БОРИС ФЕДЮКИН: НЕ ОТРЫВАЙТЕСЬ ОТ ЗЕМЛИ

БОРИС ФЕДЮКИН: НЕ ОТРЫВАЙТЕСЬ ОТ ЗЕМЛИ

ЛПРТ, Киямов Ильдар

ЛПРТ – независимый либертарианский проект из Татарстана. Меня зовут Киямов Ильдар, я с уважением и благодарностью разговариваю с Борисом Федюкиным – секретарём руководящего комитета регионального Самарского отделения ЛПР. 


Либертарианство это?

 Либертарианство для меня, в первую очередь, этико-философская доктрина, которая основывается двух принципах: самопринадлежности и принципе неагрессии. И либертарианство, как я его вижу, - я склоняюсь к минархистской трактовке - это ограничение государственного насилия к минимуму, невмешательство государства в рынки, это государство – ночной сторож.

 

Возможно ли либертарианство в России?

 Я считаю, что либертарианство в России возможно. Мне очень импонирует фраза Екатерины Шульман, что русские, граждане России – это стихийные либертарианцы. Мне ещё очень понравилась фраза, что у россиян всегда был девиз «Куда подальше», то есть русские стремились в Сибирь, а затем покорять космос...

 

То есть, минимизировать контакты с государством.

 Да, Мы можем вспомнить также различные старообрядческие секты, которые бегут от мира, от государства. В российской культуре есть много примеров, когда государство не принимали и люди стремились к кооперации вне государственных институций.


Что для тебя Либертарианская партия России?

 Либертарианская партия России – это сообщество, группа активистов, политиков, медийных личностей, блогеров, дизайнеров, которые стремятся рассказывать россиянам, то что они и так знают, - чтобы быть свободным, нужно уменьшать роль государства в нашей жизни, стремиться налаживать горизонтальные связи и взаимодействия вне регуляторных политик и нормативов.

 

Твои авторитеты в ЛПР? Люди, на кого бы ты хотел равняться, или равняешься?

 Я тесно взаимодействую с Сергеем Бойко. Так сложилось, за всё время моего секретарства у меня прекрасные отношения с большей частью членов Федерального комитета. Недавно я с Андреем Шальневым познакомился, прекрасный человек, который ЛПР поднимал в свой срок председателем. Мне нравится партийная археология, партийная история, мне кажется, в этом как раз можно многому научиться. Организации важно иметь какую-то традицию общую, с пониманием, что было хорошо, что было плохо, как это преодолеть и дальше работать. И работать нужно всем вместе.

 

Расскажи немного о твоём отделении.

 В самарском отделении сейчас 28 человек, у нас самое крупное отделение Поволжья, насколько мне известно. Из них активистское ядро - человек 18.

Мы занимаемся самыми разными направлениями: просветительская деятельность, мы организовывали разные форматы: публичные дебаты, кинопоказы, воркшоп, мы организовали мероприятие с адвокатом по правозащите. Последнее мероприятие было посвящено местному самоуправлению, выступал Андрей Шальнев. Андрей рассказал, как вести муниципальную кампанию, как участвовать в выборах и работать с избирателями, с запросами жителей, и в последующем мы собираемся это интегрировать в дальнейшую работу в муниципальную кампанию в 2020 году в Самаре. Если касается просветительской деятельности, то это одно направление.

Второе направление это политический активизм, это и одиночное пикетирование, в основном, потому что у нас не бывало возможности согласовать митинг или пикет…

 

Вам запрещают?

Нам не запрещают, нас переводят в гайд-парк, который находится в лесу…

 

Мы называем это запретом.

 Фактически, да. Всегда администрация уходит на различные уловки, мы с ними судимся. Последний суд, который у нас был, совместный с оппозиционным депутатом губернской думы от КПРФ Михаилом Матвеевым, мы выступили заинтересованными лицами, и суд отказал в удовлетворении наших требований, но выдвинул частное определение администрации города Самары о том, что нарушаются наши права, отсутствует чёткий регламент по согласованию мероприятий. Нет четкого понимания, где должен находиться ответственный чиновник в начале рабочего дня, чтобы подать уведомление на мероприятие. Сейчас практика такая, что якобы заранее подал МГЕР, или Единая Россия, и в этом месте уже нельзя, это частая практика.

