“1967. Израиль, война и год, который изменил Ближний Восток”

“1967. Израиль, война и год, который изменил Ближний Восток”


Дочитала “1967. Израиль, война и год, который изменил Ближний Восток” Тома Сегева или, как я люблю ее называть, “семисотстраничная книга о шестидневной войне” - не только скрупулезное описание Шестидневной войны Израиля с Египтом, Иорданией и Сирией, в результате которой первый оккупировал Восточный Иерусалим, Газу, Западный берег реки Иордан и Голанские высоты, но и анализ социально-экономической и политической ситуации в стране, а также, отчасти, психологических мотивов главных действующих лиц - военных, министров, бывших политиков и т.д.


Том Сегев относится к так называемым “новым историкам”. История, как известно, наука крайне политизированная и идеологизированная. Это правда везде - но в Израиле, молодом государстве, история которого пишется в реальном времени, особенно. Вот почему израильские историки чаще выступают в роли мифотворцев - исследуя первые десятилетия существования Израиля, они, как правило, подкрепляют официальный нарратив о героическом народе, который отвоевал свою землю у варваров-арабов и оккупантов-британцев, но при этом был весьма человечен, лишней крови не проливал и вообще хотел бы жить со всеми в мире, но “с той стороны совершенно не с кем разговаривать”. Материалов для таких исследований было мало - архивы были засекречены, и, например, одним из главных источников информации о деятельности Бен Гуриона был дневник Бен Гуриона, который тот вел скрупулезно день за днем в течение многих лет ровно с этой целью - предоставить “нужную” информацию ученым, журналистам и широкой общественности. 

В конце 70х- начале 80х ситуация начала меняться: часть архивов были открыты, и историки получили тонны новых материалов, которые изменили их взгляд на вещи. Группу ученых, которые ставят под вопрос прежние нарративы, назвали “новыми историками”. 

Привычный нарратив о Шестидневной войне - “маленький Израиль вынужден был защищаться от врагов, обступивших его со всех сторон и вероломно напавших - в результате чего ему удалось получить обратно земли, которые исторически были частью Эрец Исраэль”. Сегев не то, чтобы оспаривает эту идею, но даёт более детальный контекст. Да, опасность со стороны арабских соседей ощущалась и была, вероятно, не иллюзорной - но, по словам многих очевидцев, решение начать войну было продиктовано в большей степени паранойей отдельных руководителей, неподтвердившимися разведданными и психологической необходимостью сделать хоть что-нибудь, а не жить в подвешенном состоянии. И если война с Египтом была ещё как-то оправдана, то Голанские высоты на границе с Сирией Израиль захватил, фактически, «заодно», на волне головокружительного успеха кампании. 

Территория Израиля до и после Шестидневной войны


Захват остальных территорий стал в некотором смысле шоком для политического и военного руководства страны. Конечно, теоретически идея о «Большом Израиле» выглядела привлекательно. Но практически - и это понимали даже самые отъявленные авантюристы и до войны, и после - Израиль не сможет справиться с проблемой арабов Западного берега и населением Газы, почти полностью состоящем из беженцев 1948 года. Как мы видим, эти проблемы не разрешены до сих пор. 

Не забудьте подписаться на мой канал: https://t.me/minarety