Белый Дом был предупрежден об атаке заранее

Белый Дом был предупрежден об атаке заранее

ru_open

Статья в Вашингтон Пост

Ссылка на статью - https://www.washingtonpost.com/graphics/2017/world/national-security/obama-putin-election-hacking/?hpid=hp_hp-top-table-main_russiaobama-banner-7a%3Ahomepage%2Fstory&utm_term=.59c15285a605

Содержание статьи

Как сообщает издание, в августе 2016 года ЦРУ передало Бараку Обаме конверт со сверхсекретными материалами доступными для прочтения лишь для троих человек: Барака Обамы и троих старших помощников. Среди них был уже бывший директор ФБР Джеймс Коми. Внутри конверта была бомба - отчет, собранный из источников внутри российского правительства, в котором подробно рассказывалось о прямом участии российского президента Владимира Путина в киберкампании для того, чтобы сорвать и дискредитировать президентскую гонку США. Спецслужбы также узнали о конкретном указании Путина – разгромить или хотя бы нанести ущерб кандидату Хиллари Клинтон и помочь избрать ее оппонента Дональда Трампа.


В этот момент нападение России на американские выборы стало очевидным. Хакеры, имеющие связи с российскими разведывательными службами, копались в компьютерных системах Демократической партии, а также некоторых республиканских системах более года. В июле ФБР открыло расследование по делу о контактах между российскими чиновниками и членами кампании Трампа. А 22 июля почти 20 000 электронных писем, украденных у Демократического Национального комитета Демократической партии, были опубликованы онлайн WikiLeaks.

Материал, который оказался в руках ЦРУ был настолько засекречен, что глава ЦРУ не выносил его обсуждение на ежедневных брифингах. Для защиты от утечек последующие встречи в ситуационном центре проходили по тем же протоколам, что и плановые сеансы рейдов Усамы бен Ладена.


Администрация Обамы тайно обсудила десятки вариантов сдерживания или наказания России, и в конце концов, в конце декабря Обама одобрил скромный пакет ответных мер: изгнание 35 дипломатов и закрытие доступа к двум объектам, используемым российскими работниками, а также введением узконаправленных экономических санкций. Но даже те, кто помогал создать эти санкции, считают, что введенные меры были преимущественно символическими.


Также стало известно, что Барак Обама одобрил размещение в системах российской инфраструктуры цифрового эквивалента бомбы, способной взорваться в случае критического обострения ситуации с Россией. Когда Обама покидал свой пост, этот проект находился еще в стадии планирования. Нынешний президент Трамп может решить использовать ему эту возможность или нет.


В политическом плане вмешательство России стало преступлением века, беспрецедентным и в значительной степени успешным дестабилизирующим нападением на американскую демократию. И все же, из-за расходящихся мнений Обамы и Трама по этому вопросу, Москва вряд ли столкнется с соразмерными последствиями.


В период после выборов появилось несколько параллельных расследований о связях команды Трампа с российскими чиновниками, а также о попытке Трампа помешать расследованию ФБР. А из-за обвинений Трампа в связях с Россией, он не склонялся к пересмотру дела, и в результате, изгнание дипломатов и скромные санкции остаются самыми решительными мерами США. Майкл Макфол сказал: «Наказание не соответствует преступлению. Россия нарушила наш суверенитет, вмешалась в один из самых священных актов демократии – выборы президента. Кремль должен был заплатить гораздо более высокую цену за эту атаку. И теперь исполнительные власти США должны рассмотреть новые решения для предотвращения дальнейших российских интервенций».


Сенат США одобрил законопроект, предусматривающий ужесточение уже существующих санкций, введенных американскими властями из-за предполагаемого вмешательства в выборы США и конфликта на Украине, и ограничивающий возможность Трампа эти санкции снять. Однако законопроект должен быть одобрен палатой представителей конгресса США и отправлен на подпись Трампу.


Должностные лица Государственного департамента и ФБР были встревожены необычным всплеском просьб из России о предоставлении временных виз для должностных лиц с техническими навыками, требующими разрешения на въезд в Соединенные Штаты для краткосрочных заданий на российских объектах. По просьбе ФБР Государственный департамент отложил утверждение виз до окончания выборов.


В это время ФБР отследило шквал хакерской активности против политических партий США, и аналитических центров. Россия получила доступ к системам Национального комитета Демократической партии летом 2015 года и весной 2016 года, но нарушения стали общедоступными после того, как были опубликованы в отчете The Post за июнь 2016 года.

