Аутентификатор — о суперфейках, подделках Lоuis Vuitton и том, как проверяют подлинность люкса

Аутентификатор — о суперфейках, подделках Lоuis Vuitton и том, как проверяют подлинность люкса

http://www.the-village.ru/

В марте в России появился первый прибор автоматической аутентификации брендовых сумок. Новинка от американской компании Entrupy делает фотографии материала, фурнитуры, подкладки и других деталей изделия и на основании снимков определяет, оригинальная это сумка или подделка. В памяти Entrupy, работающего по методу машинного обучения, больше 10 миллионов изображений, позволяющих вынести вердикт с точностью 98,5 % сумкам 15 люксовых брендов. Вся процедура занимает от 20 минут до 12 часов. Но в спорных случаях программа отправляет фотографии на ручную модерацию к специалистам по аутентификации.

В России главной площадкой сосредоточения таких экспертов стала Authentic — группа в Facebook, основанная четыре года назад аутентификатором Юлией Хорберг. В 2013 году она пыталась привести в Россию один западный аутентификационный сервис, но компания приглашение отвергла, заявив, что здесь их клиентов нет. Получив отказ, Хорберг создала свою группу, где сегодня больше 15 тысяч участников.

Кто приходит в эту сферу

Сфера аутентификации очень специфическая, в нее люди часто приходят из-за большой любви к бренду — коллекционеры или те, кто много лет занимался комиссионной продажей. Люди, вхожие в этот бизнес — владельцы комиссионок и аутентификаторы, — сами перерывают разные источники и за несколько лет формируют свою базу знаний. Никакого курса, который можно пройти и стать сертифицированным аутентификатором, не существует в природе. Бренды их не устраивают. Любой их представитель скажет, что никого из продавцов аутентификации в магазинах не обучают. Марки в этом вообще не заинтересованы, их позиция проста: хотите оригинал — покупайте в бутике. И даже опыт работы на бренд не даст вам достаточной экспертизы. Если вы, например, продавали сумки 2015–2016 годов, вы вряд ли знаете все отличительные черты сумок 2010-го или 2012-го.

Поэтому все аутентификаторы во всем мире учатся сами. Они начинают самообразование с доступных открытых источников, где рассказывается, как отличить оригинал от подделки. Но больше половины статей в Сети на эту тему — мусор. Во-первых, актуальность этих данных быстро устаревает. Например, раньше писали об определенном качестве изделия, но, если вы сейчас откроете любой сумочный форум, увидите, как клиенты жалуются то на качество материала, то на отваливающийся номер. Так что, если основываться на таких статьях сегодня, можно любой оригинал записать в фейки. У нас в группе часто бывают споры в духе: «Если это оригинал, то почему здесь кривая строчка или кубики паттерна не в ряд?» Но, зайдя в бутик, мы увидим ту же кривую строчку. Качество продукции премиум-брендов сильно упало. Из-за этого многие из тех, кто раньше увлекался сумками, переходят, например, на украшения. Но проблема качества — это проблема для покупателей. Падение качества продукции брендов не отражается на их доходах: у них все равно все сметают.

С коллегами мы пришли к выводу, что минимум в этом рынке нужно посидеть года три и посмотреть сотни сумок. Я увлеклась этим вопросом году в 2008-м, читала статьи, смотрела на работу других аутентификаторов в комиссионках и онлайн. Когда через твои руки проходит не три сумки в год, а три сумки в час, начинаешь соображать в этой теме, у тебя в голове формируется понимание, на что нужно обращать внимание. И ты начинаешь понимать тонкости: например, то, что казалось признаком фейка для одного типа сумок в принципе, может встречаться в оригиналах определенного года. Весь процесс напоминает решение головоломки. Мне это было интересно, и аутентификация стала моим хобби.

