9 июля. 30 день.

9 июля. 30 день.


Представительница потерпевшего метрополитена просит освободить ее от участия в заседаниях. Одновременно возникает спор о приобщении измененного гражданского материального иска от метрополитена (в ходе суда была изменена сумма иска). Адвокат Ш. Каримовой В. Дроздов настаивает, что в рамках гражданского права (гражданский иск в уголовном процессе) текст иска (и, в данном случае, его перевод) должен был быть предоставлен каждому, однако никто его не получил. Суд постановляет перевести текст иска и раздать всем, в ходатайстве об освобождении от присутствия потерпевшей стороне отказать.

Адвокат М. Эрматова Н. Мартынова ходатайствует о повторном допросе всех, кто был допрошен в ее отсутствие по болезни (введенный против воли клиента адвокат не знала позиции и тактики Н. Мартыновой, согласованной с клиентом), а также допросить их, показав лица (возможно, сделав заседание закрытым). Одновременно введенный адвокат Плигусова просит вывести ее из дела. 

Суд: в повторном вызове отказать, адвоката Плигусову не выводить, пока Н. Мартынова не ознакомится с протоколами пропущенных заседаний (если у нее возникнут конкретные пожелания о дополнительном исследовании каких-то доказательств, суд рассмотрит ее мотивированное ходатайство).


Свидетель Яркинай Мирзаалимова (мать обвиняемого).

Мы жили во Владивостоке, получили российское гражданство. Потом я тяжело заболела, врачи поставили на мне крест, уехала умирать в Киргизию (перенесла несколько операций здесь и на родине). Сын в марте поехал в Питер искать работу, тут были родственники. Нашел хорошую в пригороде, но потом его выгнали, чтобы устроить своего человека. Он поехал в город искать работу, жилья не было, И. Эрматов, как земляк (они одно время работали вместе) пригласил пожить в своей квартире. Поселился там за три дня до ареста. Душераздирающая лирика.


Адвокат Аброра Азимова М. Канцерова заявляет ходатайство об истребовании биллингов с компаний Мегафон и Теле2 номеров ...5485, 4625, 6519, 3185, 6983 (как вмененных Аброру) и его фактических номеров - ...1940 и ...2972, с фиксацией базовых станций, в период 4-17 апреля [дни, когда Аброр Азимов, по его словам, находился в секретной тюрьме]. 

Аброр Азимов просит добавить в ходатайство еще один принадлежавший ему номер [тот самый номер, чью сим-карту А. Азимов, согласно материалам дела, вставлял в телефон Ш. Каримовой]. 

Прокурор: не все номера использовались для преступных действий, в обвинении рассматривается другой период времени, когда преступление совершалось.

Суд: отклонить, все уже исследовалось.

Адвокат Аброра Азимова М. Канцерова заявляет ходатайство с просьбой запросить у ФСБ исходную (без купюр) видеозапись задержания, активно распространявшуюся в СМИ. Ее нет в деле, хотя она является очевидным и самым убедительным доказательством наличия у Аброра пистолета, к тому же она прояснит обстоятельства его задержания (время задержания не указано в протоколе, только доставки к следователю). После содержания в секретной тюрьме, где он только сидел прикованный, у него атрофировались мышцы и он во время инсценировки задержания смог пройти всего несколько шагов, которые и были сняты, полная запись это покажет. Кроме того, на записи есть люди, не указанные в описании его задержания.

Прокурор: участники задержания съемки не вели (как показали в суде), кто снимал - неизвестно.

Суд: в ходатайстве отказать.


Адвокат Шохисты Каримовой Виктор Дроздов заявляет следующие ходатайства

  1. не может ознакомиться с томами (перечисляет), которые якобы на экспертизе. Они нужны для подготовки допросов. Просьба до их появления отложить заседания.

Суд: отказ

2. Повторно исследовать сумку. Она оказалась разрезанной, что не указано в протоколах. Не мог этого знать при осмотре сумки в суде из-за отсутствия тех самых томов. Также повторно исследовать т.н. “шприц”. Также исследовать вагон, как важный вещдок. Провести выездное заседание суда по месту его хранения.

Суд: в повторном исследовании сумки и шприца отказать. Вагон можете обследовать самостоятельно, вне рамок процесса, сфотографировать его, по договоренности с представителем потерпевшего метрополитена (спрашивает ее, может ли быть обеспечен доступ к вагону, она - говорит, что да). Договорились смотреть вагон 19 июля. Другие адвокаты собираются присоединиться к Виктору Дроздову.


