Анзол, практик сексуальных взаимодействий

Анзол, практик сексуальных взаимодействий




У меня есть некоторая проблема с самоидентификацией, потому что всё, чем я занимаюсь как специалист, никак не называется. Сам я себя называю себя практиком сексуальных взаимодействий. Сюда входит всё, что связано с сексом. В нашей секс-позитивной реальности сексом может называться всё, что угодно. То, что мы сейчас сидим и разговариваем – это тоже можно назвать сексом. Общепризнано называть сексом только пенисо-вагинальные-пенетративные контакты. Но есть например, лесбиянки, у которых нет пениса, и они тоже занимаются сексом. 

Сегодня все несколько сложнее и многограннее, чем идентификация мальчик/девочка, существуют различные сексуальные ориентации и гендерные идентичности, и всем этим людям иногда необходимы консультации.

Кроме этого я делаю пирсинг, маникюр, шибари, подвешиваю людей на крюках.

В далеком 2009-ом я увидел по телевизору ролик, где известный певец Крис Энджел летал над каньоном в Америке, подвешенный к вертолету на крюках за плечи. Я подумал: «О! Я тоже так хочу!». На данный момент у меня в активе 6 прыжков на крюках с разных объектов и 37 подвешиваний в разных позах. Мой самый высокий прыжок с крюками – 88 метров. Некоторым кажется, что крюки протыкают тебя чуть ли не насквозь, но на самом деле ширина прокола не более 5 см. «Хочу это пережить» – можно назвать моим модус вивенди. Я вижу как другие люди что-то делают (крюки, сноубординг, оргии), мне это нравится, я хочу пережить эти ощущения, ощутить на себе. Я долго не мог найти себя, потратил кучу времени на то, чтобы быть как все, но это просто потому, что в моем детстве не было интернета. Я довольно поздно узнал, что такое полиамория и что любить двух девушек – это нормально. Мои последние моногамные отношения закончились в 2013 году. До того момента я думал, что мои мысли о том, как я хочу жить – это неправильно и нереально, и я никогда не буду жить, как хочу. Но потом я попал в полиаморную, затем кинки-тусовку, где все мои идеи реализовались. 

Недавно на The Village вышел материал про меня как про сквиртолога, и я просто охуел от комментариев к этой статье. Не думал, что аудитория Вилладжа настолько необразованна. Люди, которые ко мне приходят или читают меня в сети называют меня по-разному: извращенцем, сквритологом, специалистом по сексу, мастером по подвешиваниям. Но это лишь определяет мое место в их системе ценностей. Не более. Глобально, я занимаюсь секс-просвещением через практику. Рассказывать в соцсетях о том, чем я занимаюсь, довольно сложно – меня часто блокируют за «неэтичный контент».

Секс-просветом удобнее заниматься на личных сеансах. Ко мне приходят девочки, которые мало понимают про своё тело. Я им рассказываю и показываю, как оно работает на практике, как оно может. На подвешивания контингент приходит довольно разный. Это не обязательно какие-то экстремалы или девушки в татуировках. Приходит много офисных клерков. Для кого-то это новые ощущения, кому-то по фану, кто-то поспорил с друзьями на пиво, и вот он уже висит на крюках. Секс-комьюнити потихоньку растет. В Москве оно составляет тысяч 5-6 активных людей, в Питере чуть меньше – 3-4 тысячи. Но скорее всего их больше. 

Сначала я просто занимался сексом с подругами, и они были в диком восторге, говорили: «У меня такого никогда не было! Что ты со мной сделал?». Я рассказывал, что именно сделал, как работает их тело, что они хотят и что они могут. Иногда это занимало много сил и времени, я делал это в ущерб себе. Позже я понял, что у меня это занимает слишком много времени, решил это монетизировать. На сессию у меня уходит порядка 4 часов. В день бывает до трёх сессий. Большая часть времени уделяется разговорам, теории. В непосредственном контакте я нахожусь часа 1,5. Но сессия со мной – не панацея. Это не значит, что после этой сессии ты всю оставшуюся жизнь будешь кончать дальше, чем видеть. Иногда девочки со мной могут то, что с их партнерами не получается. Это как с доктором, авторитет. Когда доктор тебе что-то говорит, для тебя это по умолчанию верно и корректно. Также и мои клиентки воспринимают то, что говорю им я, чтобы я ни делал, всё воспринимается как: «Вау! Это же охуенно!».


Плюс на сессии, конечно, своя атмосфера: ты выделяешь 4 часа из жизни, чтобы посвятить их себе, за стенкой тебя не подслушивает мама, собаки и кошки не просят еду. Я к тебе внимателен, слушаю, что ты хочешь. Мы никуда не торопимся. Ты можешь позволить себе кричать. Нам совсем необязательно заниматься сексом. Мы можем просто поговорить, или я сделаю тебе массаж, или свяжу веревками. Но в конце концов это всё будет про то, чтобы расслабить твой мозг. 

Иногда приходят парни, но с ними непросто. Парни очень тяжело признают, что они чего-то не умеют, не могут. На самом деле слышать себя просто, но чаще кучу сил тратят на усложнение. Сами придумывают себе ограничения и всю жизнь как будто держат сжатую пружину, соблюдают традиции. Традиции – это конечно хорошо, но нужно понимать, что мир очень сильно изменился и большинство традиций уже не актуальны. Например, институт брака изжил себя, но мы продолжаем с ним носиться непонятно зачем. В текущем времени заключение брака не дает паре никаких профитов. Но это не означает, что я против брака. Я за то, чтобы каждый ВЫБИРАЛ, что ОН хочет, а не что «положено». По сути мы топим за осознанность – ты в каждый момент времени взвешиваешь все за и против и решаешь как поступить. Ты можешь делать то, что хочешь, просто осознавай ответственность. 

Первое правило – перестань опираться на мнение окружающих. Хорошо бы ввести секс-образование в школьную программу. Во взрослом состоянии ты можешь заниматься самообразованием легко. Есть куча материалов в интернете, есть кинки-комьюнити. К сожалению, для многих до сих пор секс-образование – это порносайты. Однако вживую секс выглядит совсем не так, как на PornHub. В порнухе очень много остается за кадром. И люди насмотревшись порнографии, начинают хотеть заниматься сексом также, но так не получается. Это некорректно, неприятно, это может быть больно. Люди часто не понимают, что актеры заранее готовились. И если актер с размаху засаживает актрисе в задницу елдак, как правило, эта задница уже была заранее смазана, актриса сделала клизму и т. д. А если сделать так же в реальной жизни, это будет очень больно – вы же не подготовились. Большинство людей, которые очень сильно хотят на оргии, оказавшись на них, встают в ступоре. У мальчиков не встает, девочки перестают хотеть секса. Они просто не готовы, хотеть одно, а реальность это другое. 

В кинки-сообществе действует культура активного согласия: если ты хочешь заняться сексом, ты должен спросить. Да значит да, нет значит нет. Мужчины и женщины одинаково заинтересованы в сексе. Секс – это не предмет торговли, например: «Дорогая, ты сегодня приготовила такой вкусный борщ! Давай я сделаю тебе кунилингус». Или «Давай я тебе сделаю куни, чтобы потом ты мне сделала минет». Если женщина учится делать глубокий минет исключительно для того, чтобы заполучить статусного мужчину, а не потому, что ей это нравится, – это неправильно, удовольствия не будет по обе стороны. Не надо это делать исключительно для мужчины. Я за получение обоюдного удовольствия. Если ты любишь делать глубокий минет – соси глубоко и получай удовольствие, не любишь - не делай, никогда!