22

22

Знаешь, солнце. Я говорил сегодня, что прочту письмо лишь тогда, когда все факторы тишины и комфорта будут этому всецело способс…


Взявшись читать письмо моё сердце сначала замерло в ожидании, а потом бегло застучало; руки начали вероломно трястись, теряя способность статично удерживать лист. Положив письмо возле себя, пристально устремив взор в выведенные тобой буквы, я начал читать. Каждое предложение обладало такой силой, что слова тотчас превращались в образы, безоглядно погружая меня в описанные тобой моменты. Момент за моментом проносился в моём сознании, каждый из них вызывал разнообразный спектр эмоций, и все они были только самого светлого характера... но вдруг глаза упёрлись и пронзительно вонзились в последнее слово одного из предложений: «Как мы обнимались во дворике». Тогда ко мне пришло озарение, что именно те загадочные, но безусловно удивительные дни, когда мы ещё не будучи в отношениях обнимались на лавочке; я робко брал тебя за руку и безмолвно содрогался от прилива чувств, которые всячески рвались наружу; мы будто влюблённые подростки таились в самых безлюдных местах, чтобы остаться незамеченными от взоров угрюмых взрослых, неспособных понять нашу идиллию. Первая прогулка, прикосновение, поцелуй, зарождение отношений, поездка во Львов – это безусловно потрясающе и волшебно, но мы обговаривали это неоднократное количество раз, а вот те таинственные дни всё это время оставались только в памяти. Я тогда не просто обнимал девочку, которая мне симпатизировала, а прикасался к своей мечте. Это не ощущалось как привычное объятие, в нём было что-то метафизические, необъяснимое, но в тот же миг величественное и прекрасное. Чувства бурлили, превращались во внутренний катаклизм и молниеносно, безвозвратно уничтожали всё былое, воздвигая на том месте абсолютно новый обворожительный мир, который до сего момента ни разу не предавал меня, а лишь дарил всё самое прелестное, что может привнести любовь.


Миновало уже достаточное количество времени с того момента, много чего случилось, и, казалось бы, всё это могло превратится в рутину, стать частью заурядности и больше не приносить нам тех эмоций. Но такого не происходит: сердце всё также замирает от слова «солнце»; впечатления от прогулок не ослабевают; а поздние диалоги сопровождаются теми же самыми чарами, когда не имея возможности видеться вживую мы ждали ночи, чтобы забыться от натиска дня и погрузится в созданное нами умиротворение.


Мы – прекрасная пара и замечательные собеседники, способные не только привносить тепло, заботится, любить, но и понимать друг друга, – а это имеет огромную ценность. 


С любовью и уважением, твой Дима.