4 июля. 29 день

4 июля. 29 день

3apr2017

Допрашивали взрывотехника Яковлева, которого просила вызвать отсутствующая адвокат Мартынова, и суд пожурил защитников за то, что они плохо подготовились к допросу свидетеля. Свидетель Яковлев путался в показаниях по поводу того, что задержанные находились в комнате, когда он приехал на Товарищеский 22, но потом (после пояснений Эрматова Ибрагима, который показал, что Яковлев приехал с клетчатой челночной сумкой, он видел его, стоя на лестничной клетке на 8 этаже у квартиры), вспомнил, что действительно несколько задержанных стояли в подъезде. Ибрагимжон Эрматов рассказал, что Яковлев зашел с этой сумкой в квартиру, закрыл за собой дверь и примерно через минуту вышел без сумки. Кто-то из находящихся там оперативников поприветствовал Яковлева возгласом «Оп-па!». Яковлев пояснил, что у него была небольшая матерчатая сумка с его инструментами, которую он оставил в квартире, чтобы спуститься к машине вниз. Изначально он рассказал, что прибыл на Товарищеский с кейсом.

Так же свидетель скачала сказал, что СВУ (самодельное взрывное устройство) нашли до их приезда и вызвали взрывотехников на место по поводу СВУ и показали им, где оно лежит. Яковлев, осмотрев предмет, решил, что это СВУ и оно готово к применению и опасно, тогда было принято решение об эвакуации жильцов из двух подъездов. После эвакуации Яковлев самостоятельно и единолично вынес СВУ на лестничную клетку, где обезвредил его, разобрав на части, все части взрывного устройства передал следователю. Шприц с перекисью ацетона в виде порошка, который являлся самым опасным предметом (он может внезапно взрываться, поэтому и был выведен ранее из военного оборота, потому и опасное), он поместил в безопасный контейнер. Вещество в шприце и готовность к использованию сву свидетель определил исходя из признаков, которые обнаружил в сву, основываясь на своем профессиональном опыте. Потом Яковлев сказал, что все таки вызвали их на место обыска для проверки на предмет опасных предметов — их всегда вызывают, когда есть подозрения обнаружить взрывчатые вещества. То есть, обнаружив дистанционный пульт управления сву (дверной звонок на полке стеклянного шкафа с батарейкой, которая лежала рядом), их вызвали на место. Потом сказал, что обнаружили сву при них, когда они уже приехали в квартиру на Товарищеском проспекте. Яковлев рассказал, что сву лежало в кладовке, слева от входа в квартире на нижней полке справа в глубине, заставленный пакетами с одеждой, обувью и инструментами.

Многие вопросы защитников были отведены, при этом наводящие вопросы государственного обвинителя, несмотря на возражения защиты, отведены не были. Адвокат Ш. Каримовой В.Дроздов высказал мнение о том, что данные показания свидетеля Яковлева следует признать недопустимым, поскольку был нарушен принцип равенства сторон: когда государственный обвинитель предъявляла свидетелю протоколы обследования помещения, адвокатов, которые подошли следить за предъявлением свидетелю материалов, были строго усажены на места. В. Дроздов возражал против игнорирования судом этих нарушений и заявил, что прокурор Тихонова фактически формулировала ответы за свидетеля, и попросил внести это в протокол заседания. Эрматов Махамадюсуп просил повторно вызвать свидетеля для допроса, когда с больничного выйдет его адвокат Н. Мартынова, с которой он подготовили вопросы.


Потом была вызвана для вопроса свидетель Карякина — судмед эксперт, давшая заключения по повреждениям потерпевших. Но, поскольку никто из присутствовавших адвокатов конкретно этого свидетеля не вызывал, защита не была готова к допросу. Адвокат Виктор Дроздов просил объявить перерыв, поскольку даже не все тома дела были предоставлены защите для исследования. В суде устранили техническую ошибку в экспертизе: дата экспертизы - 12 апреля 2017, но на одном из листов есть опечатка, стоит 11 число.


Из-за плохого самочувствия защитника А. Азимова М.С. Канцеровой был объявлен перерыв в заседании.

Происходившее на процессе записано Алиной Есиповой.