Даже после публикации WikiLeaks в конце июля, которая произошла накануне Демократической конвенции, и привела к отставке председателя Национального комитета Демократической партии, сотрудники американской разведки все еще не были уверены в том, кто стоял за хакерскими атаками и зачем они были произведены.


Администрация Обама опасалась, что любой пердвыборный ответ может спровоцировать эскалацию со стороны Путина. К тому же, в августе Трамп предсказывал, что выборы будут сфальсифицированы. Официальные лица Обамы опасались, что их действия могут подогреть такого рода заявления, таким образом, поддержав усилия России в попытках дискредитации результатов выборов и потенциально загрязнению ожидаемого триумфа Клинтона. Администрация Обамы отказалась принимать какие-либо меры, опасаясь столкнуться с обвинениями в манипуляции мнением избирателей.


Администрация столкнулась с препятствиями на каждом шагу. Несмотря на разведывательные данные ЦРУ, другие спецслужбы тормозили процесс подтверждения того, что Путин лично руководил операцией и хотел помочь Трампу.


 Джек Джонсон, секретарь службы национальной безопасности, 15 августа организовал конференцию с десятками государственных чиновников, надеясь заручиться поддержкой, но реакция «варьировалась от нейтрального до отрицательного». Некоторые из чиновников республиканцев считали эту историю игрой демократов по продвижению своего кандидата. После этого Белый дом обратился к Конгрессу за помощью, надеясь, что двухпартийный призыв к штатам будет более эффективным.


Когда американские спецслужбы пришли к единому мнению о том, что вмешательство было российской операцией, проведенной по указанию Путина, Обама поручил главам спецслужб подготовить доклад, обобщающий данные, полученные разведкой. И 7 октября вышел первый официальный комментарий администрации, опубликованный Коми, Джонсоном и Клеппером: «Сообщество разведки США уверено, что российское правительство управляло недавними взломами электронных писем людей и учреждений США, в том числе политических организаций США. Мы полагаем, исходя из масштабов и секретности этих попыток, что только самые высокопоставленные чиновники России могли бы санкционировать эту деятельность». Ранние заявления содержали имя Путина, но позже его убрали из-за опасений, что это может поставить под угрозу источники и методы разведки. Заявление было опубликовано в прайм-тайм, но его быстро заглушила новость о том, как Трамп неуважительно ведет себя с женщинами, а позже в этот же день были опубликованы письма Джона Подесты.


Белый Дом был обеспокоен тем, что самые серьезные хакерские атаки еще впереди, и поэтому в августе, сентябре и октябре их основной интерес был в том, чтобы не позволить России их провести. Предположение о том, что Клинтон выиграет, способствовало отсутствию срочности, и администрация издала серию предупреждений. 4-го августа директор ЦРУ позвонил Александру Бортникову и предупредил его о вмешательстве, и по словам Бреннана, Бортников это отрицал, но сказал, что передаст информацию Путину. Еще одно предупреждение последовало во время встречи Обамы и Путина в Китае. Было еще по меньшей мере два предупреждения.

Затем 31 октября администрация США отправила окончательное предвыборное сообщение через безопасный канал в Москву, первоначально созданный для предотвращения применения ядерного оружия. В сообщении отмечается, что Соединенные Штаты выявили злонамеренную деятельность, происходящую с серверов в России, ориентированную на системы выборов в США, и предупредили, что вмешательство будет рассматриваться как неприемлемое. На следующий день Россия подтвердила, что получила сообщение, но ответила только после выборов по тому же каналу, отрицая обвинение.


День выборов наступил, а Москва так и не получила свое наказание. Несмотря на предупреждения спецслужб, день выборов прошел без каких-либо нарушений. Хотя результат оказался шокирующим. Один из бывших чиновников администрации Обамы сказал, что Белый Дом был подавлен и шокирован, а сотрудники нацбезопасности стали думать «мы не справились».

Джон Керри выступил с призывом к созданию двухпартийной комиссии по расследованию вмешательства России и вынести рекомендации о том, как защитить будущие выборы. Денис Макдоноу, бывший глава аппарата Белого дома, должен был внести это предложение на следующем заседании совета национальной безопасности, возглавляемое Обамой. Как только Макдоноу вынес это предложение на комиссию, он же его и раскритиковал, заявив, что будет восприниматься, как диверсия, и почти наверняка будет заблокирована Конгрессом. Позже Макдоноу признал, что выступил против этой идеи, отчасти потому, что считал, что было бы преждевременно делать это до того, как разведывательные службы США и Конгресс проведут свои расследования.


