уже очевидно, поэтому отпускать процесс на самотёк так, как это случилось после распада СССР, они сейчас вряд ли захотят. Построение новой России Европа и Америка постараются курировать столь же тщательно, как это было в случае с послевоенной Германией. 


Напомню, что идея плана Маршалла тогда была не единственной и возникла не первой. Ему предшествовал так называемый «план Моргентау». Он предполагал деиндустриализацию Германии и превращение её в сумму нищих сельскохозяйственных территорий. К счастью для немцев, да и для всего остального мира, в рядах победивших союзников прагматизм возобладал над эмоциями и негативный проект Моргентау был заменён позитивным планом Маршалла. Было решено, что стать полноценной демократией немцы смогут только в том случае, если в процессе демократизации их уровень жизни будет расти. Так и случилось. 


Я понимаю, что сейчас - в момент, когда в Украине идёт война и гибнут люди, - рассуждения о необходимости оказания стране-агрессору многомиллиардной помощи кажутся кощунственными. Гораздо более логичным представляется требовать с неё компенсации причинённого ущерба. Лучшее, что в этой ситуации может предложить автор, - это ещё раз взглянуть на историю Германии. Будучи обложенными репарациями по итогам Первой Мировой войны, немцы ввергли мир в пучину новой бойни. Получив после её окончания помощь, они трансформировались в одно из самых миролюбивых государств планеты и надёжный оплот демократического порядка.


В нашем случае, однако, речь идёт не только о далёком будущем. Сформулированный в виде предложения для новой демократической России, проект нового «план Маршалла» послужит мощным стимулом для роста в стране протестных настроений прямо сейчас. Пока что россияне видят вокруг врагов и поэтому сохраняют лояльность Путину, который их от этих врагов защищает. Если они убедятся, что мир - не враг, Путин окажется им не нужен. 


Утечка «плана Моргентау» в прессу, случившаяся осенью 1944 года, сильно повредила союзникам. Она помогла Геббельсу в деле мобилизации немцев на борьбу до конца. Взглянув на то, что им припасли американцы, жители Германии убедились, что нацистские пропагандисты правы: речь действительно шла не о будущем режима, а о судьбе всей нации. Как сказал кандидат в президенты США от республиканской партии Томас Дьюи: «Теперь они дерутся с отчаянной решимостью обезумевшего человека». Зять президента Рузвельта писал, что по словам фронтовиков публикация плана оказала такой эффект, будто немцам добавили 30 дивизий.


Часть российских избирателей, изначально выступавших против агрессии, после ее начала изменили к ней своё отношение. Теперь ими движет ощущение, что пути назад нет. «Раз уж начали, то надо продолжать, иначе нас уничтожат». Понимание того, что никто их уничтожать не собирается, способно превратить этих людей из лоялистов в оппозиционеров. 


Ясно, что напрямую призвать к свержению Путина западные правительства пока не хотят. Это и не обязательно. Предложение может быть сформулировано и без этого. Достаточно сказать, что «помощь будет оказана в случае установления в России демократического режима и реализации миролюбивого внешнеполитического курса». 


Классика отечественной историографии гласит, что государственность на Руси имела иностранное происхождение. Её славянам принесли норманны. Ничего унизительного в факте внешней помощи российская политическая традиция не видит. Попытка утверждать обратное - это как раз и есть попытка «переписать историю».