Обмен опытом и борьба с фейками

Внутри рынка происходит регулярный обмен информацией между аутентификаторами. Друг от друга мы ничего не скрываем, но почти не делимся своими знаниями в открытых источниках. Не потому, что боимся конкуренции внутри рынка. Мы всегда рады появлению новых специалистов. Иногда к нам в группу приходят девочки и мальчики, которые хорошо разбираются в этом вопросе, но, к сожалению, они не готовы уделять много времени аутентификации, так как в основном занимаются перепродажей. Перепродажи приносят больше денег, чем аутентификация, лучше продать одну сумку, чем аутентифицировать 25. Так что желающих заниматься аутентификацией в принципе не так много: на это нужно положить годы жизни.

Причина, по которой мы боимся утечки сведений о том, как отличить оригинал от подделки, в другом. Если покупатель может найти эту информацию в Google, ее найдет и производитель подделок. А если он ее обнаружит, то сошьет копию, которую еще труднее будет отличить от оригинала. Чем больше знают производители фейков, тем больше времени у нас уходит на аутентификацию каждой сумки. Так что профессионалы очень редко пишут откровения в Сети, а если и пишут, то какие-то базовые вещи, например, про наличие серийного номера, чтобы покупатели не стали обладателем какой-то совсем некачественной подделки.

Производители подделок многому научились семь лет назад. В 2011-м грянул бум суперфейков — очень качественных подделок, которые фактически невозможно отличить от оригинала. С их появлением многие аутентификационные сервисы в Америке отказались принимать некоторые модели сумок — например, Chanel с 15-миллионных номеров и больше или Prada в коже «Сафьяно». Репутация, которой им стоила бы ошибка, оказалась дороже. Мы такие сумки на онлайн-аутентификацию тоже не берем, как и некоторые туфли Chanel, и тапочки или ремни от Hermès. На фотографиях запечатлеть все важные детали для принятия решения по этим изделиям невозможно. Для аутентификации их нужно смотреть вживую. Но даже после офлайн-осмотра не всегда можно вынести однозначный вердикт. Суперфейки сейчас настолько хороши, что даже была история, как девочка покупала оригиналы в бутиках, а потом сдавала в них фейки.

Хороший фейк, например крокодиловой Birkin Hermès, может изначально стоить и 10 тысяч долларов, а в конечном итоге их цена может доходить до 50 тысяч долларов в зависимости от конкретной сумки. Ведь, выдавая подделку за оригинал, на нее вешают ценник подлинника. Так, самый дорогой фейк Birkin, который отдавали нам на аутентификацию, стоил 30 тысяч долларов. Основным источником подделок остается Китай. Но фейка много везде, и отследить, по каким каналам дистрибуции его приходит больше, можно, только руководствуясь официальными данными, а их нет. По разным оценкам, на рынке до 90 % фейка Tiffany, 9/10 Louis Vuitton в продаже — подделки. Но мы все-таки чаще имели дело с оригиналами. Потому что девочки-покупатели, которые начинают увлекаться этими сумками, учатся сразу отсекать какие-то очевидные подделки и уже немного разбираются в этом вопросе.

Устройство рынка и спрос

Есть международная организация Purseforum, основанная в США. Фактически она была стартовой площадкой для большинства аутентификационных сервисов в Америке: Autentificate4u, Etinceler (который занимается Chanel) и других. В Штатах на этом рынке наберется с десяток игроков. Сколько вообще аутентификаторов в России, сказать сложно. В основном они закреплены за комиссионками, но далеко не каждый из них готов сидеть с чужими сумками даже за деньги. У нас в группе около десяти человек, которые помогают с аутентификацией и могут на эту тему рассуждать очень серьезно.

Несмотря на то что коллеги на Западе думают, будто клиентов у аутентификационного сервиса в России нет, спрос на услугу все время растет. Рост спроса на аутентификацию пропорционален росту вторичного рынка: больше групп и площадок по перепродаже вещей премиум-брендов, больше их ассортимент — больше потребности отфильтровывать фейк от подлинников. А рынок перепродажи, в свою очередь, растет из-за ухудшения качества новой продукции брендов. Люди не хотят выкладывать сотни тысяч за сумку, которая быстро развалится, и решаются на покупку б/у.

