#24

#24

1


Девушка, привет. Вчера у меня произошла удивительная встреча. Прошу извинить за стилистические неточности — я описываю события такими, какими они мне запомнились. Ну а сбивчивая речь моего удивительного собеседника, его манера перескакивать с темы на тему и некоторое количество ликера в моем организме — все это и вовсе не оставило шансов на сколь-нибудь внятное изложение произошедшего, поэтому я, скрепя сердце, публикую историю, как есть.


В тот вечер осень не смогла договориться с зимой и капли воды танцевали в воздухе вперемешку с хлопьями снега. Закончив танец, хлопья устало оседали на одежде круглыми водяными бусинами и стоило попытаться их стряхнуть, как бусины тут же начинали проявлять характер, размазываться по поверхности ткани и мстительно впитываться.


Я поднял воротник пальто и досадливо пнул оказавшуюся под ногами алюминиевую банку из-под газировки. Банка описала в воздухе замысловатую траекторию, ударилась о бордюр и закончила свой полет прямо у лап большого, пушистого, черного кота.


Кот, насупившись, посмотрел на банку и обиженно произнес:

— Дурак ты, Эмдин.

— Это еще почему? — удивился я неожиданному оскорблению, не меняя направления движения. Потом добавил, обернувшись: «пойдем со мной, пушистый, я тороплюсь».


Кот некоторое время пребывал в раздумьях, после чего нехотя двинулся в мою сторону. В несколько прыжков он поравнялся с моими ногами и, сбавив шаг, засеменил рядом.


— Тебе кажется, что окружающие люди несчастны, потому что у них так сложилась жизнь, — размеренным ровным тоном начал кот. — Тебе кажется, что их несчастье — следствие каких-то событий непреодолимой силы, злого рока, каверзной игры судьбы, в которой им выпала несчастливая карта. И ты их жалеешь. Не хочешь жалеть, но невольно жалеешь. И мечтаешь сделать их счастливее. Но что, если я скажу тебе, что люди несчастны не потому, что так сложилась их жизнь? Что, если скажу, что они несчастны, потому что... хотят такими быть?


Я посмотрел на кота и немного сбавил шаг:

— Глупое предположение. Кому вообще в голову может прийти мысль быть несчастным?

— Есть такая нервная болезнь... — кот задумался и после некоторой паузы продолжил, — ранки расковыривать. Слышал? Нормальные люди перевяжут рану бинтом и не трогают её, пока не заживет. Знай себе, живут дальше, только бинты свежие накладывают. Для них рана душевная неприятна, но не смертельна. А эти же... они свои раны душевные постоянно ковыряют. Недостаточно страданий? Так они книжку грустную почитают, музыку тоскливую включат, фильм какой-нибудь с трагичным концом посмотрят. Будут наслаждаться своим страданием, смаковать его, как будто это страдание — лучший момент их жизни.


Те, кто пообщительнее еще и зрителей к своему спектаклю подключат: цитаты грустные на стену начнут постить и статусы суицидально-многозначительные ставить. Это у них такой способ диалога с миром: через скорбь и страдание. 


Ты у них это страдание отбери — и вместе с ним отберешь весь смысл жизни. Все равно, что языка лишишь. Они же другого языка не знают, на языке любви с миром говорить с детства не приучены. Ты им сочувствуешь, а их просто надо научить новому языку. Вот как котят прям, взять и научить.


— Страдание сейчас в моде, — соглашаюсь я. — Но одно дело страдать от личных неудач, а у них же клиническая картина страдания всегда однотипная: они встречаются, встречались или собираются встречаться с мудаками. Любовь, говорят, у них невзаимная. Несчастная любовь.


Кот презрительно фыркнул.


— А знаешь, почему у них любовь несчастная? Да потому что они другой любви и не знают. Книжек трогательных начитались в детстве, где любовь обязательно сопряжена со страданиями, преодолением препятствий и невзгод. У них этот изуродованный образ любви в картину мира с детства впечатан. Они уверены, что любовь невозможна без сопутствующих ей лишений и горечи. Поэтому, влюбляясь, они зажмурившись ждут, когда наступит глава, в которой все становится плохо.


