3.2

3.2


Часть 2:

Я залез в душ. Пока мылся, шлангом от душевой лейки постоянно задевал носик диспенсера жидкого мыла, стоящего на выступе, и он с грохотом падал на акриловый поддон, который гремел как барабан, а я, матерясь про себя, постоянно его поднимал. Там было еще обычное мыло, в стаканчике. Я решил мыться им, потому, что оно хорошо отмывает масло, в отличие от этого жидкого говна. В процессе несколько раз его ронял, и поднимая, опять задевал ёбаный диспенсер, и он опять падал. Со стороны это наверное выглядело очень комично. Я думал "Вот она угорает с меня сейчас наверное". Отмылся, выхожу, и с ухмылкой говорю:

- Это ж надо так попасть. - имея ввиду свой оральный камшот.

- Меткий стрелок, редкость - с улыбкой отвечает она. - Я тоже сполоснусь.

Пока она мылась, я вытерся, посмотрел на таймер, оставалось еще 30 минут. Я лег на кровать в пол оборота к душевой кабине. Она вышла, и начала вытираться. А я за ней наблюдаю. Какая красивая кожа, грудь, фигура.

- Спрашивай, не стесняйся, я вижу у тебя в глазах вопрос - с легкой улыбкой сказала она.

- Да нет, просто любуюсь видом.

Она вытерлась, и спросила:

- Ну что?

- Сделай мне массаж пожалуйста.

Я лег на живот, она залезла на кровать

- Тебе понежнее, и или посильнее?

- Посильнее спину пожалуйста.

- Я сделаю тебе сначала веточку сакуры, хорошо, ты не против?

- Ок. - Ну я же ее тоже заказывал.

Она начала целовать меня всего со спины, включая ягодицы и ноги. Пятки не целовала. В общем если начинать с веточки сакуры и переходить в эротический массаж - было бы прикольно. Но когда уже отрелаксировал себе на живот и на лицо, и даже забросил трехочковый себе в рот, все эти нежности уже не дают такого эффекта. Постепенно она перешла на обычный массаж, и массировала до конца времени.

Когда таймер пропищал, она наклонилась, и поцеловала меня в щеку. Мы стали с кровати, и я пошел в душ. Когда я вышел из душа, она лежала на кровати, на спине, свесив ноги, зваернувшись в полотенце.

- Я тоже схожу, сказала она, скинув полотенце.

Я проводил ее взглядом, разглядывая ее прелести. Вытерся и начал одеваться. Она помылась, пока я неспешно одевался. Вышла и начала втираться. А я одеваюсь и поглядываю на нее.

- Ты такой загадочный, таинственный - вдруг говорит она.

- Да не, просто очень молчаливый - отвечаю я.

- Я тоже. - изменив выражение лица и интонацию на более грустные, сказала она. Но я ей конечно не поверил. Её татуировки, и несколько шрамов, как мне показалось, говорили о ней, как о самостоятельной, рискованной девочке, которая любит приключения, и вообще способна постоять за себя.

- Тебе завтра на работу? - спрашивает она.

- Нет, выходной. Праздник же, у всех выходной.

- Блииин.

- А что такое, по выходным много работы?

- Да.

- А тебе еще завтра работать?

- Нет, завтра у меня выходной, буду спать - с интонацией, полной предвкушения теплой постельки и сладкого сна, ответила она.

Она подошла к телефону, висящему на стене, и набрала номер.

- Мы выходим - сказала она в трубку. Ей что-то ответили, и она повесила трубку на место.

- Пошли я тебя провожу.

Вышли в коридор. Прошли на ресепшн.

- Снимай бахилы - говорит она.

- Да, вечно забываю.

- Хочешь, угощайся конфеткой.

- Нет, спасибо. - Бросаю на нее последний взгляд.

- Пока, приходи к мне еще.

- Пока.

Выхожу на улицу, накинув капюшон, как истинный параноик, и иду так до самого метро. По пути слушал все тот же альбом, и ни думал ни о чем.

Приехав к себе, я зашел в свой любимый ресторан и заказал там стейк из мраморной говядины, с пюре и красным вином. Неспеша поужинал. Стейк был восхитительным, вино вкуснейшим, мне было очень хорошо и спокойно. Затем я погулял немного. Полюбовался видами, не скажу чего. Зашел в магазин и купил там самое дорогое нефильтрованное пиво, которое нашел. По пути домой, скинул мелочь уличному музыканту, ловко играющему на баяне. Пиво было божественно. Обожаю нефильтрованное пиво. Обычное фильтрованное по сравнению с ним - горькая ослиная моча. Посмотрел ютуб, подвачевал, принял душ и лег спать.