Невозможно знать все сразу про несколько марок, только если в самых общих чертах. Поэтому каждый аутентификатор, как правило, специализируется на одном бренде или даже категории товаров одного бренда. У нас есть девочки, которые занимаются только Louis Vuitton, есть те, кто занимается только сумками Hermès или только платками и вещами Hermès. Мы в целом работаем с десятью брендами. Есть дорогие марки, под которые в принципе сложно найти аутентификатора. Например, Loro Piana или другие, не входящие в топ по популярности. Их не так часто покупают, у них нет каких-то знаковых продуктов, которые все хотят. И вещи таких марок вряд ли будут искать у перепродавцов, за ними пойдут в бутик.

Клиенты и самые популярные марки

Совсем молоденьких девочек среди наших клиентов мало. Брендовые вещи все-таки стоят недешево даже с рук. Конечно, бывает, что кто-то долго копил на одну сумку и скопил, но в основном сумка — это же не предмет первой необходимости, поэтому к нам идут те, кто могут их себе позволить. Наибольшим спросом пользуется классика — Louis Vuitton, Chanel, Dior и Bottega Veneta. Я для себя отмечаю, что в какой-то год увеличивается спрос на Bottega, а на следующий — на Balenciaga, но какого-то скачка спроса на совсем новые марки у нас никогда не было.

У нас бывают и клиенты из комиссионок. Они это часто скрывают и запрашивают аутентификацию десяти сумок в месяц с личных аккаунтов, но мы, конечно, потом все равно видим эти сумки в магазинах.

Цена услуг

Все, что пользователи постят в нашей группе в Facebook, мы аутентифицируем бесплатно. Но участникам группы мы не гарантируем, что возьмемся за аутентификацию их вещи, и не говорим о конкретных сроках, в которые мы их посмотрим. Если у кого-то из нашей команды есть час-другой, мы помогаем безвозмездно, особенно если видим, что на сумку уйдет всего 10–15 минут. А все, что присылают на указанный в группе e-mail, аутентифицируется за деньги. И в первую очередь я беру заказы из почты. Сюда приходят письма от тех, кто не хочет афишировать проверку или покупку сумки. Не все готовы рассказывать публично, что собираются потратить 10 тысяч долларов на Hermès. Еще бывает, что в группе состоят продавцы или даже подруги, у которых заказчики услуги планируют купить вещь. Им не хочется обнародовать свое недоверие.

Поскольку никаких официальных сертификатов нет (сервисы просто дают свои сертификаты-письма, просто отражающие мнение, которые выглядят как красивые письма), отношения с клиентом не документируются и строятся исключительно на доверии, как и в любой комиссионке и любом аутентификационном сервисе в мире. Стоимость аутентификации в целом и на Западе, и в России зависит от бренда. Самый дорогой — Hermès. Расценки на аутентификацию сумок этой марки начинаются от 45–50 долларов. Дешевле обойдется Lоuis Vuitton — где-то от 10 долларов, в зависимости от сервиса. В США есть сайт Fakespotters.com, и его прейскурант на услуги отражает среднюю стоимость аутентификации на всем рынке. Просто не все сервисы выкладывают цены на свои услуги, к тому же они часто меняются. Стоимость аутентификации часто рассчитывают в зависимости от примерного времени, которое сервис потратит на вещь. Так как в основном эта услуга оказывается онлайн, аутентификаторы берут полную предоплату заказа.

Наши расценки начинаются от 500 рублей за всякие мелочи и доходят до 100 долларов за крокодиловую Kelly или Birkin Hermès. Они стоят дорого: от 25 тысяч долларов до бесконечности (одну не так давно продавали на аукционе за 223 тысячи) — и их аутентификация занимает много времени, поэтому цена за услугу может быть и больше.

Механика обработки заказа

Для аутентификации у нас разработано несколько схем. Мы просим прислать фотографии вещи в хорошем качестве с разных ракурсов, чтобы на них были видны все важные элементы. Мы не работаем со скринами и маленькими имиджами, не беремся за заказ, если фотографий недостаточно. Получив нужные снимки, смотрим их на соответствие штампов, гравировок и делаем заключение.