По политическому активизму. У меня 20.2, часть 5 есть за митинг 9 сентября, за мной полиция приходила прямо на работу, забрали с неё.

Третье, чем мы хотели заниматься, это было одно из моих предвыборных обещаний – это наладить отношения с политическими организациями города, чтобы с Либертарианской партией считались. У наших близких партнеров - региональный штаб Навального, сильно изменилось впечатление о нас, когда мы помогли местному активисту и вызвали ему адвоката, и парня в итоге вытащили. Он был активистом штаба Навального. Благодаря тому, что у нас с самого начала существования отделения был адвокат, мы его связали вместе с правозащитой Открытки, и помогли. После этого взгляд на нас как на политическую силу поменялся с тусовочки каких-то странных людей на действительно равную организацию, и мы теперь взаимодействуем и проводим совместные акции. Чаще всего в сериях одиночных пикетов.

И у нас также хорошие отношения с местными активистами Бессрочного протеста, и с общественной организацией «Новая позиция» (это локальные ребята, но довольно активные). Они тоже проводят акции с одиночными пикетами и ходят на наши мероприятия. Мы заняли такую культурно-идеологическую, что меня очень радует, нишу, и это помогает.

И это пока что всё из направлений, которыми отделение сейчас занимается.

У нас в активной разработке работа с ЖКХ и прямой помощи жителям. На последнем семинаре Андрей сказал верную идею, что собственник дома это основа основ, и нужно учиться управлять на местном уровне. 



Как ты стал либертарианцем?

 Долгое время я считал себя анархистом. В принципе мой политический путь был крайне разнообразен. В своё время я увлёкся контркультурой, любил читать книги. В 2004 году, когда я был в 10 классе, я открыл для себя издательство «Ультра.Культура», где главным редактором был Илья Кормильцев. Они выпускали всё: публиковали левых анархистов, книгу про скины «Русь пробуждается», про наркотики, историю ЛСД, про марихуану, про различные секты и так далее. Я также был воспитан ЖЖ нулевых, это было удивительное время политического плюрализма, идеологических мутаций, и всего такого…

 

И экспериментов.

 И экспериментов, конечно же. Михаил Вербицкий с Тефаретником. Миша Вербицкий подарил мне поле для наблюдения за контр-культурной политической тусовкой того времени. Собственно, основной посыл издательства «Ультра.Культуры» был в демонстрации разных точек зрения на общество и поддержании культурного и политического плюрализма. И во мне это со школьных времен прижилось.

 В какой-то момент моё увлечение перешло к изучению политических течений, и в итоге я пришел в анархизму, а затем и к либертарианству (сложно назвать какой-то момент, это был длительный процесс). Если выделить отдельно, то я активно следил за публикациями Свободных радикалов - была такая группа в Москве, в ней участвовал Алекс Мома, они сотрудникали с транснациональной радикальной партией Италии, меня очень увлек их взгляд. У них были непримеримые антипрогибиционисткие позиции, они были за легализацию проституции и наркотиков и невмешательство государства в частную жизнь. У них было, однако, важное отличие от ЛПР - они сильно настаивали на приоритете международных соглашений и за плотную евроинтеграцию, что у либертарианцев не выражено и примат международного права ничтожен. Тогда я считал, что вот она, правда, всё разрешить, пусть цветут сто цветов, люди сами договорятся.

Всё последующее десятилетие я увлекался политикой, в первую очередь московской.

 

Но основная политика-то сосредоточена в Москве.

 Да, при этом главная ошибка региональных активистов – то, что мы смотрим постоянно на Москву, и никто не знает, например, имя своего сити-менеджера. Когда спросишь: а кому принадлежит ваш когда-то муниципальный транспорт, кто конечный выгодоприобретатель? На это никто не ответит. Сейчас это для меня один из важнейших факторов, что нужно погружаться в региональную политику в том числе.

