31 января

31 января

Евгений

Вместо предисловия

Статья 31 Конституции Российской Федерации

Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование.

Акт первый, площадь у кинотеатра "Октябрь", 31 января 2021 года

Иду в сторону пл. Минина, видны несколько плакатов: с портретом Навального и подписью "Свободу", просто текстовые - "Скучно, дед Пыхто? Воровать миллиардов сто?", "Мир хижинам, война таким дворцам". Около Октярбя включают матюгальник:

"Расходитесь, вы на несанкционированном митинге".

Помимо народа, который просто шёл в сторону площади Минина, туда начинают идти и те, кто стоял - буквально через несколько секунд площадь отрезают космонавты, сразу в несколько рядов. Начинаю идти обратно, в сторону площади Горького, прохожу мимо кофейни к подворотне - там тоже космонавты. ОМОН проносит мимо парня, заламывая руки, который орёт "отпустите руки", толпа ожидаемо откликается - "ПОЗОР!".

Площадь со стороны пл. Горького тоже закрыта шеренгой со щитами. По матюгальнику иронично продолжают крутить "расходитесь, граждане", только вот расходиться некуда. Площадь в кольце ОМОНовцев. Идти некуда, но хватают в основном из середины и со стороны площади Минина, так что народ потихоньку трамбуется в противоположную сторону. На этой приятной ноте ко мне подходит космонавт без номера на груди, берёт под руку, и говорит "пройдёмте".

Ведёт ко входу стадиона "Динамо", пока идём - спрашивает, что же я не разошёлся. Когда я ему отвечаю, что разошёлся бы, да некуда - площадь в оцеплении, он говорит "ой да что ты гонишь". Человек видит то же самое, что и я, находится в том же времени и пространстве, что и я, но он явно в другой вселенной. Попросил представиться - не услышал, или сделал вид, что не услышал. Подошли к ПАЗику, таких как я ещё с десяток - и десяток людей в шлемах, без - руки на автобус, обыскали, погрузили. Смотрю на время задержания - на часах 12:22. ПАЗик быстро наполняется, полицейский в форме пару раз орёт "Есть иностранцы?", очевидно, только на русском. Пишу жене, в "ОВД-Инфо" и "Апологию протеста", что меня задержали. Иностранцев у нас нету, едем куда-то, несколько задержанных стоит, пара ОМОНовцев тоже.

Красным - ряды ОМОНа со щитами, синим - автозаки, зелёным - громкоговорители и камеры.

Акт второй, отдел полиции №3

На часах 12:55. Сообщаю, куда нас привезли. Стоим почти час на улице, пока нас пустят. Первыми заводят девушек, через минут 15 заходим и мы. Всех сажают в актовый зал. Там около сотни человек, и несмотря на то, что большинство в масках - я ничуть не сомневаюсь, что там я заразился ковидом. До сих пор не болел, но сотня человек в течение такого времени в помещении? Посмотрим, конечно, но мягко говоря сантирные меры идут в жопу. Сотрудницы в штатском начинают собирать объяснения. Некоторые объясняют права и обязанности - по сути, напоминают про 51 статью Конституции, некоторые нет. Мне не объяснили, поэтому первым делом в объяснении я пишу "до начала объяснения права и обязанности не были разъяснены".

На тот момент я ещё не знаю, какую статью мне вменяют, думаю, что за участие в митинге, это делов на "до трёх часов в отделе полиции" и повестка в суд со штрафом от 10 до 20 тысяч. Знаю, что лучше отказаться от объяснения и написать статью 51 Конституции, особенно учитывая план "Крепость", и что защитников не пускают. Про это мы поговорим чуть позже. Но знать это одно, а действительно попасть в такую ситуацию это другое. Я решил описать то, что действительно происходило на площади, что увидев преграду и услышав из громкоговорителя про митинг, я развернулся и пошёл в обратном направлении, но идти уже было некуда. Что задержавший меня сотрудник не имел опознавательных знаков, не представился, не показал удостоверения, не сказал причину задержания.

Дальше меня отправили к капитану, который на основе рапорта составлял на меня протокол. Про рапорт мы поговорим в самом конце - первый раз в жизни я его увидел в суде. Мне вменяли статью 20.2 часть 6.1 КоАП РФ. Когда я спросил капитана, что за статья - он ответил "погугли" 🤡 Оказалось, что это статья не просто за участие - "повлекших создание помех функционированию объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, связи, движению пешеходов и (или) транспортных средств либо доступу граждан к жилым помещениям или объектам транспортной или социальной инфраструктуры".

Как человек, который был на этой площади, могу гарантировать, что кроме ОМОНа никто не создавал помех движению.

