-19-

-19-


Я улетаю из Коста-Рики, с пересадками я долетаю до Мальты, я практически дома. Я не знаю, что делать. Я знаю о ней всё – я могу находить любую информацию. Я делаю это, не прибегая ни к чьей помощи, я не хочу что-то бы кто-то из моего окружения знал о ней. 27 сентября она была в сети последний раз. Я не хочу думать про передоз и его последствия, но не могу этого не делать. Как я тогда не сорвался и не прилетел к ней – я не знаю. Мне в голову приходят совершенно безумные мысли, я со страхом осознаю что скорее всего у меня едет крыша. Я не сделал ничего из того о чём думал, я понял что она сама должна победить или проиграть, это должен быть её выбор. Я знал это и раньше, но тогда я осознал это как нельзя лучше. Я понял, что не могу сделать это за неё. В тот вечер я опять мало походил на человека.

На Мальте я занимаюсь тем что сижу в номере, я не пью. Я осознаю, что если начну пить, то потеряю контроль, и наделаю беды. Я хожу в крытую галерею недалеко от отеля, там собираются такие же неудачники как и я. Они играют в шахматы, нарды, покер. Я хожу туда несколько дней, так как там никто не говорит с друг другом. Я не хочу говорить с людьми, мне это больше не интересно. В один из дней, по-моему, это было воскресенье все столики с шахматами оказались занятыми, а в нарды я играть не умею. Один мужчина предложил мне сыграть в другую игру. В эту игру я играл с ней. Я еле сдержался что бы не врезать ему, он это понял. Наверное, он подумал, что я сумасшедший. Скорее всего так и есть. Тогда я понял, что я перешел черту, назад дороги нет. Я как нельзя четче осознаю, что не подхожу для этого общества, я страшный человек. В тот же момент я понимаю, что мне делать дальше.

Я собираюсь с силами и пишу ей как я тогда думал в последний раз, я говорю о себе и о ней. Я делаю самый тяжёлый выбор в своей жизни. То, что записал я отправляю как потом оказалось не ей, но человек получивший сообщение передает ей его. Я должник этого человека, не смотря ни на что. Вечером я вылетаю в Краков, потом Борисполь. Я возвращаюсь на несколько дней в город детства. Тут всё без изменений. Мои старые друзья работают на тех же дерьмовых работах, живут с нелюбимыми людьми и имитируют радость. Цель жизни – поход в пятницу в кабак. Я помню их совсем другими, когда-то я помню они строили планы, у них были мечты и цели. Читатель, я для тебя никто, и ты знаешь кто я. Но всё же я дам тебе совет. Если ты работаешь на дерьмовой работе и ненавидишь свою жизнь – ты можешь изменить это в любой момент. Абсолютно в любой момент. Всё зависит только от тебя, помни это.

Всё это время я вне сети, я не хочу включать телеграмм. Все же в воскресенье вечером я захожу на аккаунт. Она в сети, мы говорим. Всё это время она лежала в дурке. Что я чувствовал тогда? Ничего. Тогда же я понимаю, что принял верное решение, осознание этого придаёт мне сил. Седьмого октября я в последний раз напиваюсь, я делаю это на совесть. Восьмого октября она офлайн, и я пишу ей в последний раз. С этого момента меня уже ничего не держит, с этого момента для меня существует только здесь и сейчас, крышу у меня сносит окончательно. Я хочу сыграть в игру с тем злым Богом, который привел меня в этот мир. У него отличное чувство юмора, а характер его жесток и циничен. Что ж, мне есть чем ответить. Если я выиграю это будет означать что я смогу изменить то, что, казалось бы, изменить уже нельзя. Если же я проиграю – я наконец-то обрету покой. Поздно вечером я вылетаю в Израиль.

Я думаю теперь вопросы касательно моей вменяемости отпадут полностью, я отбитый наглухо – и это факт. Моему поступку нет названия, я в который раз сделал то что у меня действительно хорошо получается, то в чём я действительно мастер. Побег от всего мира как стиль жизни.