Советник по национальной безопасности Сьюзан Райс приказала Совету национальной безопасности доработать список вариантов, которые можно использовать против Москвы: «Мы больше не говорим. Мы действуем». Должностные лица Министерства финансов разработали планы, которые затронут целые сектора российской экономики. Одно предварительное предложение предусматривало нацеленность на технологические компании, в том числе «Лабораторию Касперского». Но скептики были обеспокоены тем, что вред может распространиться в Европу и указывали, что компании США используют эти системы и программное обеспечение.

Несколько высокопоставленных должностных лиц администрации потребовали наложения санкций на Путина лично или публикацию его финансовых отчетов или другой информации, которая могла бы смутить его. Некоторые возражали против последнего предложения, так как тогда США сделает то, за что осуждает других. К тому же, неясно, сколько времени понадобится агентствам США по разведке, чтобы собрать такое досье Путина.


Экономические санкции, первоначально направленные только на российскую военную разведывательную службу, были расширены, включив в себя ФСБ. ФБР также составило список российских оперативников, работающих под дипломатическим прикрытием, для изгнания. 29 декабря Обама подписал указ о расширении санкций и изгнании 35 дипломатов. США арестовали дипломатическую собственность России. Как утверждает издание, после того как российские дипломаты покинули эти здания, ФБР якобы обнаружило там следы антенн, электроники, компьютеров, файловых шкафов и другого оборудования. В тот же день, когда Обама ввел санкции, назначенный советником национальной безопасности Трампа, отставной генерал-лейтенант Майкл Флинн, сказал российскому послу по телефону, что санкции скоро будут пересмотрены. Это заявление Флинна стоило ему работы.

6 января вышел отчет, заказанный Обамой спецслужбам, в нем утверждалось, что Москва использует опыт, извлеченный из кампании по избранию президента США, и станет вмешиваться в выборы по всему миру.


Экономические санкции широко рассматриваются как самый мощный рычаг Соединенных Штатов, без использования военной силы. Экономика России затмевается интересами США, и почти все крупные российские институты и олигархи в определенной степени зависят от доступа к американским и западным финансовым институтам, сетям и кредитам.

Санкции, которые США и Европа навязывали России в 2014 году за действия в Украине, нанесли ущерб: с учетом резкого падения цен на нефть, эти меры способствовали сокращениюроссийской экономики и перебросу резервов. А санкции, связанные с вмешательством в выборы, напротив, не оказали никакого воздействия. В результате сложилось впечатление, что Обама видел военное вмешательство России в Украину как более достойное сурового наказания, чем его подрывная президентская гонка США.

«Мы будем продолжать принимать различные меры в то время и в любом месте по своему выбору, некоторые из которых не будут обнародованы», - сказал Обама в своем заявлении в Белом Доме. Официальные лица считают, что речь идет о кибероперации, которая не нанесла значительного ущерба и должна была быть обнаружена Москвой. Это послужило бы примером того, как Москва кибердосягаема для США. По словам чиновников, Обама также подписал секретный документ, позволяющий запустить новую секретную программу с участием АНБ, ЦРУ и Киберкомандования США.


Речь о подготовке специальной секретной программы, которая предполагает выявление уязвимости в электронной инфраструктуре РФ и внедрение в российские сети «имплантов», чтобы в нужный момент иметь возможность вывести их из строя.


Имплантаты были разработаны АНБ и спроектированы таким образом, что их можно было бы дистанционно активизировать в качестве киберответа на российскую агрессию, будь то нападение на электрическую сеть или вмешательство в будущую президентскую гонку. Некоторые представители администрации обеспокоены тем, что работа киберимплантов мало поддается контролю и ее тяжело сдерживать. В связи с чем, администрация запросила правовую экспертизу, которая пришла к выводу о том, что устройства поддаются контролю достаточно хорошо, чтобы их развертывание считалось «пропорциональным» в различных сценариях российской провокации, что является требованием международного права.

Операция была описана как долгосрочная, понадобились месяцы для размещения имплантатов и их последующего технического обслуживания. Согласно правилам проведения тайных операций, подпись Обамы была всем необходимым, чтобы привести эту операцию начать.


Американским спецслужбам не требуется дальнейшее одобрение от Трампа, и официальные лица заявили, что ему придется выпустить отменяющий приказ, чтобы отменить операцию. Должностные лица заявили, что они не видели никаких указаний Трампа это сделать.