Пока в 2017 году мне не предложили помочь организовать приезд Миши Светова, я и не задумывался о вступлении в Партию. Как оказалось, мой младший брат стал членом партии за полгода до этого и ничего мне не рассказывал. Сейчас в РО достаточно Федюкиных. Мы шутили, что это такой семейный либертарианский подряд. Когда я уже вступил в партию, то принял решение, когда я встретился со Световым, пообщался с ним, я принял решение вступить в Партию, это был 2018 год, это было 21 января 2018 года, когда мне согласовали всё и с тех пор я активно [работаю]. Партия прекрасно совместилась с моими взглядами.

 

Политическая ситуация в твоём регионе.

 Наша ситуация типична для Поволжья. Есть активный депутат коммунист (в Самаре - Матвеев, в Саратове, например, - Бондаренко), есть мёртвое отделение Яблока… То есть политическая обстановка очень и очень близка. Всем владеет ЕдРо, губернатор - “молодой технократ” Азаров. До этого у нас было мордовское правление Меркушкина, и я надеюсь, что его ждёт тюрьма (недавно была новость, что возбудился СК по Мордовии в отношении него). Посмотрим. Он изуродовал наш город и сильно вошел в контру с элитами, потому что в Мордовии он всё подмял под себя, и в Самаре решил провернуть тоже самое. 


Борис Федюкин вне ЛПР.

 Вне ЛПР я, во-первых, отец и семьянин. Мы с супругой со школы вместе. Сыну семь лет, в этом году он идёт в школу. И это занимает значительную часть моего времени. Хотелось бы, конечно, больше.

Чем я сейчас увлекаюсь? Я играю в настольные игры, у меня есть малоактивный блог по настольным ролевым играм. Я также проводил в Самаре серию игротек, сейчас я её передал другим людям, потому что надо было выбирать между Партией и игротекой, и я выбрал политический процесс, он сейчас гораздо интересней и важней.

Иногда я занимаюсь переводами, как подработками. Перевожу с английского языка. Большинство игр на английском языке, и поэтому я язык знаю очень хорошо.

 

Жизненное кредо?

 Надо любить людей. Моё жизненное кредо – в себе нужно воспитывать человечность. Я пришел к этому в 2009 году, когда я посетил Освенцим. У меня случился серьезный надрыв, меня сильно напугала фабричность производства смерти, сведение людей к нулям и единицам. В тот момент я понял, что основная ошибка государства, что мы сводим людей к цифрам...

Государство предлагает стандартизированное решение для всех, потому что в отчётности указана определенная цифра бюджета. Это неработающая помощь, не та, которая нужна была многим людям. Особенно смешно смотреть на всякие пайки…


МРОТы.

 Да, МРОТы и так далее. И я понял, что единственное, что ты можешь сделать в этих условиях – это бороться с дегуманизацией внутри себя. На людей надо смотреть с пониманием и с внимательностью, и понимать, что это люди. Главное это постоянное усилие над собой и самоконтроль. Ведёт меня в течение 10 лет, в том числе повлияло на мои религиозные взгляды, поэтому это моё основное жизненное кредо.

 

Планы на жизнь?

 Планы на жизнь совмещены с текущими. Подготовка кампании в Федеральный комитет, я надеюсь, что она будет успешная. Поступление сына в школу - не менее большие планы, будут сильные изменения для всей семьи. Карьерных планов на ближайшую перспективу нет, меня устраивает моё место работы и позиция.

 

Советы начинающим либертарианцам.

 Начинающим либертарианцам нужно сохранять внутренний плюрализм, многим вредят бесконечные споры по идеологическим вопросам. Без излишнего доктринёрства, нужно обязательно выслушать, взвесить, сверить, как – мне нравится - говорит Михаил Светов, с реальностью данной нам в ощущениях. Правильная мысль, многим либертарианцам надо соотносить теорию с реальностью. Когда вы обсуждаете право интеллектуальной собственности на порно при анкапе, эти проблемы от вашей реальности сильно далеко, и лучше обсудите вашего сити-менеджера, пикеты, капиталы, которые им принадлежат, то, что важно, и то, что действительно интересно людям и потенциальным сторонникам.

И не занимайте сразу позиции, пытайтесь разобраться, читайте книги и помните о земле, на которой стоите. Да, всё просто - не отрывайтесь от земли.


Беседа, текст: Киямов Ильдар, фото: Борис Федюкин.