В пункте про разъяснения прав написал то же самое, что и в опросе - что их не разъяснили, пока мы не дошли до них. В итоге написал, что с протоколом не согласен, расписался за получение копии протокола. Спрашиваю, что писать в графе "ходатайства": сюрприз-сюрприз, и тут мне капитан не помог.

Народ стали иногда выпускать в туалет. На просьбу попить говорили "в туалете есть кран".

Дальше меня повели в кабинет ко врачу брать мазок на ковид. Если честно, не уверен, зачем они их брали, думаю, хотят пришить организаторам что-нибудь в стиле "вы умышленно заражали людей". К счастью, после отказа сдавать - не настаивали.

Дальше - ещё следователь и ещё одно объяснение. У этого явно задача была накопать материала на организаторов, и явно опять стоило сослаться на 51 статью Конституции, но я по сути и надиктовал то же самое, что и в первом объяснении. Тут чувствовалось сильное давление "мне не важна часть, как вас задержали, мне важна часть слышали ли вы кто такой Навальный и что будет митинг".

Дальше мы пошли на первый этаж, где людей очень медленно заводили по одному и потом выводили пачками в "специальное помещение для задержанных" или что-то в этом роде. На двери на самой табличке написано, что туда нельзя входить с устройствами, имеющими доступ в Интернет, а сбоку от двери скотчем приклеена бумажка:

"Коллеги! Напоминаю, для тех, кто находится в СП не на сутках, туалета нет!".

О да, человеческое отношение. К тому моменту нас в отделе держали уже больше трёх часов и уже можно было смело возмущаться, чтобы нас отпустили. Но был один нюанс, не зря пришили ст. 20.2 ч. 6.1 - это арестная статья, по ней могут держать под стражей до суда.

Судя по тому, сколько народу парень с моим протоколом пропустил вперёд, я понял, что тут торопиться некуда. От одного из людей в коридоре, Макса - юриста|видеооператора|монтажёра, я узнал, что 30го специально освободили спецприёмник и крайне вероятно, что для митингующих. В этом "специальном помещении" люди в гражданском и в форме изъявляли желание сфотографировать тебя без маски, снять слепки (ботинок, что ли?) и отпечатки пальцев. К счастью, собратья по несчастью сказали, что это для задержанных по административной статье добровольно, ну и после отказа никто не настаивал.

В одной из частей этого обезьянника познакомился с Ваней, строителем.

Про спецприёмник так и оказалось - после четырёх часов после поступления в отдел, мы поехали дальше.

План "Крепость"

У врача, который брал мазок, не было никаких проблем попасть в отдел полиции, а вот у адвокатов и передачек еды и воды - ещё как были. Есть такая волшебная штука, как план "Крепость", его могут объявить, когда зданию внутренних сил угрожает штурм - в таком случае никого не впускают и не выпускают. О законности такой вещи можете догадаться сами, но эту штуку придумали не в 2021 году.

Акт третий, спецприёмник

На часах 17:55, сразу спросили, можно ли передачки. Передачки можно, но с трёх до шести вечера, то есть нам нельзя. Потрясающе. В спецприёмник нельзя с собой телефон, забирают все ценные вещи, шнурки с ботинок, отстёгивающийся капюшон, обручальное кольцо, составляют опись вещей. Врач спрашивает, есть ли какие-то болезни, для которых нужен регулярный приём лекарств, есть ли кожные заболевания, вши и т.д. Есть ли побои.

Спросили, сколько нас будут держать - сказали, завтра выйдем на суд, когда именно будет суд не знают, но обычно с утра. Аня спрашивает, можно ли ей в одну камеру с братом (брата сюда привезли до нас) - говорят нет, камеры сугубо мужские\женские.

Всех оформили, идём последние с Ваней, выдают посуду (две тарелки, кружку, ложку), и постельное бельё (мы расписывались за матрас, подушку, простыню и 'одеяло') - ещё в списке есть полотенце и что-то ещё, но этого "не было в наличии". Позже я узнал, что ребятам, которых доставили сюда на два часа раньше белья не выдали. Дверь в камеру - натурально глухой металл, с лампочкой сверху для сигнала и небольшим отверстием которое можно открыть, чтобы посмотреть внутрь. Заходим в камеру, видим Макса и ещё одно знакомое лицо - знакомимся и по имени, это Миша, студент строяка. В этот же момент ребятам накладывают ужин - это несолёная греча с рыбной котлетой и едва-едва сладкий чёрный чай. Получаем и свой ужин, нервно шутим про "вечер в хату".

Камера - помещение примерно 4х4 метра, с парашей в углу (бумаги нет, есть вантуз), с камерой, умывальником (с дырявым сифоном, под который ребята подставили ведро, но всё равно на полу у раковины болотце).