Допрос понятых при обыске квартиры на Товарищеском.

  1. Понятая Ч. Работает в школе, живет в том же подъезде на втором этаже.
    Рано утром эвакуировали из дома, ждали в детсадике во дворе. В середине дня разрешили возвращаться в дом, мастер ЖЭКа Лидия Васильевна (там работает муж Ч.) попросила быть понятым (а ее просили люди в штатском, во множестве присутствовавшие во дворе). Второй понятой она попросила быть свою коллегу по школе, живущую в том же подъезде. Поднялись на 8 этаж. На лестничной площадке им показали детали разобранной бомбы (как сказали им). Показывали сбоку между лестницей и лифтом. Показывал из рук человек в пестрой зеленой форме, бомбу вынесли из квартиры при нас. Было два предмета - баллон и что-то вроде проводов или батарейки. На лестнице при этом было около 4 человек. Кто-то входил-выходил из квартиры. Один писал протокол, мы подписывали, нам говорили, что в документе написано. В квартире были только в комнате, на кухню и в ванную лишь заглянули по пути. Сперва стояли, потом сидели на табуретках до 23:00. У кровати стоял прикованный к ней человек, его что-то спрашивали ведущие обыск. Эрматова в этом человеке не узнала (В подъезде живет много нерусских, я их не различаю). Обыскивающие менялись, входили, выходили. Мы сидели в углу перед дверью напротив окна, там были матрасы, их сдвинули в сторону. Присутствовала также представитель ЖЭК. Сидели примерно с 13:00 до 23:00. Что показывали, не помню, разные предметы из комнаты. В это время пришло сообщение, что где-то обвалилась стена, это вызвало у всех тревогу и замешательство, сперва думали, что тоже взрыв. Выходили один раз - отпустили примерно в 14-15 часов в квартиру коллеги (тоже понятой) выпить кофе. О подписанном протоколе неоднократно говорит “нам показывали, говорили, что там написано”. В итоге говорит, что не читала - там было слишком много, очков при ней не было (очки 1,25, в принципе, читать может без них, но трудно). Фотографии, которые в приложении к протоколам, не видели. Фотографа не помнит, был ли. Белых листов на полу лестничной площадки не помнит. Зубные щетки и пр. из ванной приносили в комнату и смотрели там.
  2. Понятая Б. Живет в том же подъезде, на 7 этаже.
    "Утром, в 4 часа был страшный грохот сверху (видимо, выбивали железную дверь). В 6 утра вышла гулять с собакой, пешком по лестнице, вдоль лестницы стояло много (человек 10) “людей в штатском”, но было понятно, что они “военные”, стояли в совершенной тишине. Когда возвращалась через 25 минут, никого на лестнице не было. Но тут же постучали и сообщили об эвакуации. Сидели в детском садике. Около 14:00 вернулась домой. Позвонила коллега, попросила с ней быть понятой. На 8 этаже, на лестничной площадке были разложены на полу на каких-то подстилках детали бомбы (как нам сказали). Маленький огнетушитель, провода. Был “пластид”, коричневый брусок похожий на мыло. Людей в форме не помню. Сказали не бояться, потому что все уже обезврежено. Потом привели молодого человека (не русского), которого я раньше знала - думала, он снимает квартиру на другом этаже, он всегда был очень приветлив, здоровался, казался большим ребенком. Вместе с ним нас ввели в квартиру, где проходил обыск. Он был в верхней одежде и черной шапке. В клетке его не узнаю. Рядом с ним постоянно находился другой молодой человек, который “с ним работал” - задавал какие-то вопросы. В какой-то момент его приковали наручниками к кровати. Потом ему стало плохо, он очень волновался и долго стоял во время длинного обыска, его отстегнули и дали воды. Были симки, документы, банковские карты. Из ванной приносили два-три ведерка с шурупами. Сидели там до 23 часов. Кофе пить не ходили. Я выходила в туалет в своей квартире, вторая понятая оставалась на месте. Пришел молодой человек, хозяин квартиры, он что-то им пояснял. Представитель ЖЭКа сказала, что он сдает без документов поэтому он волновался. Потом ушел". На повторный вопрос, был ли прикованный к кровати И. Эрматовым, подходит к клетке, смотрит внимательно: “А, может быть, и он, похож”.


Заявляется и удовлетворяется ходатайство адвоката М. Сагитова о допросе его подзащитных завтра.

Происходившее на процессе записано Дмитрием Борко.