Анархизм и либертарианство. Принцип самопринадлежности

Анархизм и либертарианство. Принцип самопринадлежности

t.me/naroborona

Статья начинается с описания основополагающих принципов либертарианства: принцип самопринадлежности и принцип ненасилия. Поэтому, не питая большой любви к философии, мы вынуждены, тем не менее, начать с философских и этических принципов.

Принцип самопринадлежности утверждает, что каждый человек принадлежит только самому себе. И волен распоряжаться собой точно также, как и прочей своей собственностью. Хотя основной посыл не самый плохой — каждый человек волен самостоятельно распоряжаться своей жизнью — нужно всё же отметить, что обоснование этого тезиса через распространение на человека категории собственности сомнительно с этической точки зрения. Когда мы начинаем рассматривать человека в категории чьей-либо собственности, когда мы овеществляем его — это уже прецедент, открывающий дорогу к признанию рабства. Ведь если человек является собственностью, пусть первоначально своей собственной, он также отчуждаем и передаваем в собственность иных людей — это одно из свойств собственности. На этом простом положении первоначально создавался институт рабства и аристократических государств, когда более бедные соплеменники за долги были вынуждены продавать себя в рабство более богатым сородичам.

Анархистская этика рассматривает человека в совершенно ином качестве. Человек здесь выступает в роли субъекта, то есть, носителя воли, творца, чья деятельность направляется на объекты. Человек, таким образом, в принципе не может рассматриваться в категориях собственности.

Но куда более важны практические выводы, а не философские обоснования. Утверждение о том, что человек волен распоряжаться собой и своей собственностью так, как пожелает, вполне разумно. Но оно не учитывает, что человек не живёт в вакууме, он существует в обществе, он окружён другими людьми. И практически любое действие человека так или иначе будет касаться и окружающих. Конечно, есть ещё второй принцип, отчасти регулирующий взаимоотношения между людьми – принцип ненападения, который запрещает агрессивное насилие между различными индивидами. Однако, даже исключая агрессивное насилие между людьми, остаётся огромный простор ситуаций, в которых действия одного человека могут нарушать права и интересы другого.

Самый элементарный пример «распоряжения своей собственностью» - громкое прослушивание музыки в своём доме глубокой ночью. Конечно, в этом случае ваш сосед, которому хочется поспать, вправе попросить вас сделать музыку потише. Но, следуя либертарианским принципам, вы можете отказать ему, и он будет бессилен сделать что-либо против вас, пока вы находитесь на своей частной собственности и распоряжаетесь своей частной собственностью. 

И таких ситуаций, в ходе которых «законное распоряжение частной собственностью» противоречит интересам других людей, огромное множество в любой сфере человеческих взаимоотношений. Элементарно, без ограничения возможности пользования частной собственностью невозможно, например, дорожное движение, где необходимо подчинять свой транспорт общим правилам. 

Живя в обществе, человек обязан считаться с ним и согласовывать свои действия с другими людьми, чтобы не сделать жизнь свою и других невыносимой. Поэтому согласиться с тезисом о том, что человек волен делать вообще что угодно, не нарушая границ чужой частной собственности и принципа ненападения, совершенно невозможно. Обществу необходимо регулирование, нахождение компромиссов и выработка общих правил. Вопрос лишь в том, кто и как эти правила устанавливает. Сегодня эти правила устанавливаются в своих интересах меньшинством – государством и корпорациями. Анархисты предлагают взамен этого систему прямой демократии, при которой само общество, все его участники, будут вырабатывать эти правила совместно. Вместо принципа самопринадлежности анархисты предлагают принцип участия человека в принятии всех общественно важных решений. Невозможно жить в обществе, и быть свободным от общества. Но вполне можно создать такую систему, которая при общественном регулировании максимальным образом учитывала бы мнение и интересы каждого.