Ни один аутентификационный сервис никаких подробных комментариев о своем заключении клиенту не дает. Исключения — спорные моменты. Но и в этом случае вердикт объясняется коротко — например, несоответствие гравировки или номера. Как эта гравировка или номер должны выглядеть в оригинале, никто рассказывать не будет. Если все расписывать клиенту, на аутентификацию одной сумки будет уходить по пять часов.

Время на обработку каждого заказа разное. Совсем плохой фейк можно увидеть за несколько секунд. А если это суперфейк или хорошая вещь Chanel или Hermès, с ней можно сидеть больше часа. Я думаю, что больше всего времени уходит на аутентификацию Birkin. Бывает, что спор из-за одной такой сумки длится несколько часов. В среднем в день можно просмотреть не больше десяти достаточно сложных сумок, не потеряв эффективности. В какой-то момент у тебя просто замыливается глаз — и зрение начинает тебя подводить. Если мы понимаем, что даже фотографий в хорошем качестве недостаточно, мы отказываемся от заказа и рекомендуем клиенту специалиста, который сможет посмотреть сумку вживую.

Про конфликт мнений и критику

Иногда с сумками возникают спорные ситуации. Мы недавно пытались помочь девочке, оказавшейся в центре скандала: eBay уличил ее в продаже фейка Chanel. На мой взгляд, это был оригинал, и сама девочка даже пропускала сумку через Chanel SPA на Петровке (услуга от бренда — в бутик можно принести вещь, например, на починку). То, что сам мастер марки в SPA принял вещь, свидетельствует в пользу того, что сумка оригинальная (конечно, ошибки мастера бывают, но это огромная редкость). В итоге на нашей стороне были специалист бренда, российские и американские аутентификаторы, но eBay был непреклонен, он все равно встал на сторону покупателя, заявил, что это подделка, и остался при своем мнении.

Ошибиться могут все. Даже у машинки Entrupy есть 1,5 % погрешности. А некоего единого эксперта, чье мнение было бы определяющим и истиной в последней инстанции, попросту нет. Чтобы он был, его должен выбрать сам бренд, поставить над всеми аутентификаторами и договориться, чтобы все этого эксперта слушали. Но бренды от истории с аутентификацией дистанцируются. Поэтому, когда возникает спорная ситуация, решающий фактор — какому специалисту вы доверяете больше. Это как с медицинскими заключениями. Если у вас есть два заключения от врачей, вы либо идете за третьим, либо признаете правомерность одного из двух, что у вас уже есть. На данный момент в спорах мы все остаемся при своих мнениях, и покупатель оценивает ситуацию самостоятельно.

На нашей практике еще не было случаев, когда клиент отдавал вещь на экспертизу нам, а потом от кого-то еще получал по ней другой вердикт и требовал бы от нас вернуть деньги. Но если такая ситуация возникнет, я их с удовольствием верну. Здесь некого судить и не с кем судиться. К тому же, если вы покупаете сумку за 10 тысяч долларов, вопрос о возврате 50 долларов за аутентификацию у вас вряд ли возникнет. Я не могу говорить за других аутентификаторов, но я в конфликтной ситуации скорее скажу: «Заберите деньги и мне больше никогда не звоните».

На случай совсем серьезных ситуаций у некоторых аутентификационных сервисов обычно есть страховка. Но, столкнувшись со скандальным клиентом, я думаю, любой бренд предпочтет вернуть деньги и разорвать отношения с клиентом и не будет держаться за 10 или 50 долларов, только чтобы доказать свою правоту.

Многие как раз уходят из аутентификации из-за гневной и неадекватной реакции на аутентификаторов. Во-первых, не все готовы услышать, что их сумка — подделка. Во-вторых, злятся продавцы фейка: им нас, конечно, любить не за что. Что только о нас не пишут — то угрозы, то критика в соцсетях. Кто-то пишет, что все аутентификаторы — шарлатаны. А про себя лично я читала, что я — обманщица и даже про то, что живу в Америке, придумала. Раньше я очень расстраивалась, но сейчас стараюсь абстрагироваться. Хотя это все равно нервы, и поэтому аутентификация подходит не всем.

Еще больше интересного контента На Изнанке