Койки - сваренные железные полоски крест-накрест, шириной в пару сантиметров, с дырками сантиметров в десять. Поскольку мне явно улыбается фортуна, мне достаётся койка с оторванными двумя рейками - одна в районе седалища и одна в районе головы. Матрас толщиной в сантиметра три, подушка - сантиметра в четыре, наволочка на вид может годится мне в прабабушки. Над дверью висит радио, из него шипит Love Radio. Хорошо, что не Воровайки и не Михаил Круг, наверное.

Понимаю, что забыл снять часы. Очень тупо сейчас будет стучаться и говорить об этом, да и в камере без часов можно свихнуться. Немного болтаем с ребятами, но в итоге всех срубает на часок. Время всё ещё часов восемь вечера, но делать категорически нечего, спать не выходит - в глаза хлещет холодный свет, в уши шипит Love Radio.

Знакомимся с местными жителями - клопами. Или хрен знает кем. Жуками, которые вполне чувствуют себя хозяевами. Всю стену украшают разводы чего-то коричневого пальцем. Наши главные гипотезы: 💩, кровь (из носа?), раздавленые клопы.

Нас спрашивают, есть ли вода - вода тут, в отличие от отделения, всё же не из-под крана, а в таком большом железном бачке - говорим, что пусто, надо бы долить - мы сами выставляем её за дверь, потом через часа три нам постучат что налили, вносим опять же сами, заодно дают туалетной бумаги. Успех.

Примерно в 22:45 вырубают радио, и включают "ночной" свет - это один такой же холодный и очень яркий светильник, но над дверью. Прекрасно, что можно не сломать себе голову, если захочешь ночью попить или сходить в туалет, но не светит оно тебе в лицо разве что на близкой к стене половине двух нижних полок. Я лежал на верхней прямо лицом в этот свет. Надеемся, что в 9 начинают работать суды, нас ещё надо покормить и выпустить - может, в 7 подъём, завтрак и поехали сразу?

Утро, спецприёмник, 1 февраля 2021 года

Подъём примерно в 7:50, спина просто отваливается нахрен. Это без преувеличения был худший сон в моей жизни в горизонтальном положении, но всё ещё лучше чем спать сидя - так что тем, кого оставили в автозаках и отделах явно повезло ещё меньше. С утра выводят на поверку - посмотреть, не изготовили ли мы заточек, шмонали под матрасами, нас обыскивали с металлоискателем. Но часы мои так и не нашли. Не Apple Watch, но было бы жалко, если бы отняли - стоят чуть больше десятки.

На завтрак кормили невменяемой шнягой белого цвета, главная гипотеза - ячневая каша. Нужно ли было мыть тарелки я так и не понял, а главное - чем? Никаких губок, естественно, нет. Взяли чистые тарелки и грязные ложки. Супер отвратительно, осилил половину тарелки, хотя прекрасно понимал что возможно до вечера не поем ничего.

Спросили, не хотим ли погулять. Оказалось, что "погулять" - это помещение примерно 1х8 метров на улице без окон с зарешёченной крышей, там же отдают сигареты у кого они были и там можно покурить. А я-то думал, фильмы преувеличивают. Спрашиваем, можно ли позвонить - нам звонок не положен, мы не задержанные. Мы хрен знает кто, и в спецприёмник таких не отправляют.

Вернулись в камеру, там после улицы воняет мочой так, что просто караул. Попросили проветрить - пластиковое окно без ручки за двойной металлической решёткой открывается именно так, как я думал - длинным металлическим штырём, у которого на конце квадратное сечение 'под ручку'. С одним открытым окном и под найденную книжку Роберта Льюиса Стивенсона следующие пару часов прошли получше - лежать на своей пыточной кровати я уже не мог, а ребята завалились лежать дальше.

Около одиннадцати камера открылась со словами "с вещами на выход".

Несмотря на вонь, и то, что это клоповник, ни один из сотрудников по-скотски к нам не относился, может, просто повезло.

Акт четвёртый, странный

Нас привезли обратно в ленинский ОП №3. Паспорта не отдают, в спецприёмнике сказали отдадут в отделе, в отделе уже говорят, что в суде. Долго стоим перед той же самой укреплённой дверью - "специальное помещение для задержанных".

В коридоре быдловатый мент в гражданском пытается заставить Макса стоять на месте, хватая его за руку и запрещая ходить из одной стороны нашей людской колонны поговорить с людьми с другой стороны. Представляться отказывается, откровенно бычит "а ты кто такой?", ну, и прочие прелести. Макса таким не напугать, он начинает это снимать и спрашивать у проходящих людей в форме, что это за персонаж у нас тут командует и не представился, но, конечно, молчание ему ответ. Рано или поздно с бумажками было покончено и ещё несколько не представляющихся людей в гражданском выходят с нашими документами и везут нас в суд. Пишу в ОВД-Инфо и Апологию протеста.

