22

22

Vadim Tagunov

День начался с телефонного звонка:

- Здоров. Во сколько обычно выбираешься?
- Привет. В девять выхожу греть машину.
- Скоро буду, не уезжай.

Далее следовал стакан воды и торжественное вручение купюр от мамы, сопровождающееся довольно грамотными словами.

Приехал дядька. С порога пожал руку; свободной же изобразил кулак и выписал два воздушных скользящих по корпусу. Лучшее проявление эмоций от него за все время. После рукопожатия в правой банкноты, наши, не заморские.

Около часа в кабинет зашел менеджер. Нетвердой поступью проследовал до моего стола, безоговорочно игнорируя месседж "Не стоит, не надо!", транслируемый всей моей моськой. Поздравил. Начинаю ловить на себе взгляды всего опенспейса: дикие, осуждающие, вопросительные. "Ты почему в скайпе уведомление не поставил?". Встречное "а зачем?" все дальнейшие вопросы отмело само собой.

Пытался проставить пиццу. Снял двадцать и еще десять рублей, выловил глазами курьера в арке. Обнаружил его по яркой рыжей кепке с логотипом "Пицца Лисицца". Расплатился, направился обратно на рабочее место с двумя дымящимися коробками в руках. Между листами картона томились стандартная "Гавайская" и большая с колбасками барбекю. Занес, получается, на стол водрузил, подхожу к своей ячейке, а на столе меня уже ждут деньги. И приятно, и безразлично.

После работы подобрал на борт темноволосую бурундучиху на остановке "Харьковская". На светофоре красными цифрами было выведено "42". Она вручила мне открытку со свернутым вкладышем формата А4. Заметил, что билет. Начал думать, куда. Оказалось, не куда, а на что. Дебильная улыбка с лица не сходила еще минут 10. Не то чтобы я не фанат, чтобы купить самостоятельно, но вряд ли бы направился в Питер на концерт этой группы. Да вообще любой группы. Далеко, как-никак, и переезд тяжкий. Однако, в апреле придется поработать без выходных недельку: в конце месяца выдвигаюсь на концерт "Thirty Seconds To Mars", проводимый по адресу пр. Юрия Гагарина, 8, Санкт-Петербург, Россия, 196105. Петербургский СКК. Двадцать тысяч душ вместимость! Это ж подумать только... Уже плачу по тому, сколько криков касательно вопиющего желания поиметь детей от братьев Лето и томного хорвата Томо на басу мне предстоит услышать.

Скромное празднование дома по причине того, что морозная погода и злой глаз нелюбителей подкосили здоровье родни. На помощь опять пришла "Лисицца". На этот раз стандартная "Грибная" и большая с чесночным цыпленком. Нет, напиток не требуется, спасибо большое. У меня есть вино из Южной Африки. Вроде. А получил его из Москвы перебежками да пересылками.

Маме завел Snapchat. Грело душу то, что в голос засмеяться ее заставили фильтры с накладными усами и очками, а также расширители для рта в стиле "Why so serious?".

Получил в подарок от жены офицера (если не сейчас, то в будущем так точно) "Полное собрание стихотворений в одном томе" Эдуарда Асадова. Понадеялся, что мы с Эдиком подружимся. Заострил внимание на заранее вклеенных в томик закладках из цветных стикеров. Потянул за розовый, страничка да открылась, пятьдесят шестая. Прочитал "Первый поцелуй". Не сейчас, но мы обязательно подружимся.

Получил в подарок от лисицы (одна буква "Ц", уже не пицца. Сколько ж можно то?) вожделенный чизкейк а-ля "Нью-Йорк", который я давно мечтал умять в одни сани; билеты на спектакли (оба одиннадцатого числа. Если сложить, выйдет два лебедя. Преследуют меня, шипящие гадюки) и "Красный крест" Филипенко, о котором давно грезил, опираясь на эмоции после прочтения "Бывшего сына". Надеюсь, не подведет, эмигрант.

Осилил "Американских богов", выдохнул с облегчением: не читал две недели, соответственно, количество печатных символов к прочтению не падало. Вместе с тем за то же время список must-read в моих заметках лишь увеличивался. Расстроился из-за концовки: весь роман писатель подводит, готовит читателя к буре; битве богов двух противоборствующих движений. Богов старых и новых. В сухом остатке же главный герой, сродни Кристен Стюарт, такой же безэмоциональный и не поддающийся воздействию вакханалии, происходящей вокруг (отсюда, небось, и имя, - Тень), выходит на поле боя между двумя ордами и толкает жиденькую речь. Речь, однако, эффект имеет, заставляя Маму-джи и ее последователей бойню прекратить. Меня бы такая речь даже на подняться с кровати не смотивировала. И роман-то совсем не роман. В конце детективчиком попахивает. Не то чтобы не нужно было расследовать дело о пропаже девочки в книге, в которой основное действие представляет война двух поколений божественных существ. Но находить труп бедной Элисон МакГоверн после того, как Один, сын Бёра и Бестлы, внук Бури, убит, - это выглядит как довольно странная расстановка приоритетов.

На столе уже ждут своей очереди "Замыслы", а дальше квалификация Junior. От близких получил: и подарки, и наставления, и пожелания "расти вширь и вглубь, покорять новые горизонты". Я столько горизонтов не знаю для покорения, сколько мне нажелали. Но стараться буду.

Дальние пусть не обижаются, когда не получат от меня весточки.