И представь: вот они, деформированные красивыми печальными книжками, вдруг чудом встречают человека, с которым все хорошо. Просто хорошо. Без каких-то видимых причин. В их картине мира ситуация совершенно невозможная, в книжках они изучали совсем другую формулу любви, поэтому у них сразу в голову закрадываются подозрения. Подвох, стало быть, ищут.


А счастливые отношения — материя пугливая, с недоверием несовместимая. Чуть промелькнет тень сомнения — и глядишь, уже порвалась тонкая ниточка связи. Нет уже доверия. Они ведь даже доверие воспринимают, как процесс: дескать, его надо заслужить. В то время, как доверие — это выбор, который ты просто делаешь с первой секунды. Доверие невозможно заслужить. Ты либо доверяешь, либо нет. Вот они своим недоверием сами себя на несчастье и обрекают. Хочешь наглядный пример?

— Конечно хочу, — оживляюсь я.

— Они пишут у тебя в комментариях, что не может мужчина так рассуждать и так мыслить. И подозревают в тебе женщину. То есть в их картине мира настолько отсутствуют понимающие мужчины, что они скорее поверят в то, что ты женщина или привидение, чем в то, что по ту сторону экрана находится мужчина, который понимает и разделяет их внутренний мир. Как ты думаешь, что произойдет, когда они встретят такого мужчину в жизни?

— Они пройдут мимо?

— Именно. Мы не способны разглядеть то, что отсутствует в нашей картине мира. Мы не можем увидеть то, во что не верим. А поскольку в хороших мужчин они не верят, им всегда будут на пути встречаться мудаки, делающие их несчастными. И они еще больше укрепятся в убеждении, что несчастье — единственно возможная форма существования любви. Они не смогут стать счастливыми, пока не верят в то, что можно быть счастливыми.


Кот озадаченно остановился перед разлитой на пути огромной лужей и мне пришлось взять его на руки, чтобы перенести. Когда я вернул питомца на землю, он невозмутимо продолжил:


— Но человек к любой проблеме находит решение. И к своей «несчастливости» люди тоже нашли обезболивающее. Они назвали его «работа над отношениями». Слышал, наверное? Так вот, «работать над отношениями» — это такой способ убеждать себя в том, что выбранный спутник жизни тебе подходит. 


Каждый раз, почувствовав подступающую тошноту от осознания неверно сделанного выбора, они вкалывают себе новую дозу этого обезболивающего и, сжав челюсти, работают над бесперспективными отношениями. Думают, будто дефибриллятор может оживить лопату, стоит только правильно приложить электроды.


И посмотри, сколько инструкций по оживлению лопаты их окружает! Тут тебе и форумы, и психологи умные, и журналы с соответствующими заголовками. «Как вернуть страсть в отношения!». Это уже не психология — некромантия какая-то! 


И вот эта еще, как её... «семейная терапия». Давно известно, что самая эффективная методика семейной терапии — это развод. Но они даже себе не доверяют, не верят, что достойны лучшего, поэтому будут пинать мертвую лошадь, пока сами не упадут бездыханные.


Одно радует: наше подсознание умнее, чем мы сами и интуиция давно говорит таким людям «беги!». Но они интуицию не слышат. Разучились слышать. Слишком громко работает телевизор и интернет.


Они даже потребности своего тела не слышат, ругают себя за лишний час сна, а потом удивляются, откуда у них синяки под глазами, аноргазмия и нервный тик. Куда уж им услышать голоса более тонких порядков? Интуиции ведь доверять надо. А у таких людей, похоже, интуиция тоже «пока не заслужила доверия».


Вот мы и наблюдаем самую извращенную, но самую распространенную форму лжи — ложь самому себе. Ни-че-го хо-ро-ше-го из этого не выйдет.


Пушистый внезапно оборвал эту тираду и надолго замолчал. Мы некоторое время шли молча, после чего я решил прервать неловкую затянувшуюся паузу:


— Кот, а почему я дурак-то? — напомнил я ему начало разговора.

— Да потому что колбасы не принес. Растяпа.


Я рассмеялся:


— Да, колбасы, действительно, нет.

— Не переживай, — ласково промурчал Кот. — Меня здесь тоже на самом деле нет.


Сказал — и медленно растворился в сумеречном мокром воздухе.