Акт пятый, суд

Ленинский районный суд города Нижнего Новгорода находится на улице Космонавта Комарова, как иронично. Нас 14 человек в коридоре и 3 полицейских с неизвестным именем в гражданском. Долгие часы томительного ожидания. Кто-то (вроде бы Маша, дочь Натальи Резонтовой - одного из немногих зарегистрированных в 2020 кандидатов в гордуму), привозит нам передачку с водой, едой и влажными салфетками - это просто супер. Лучшее, что происходило с нами за сутки. Макс говорит, что к нам едет защитник, рассказывает людям в коридоре, как писать ходатайство о том, чтобы суд дождался защитника.

Мент в гражданском начинает провоцировать Наталью словами "вот согласовали бы митинг и всё было бы нормально", дочь очень нервничает и просит маму или написать на него заявление, или просто перестать общаться. Народ начинают вызывать в суд, кто-то пишет ходатайство о том чтобы суд дождался защитника, кто-то нет. Народу выписывают по десять тысяч рублей штрафа. Приехал защитник, но в суд его не пустили. В суд. В открытый. Адвоката. Не пустили. Без комментариев.

У многих в материалах дела есть их фото или видео с митинга: где-то около кинотеатра стояла такая ГАЗель, с выезжающими на мачтах камерами.

Суд работает до пяти вечера и вот они уже и наступили, почти всем уже огласили приговор, осталась только наша камера - Макса вызвали на пару часов раньше, но он всё переносил в надежде, что приедет ещё один защитник, Миша получил свои 10 тысяч штрафа и поехал домой буквально за полчаса до этого. Мы последние на первом этаже к судье Абаимовой, на этаже выше всё ещё судят Наталью - ей, судя по всему, вменяют организацию.

Вызывают Ваню, но у него какая-то ерунда с объяснением, судья негодует, люди в гражданском вызванивают тех, кто писал рапорт и составлял протокол.

Меня вызывают около 17:10, зачитывают права, ходатайствую об ознакомлении с материалами дела, фотографирую всё и телефон наконец-то умирает, сутки без павербанка - достойно, спасибо КШЯОМЕ, топ за свои деньги. Там я читаю рапорт человека, который якобы меня задержал - говорю судье, что первый раз вижу его, оказывается именно об ознакомлении с ним я мог ходатайствовать при ознакомлении с протоколом.

Блабла, гражданин чьи действия попадали под санкции ч. 6.1 ст. 20.2 был задержан, не оказывал сопротивление и был доставлен в ОП №3, где представился как Ф.И.О. такого-то года рождения.

Задержал меня (судя по всему, как и остальных 50 с лишним человек, да ещё и за пять-десять минут) командир взвода. Какой-то супермен, не иначе.

Начинается суд, по сути мне зачитывают всё что есть в деле, от комментариев отказываюсь по 51 статье, чтобы сэкономить время - мои объяснения всё равно есть в материалах дела и судья с ними ознакомится. Судья, как мне показалось, удивлённым голосом говорит, что административных нарушений за мной не числится. Дело дочитали, дополнительных комментариев у меня нет, видео и фото у меня в деле - тоже, есть только рапорт супермена и куча нарушений закона со стороны правоохранительных органов. О том, что доказательств помех инфраструктуры в деле тоже ноль, кроме рапорта, нет, и говорить не стоит. Суд удаляется на принятие решения.

Сюрприз-сюрприз, виновен, 10 тысяч штрафа, 10 суток на обжалование, 60 дней на оплату. Время около половины шестого. Ваню всё ещё мурыжат.

Макса из суда выгоняют, раз он уже получил решение суда, помогаю собирать остатки передачки в пакеты, выносим их, попросил Макса заказать мне такси за наличные, уехал к своей машине на ул. Горького - она застряла наглухо и шлифует по льду, меня еле вытолкало четверо мужиков, спасибо им.

P.S.

Когда друзья и знакомые узнавали, что меня задержали и оставили в спецприёмнике, они пытались найти какую-то логику. "Ой, вроде бы задерживают только тех кто скандирует лозунги или стоит с плакатами", "Ты наверное как-то отличился, что тебя оставили на ночь, почему тебе не пятую часть дали?". Но всё гораздо проще, не надо искать логику на празднике абсурда, это решалось простым жребием, надо было задержать 200 или сколько там человек в Нижнем - задержали. Надо было постращать 50 или сколько там ночью с тюремными условиями - постращали.

Занавес