18|12

18|12

Ksenadokhova

В ту пору ещё лежал снег.

Эта удивительная история произошла в марте 1812-го года. В ту пору ещё лежал снег и было довольно холодно. Юный солдат в одиночестве сидел посреди леса, грел ноги у оранжевого костра и думал лишь о том, как бы ему не заснуть.

Впрочем, мы что-то слишком уж забегаем вперёд... Тут не получится вот так, сходу.

Сказка эта непростая, волшебная. И, как и любая волшебная штука, она не терпит спешки и не любит глупцов. Так что устраивайтесь поудобнее. Начнём с самого начала.

Вообще, в этой истории, кажется, замешаны все вокруг, начиная от молодого месяца, форменной русской шинели и кренделя с сахаром, заканчивая настоящим полярным медведем. Поэтому, чтобы не запутаться, мне придётся рассказывать все по порядку. А так же непременно упомянуть о том, как и почему наш герой оказался один в темном лесу.

Если ты нетерпеливый, можешь сразу перейти ко второй главе. Лично я так бы и сделала.

Глава первая.

Посреди сырого снежного леса горел яркий костёр. У костра, устало вытянув ноги, сидел совсем молодой солдат. Оружие он бережно прислонил к стволу дерева, нарядный кивер с зелено-красным султаном валялся там же.

Он был ранен и очень устал. Ещё днём он отстал от отряда и теперь решительно не знал в какую сторону направляться. Не было слышно пушек и звуков войны. Наверное, если бы он услышал хоть один единственный выстрел, то пошёл бы в том направлении, но выстрелов слышно не было. Лес стоял тихий и чёрный. Я говорю «наверное», потому что он и сам не знал хотелось ли ему возвращаться.

С одной стороны, Солдат был конечно человек чести и не мог просто так бросить своих. С другой - он сам воевать не просился, а в людей стрелять и вовсе никогда не хотел.

Знаете, если честно, этот человек... В общем, он был не совсем солдатом. Точнее, солдат из него был ну совсем никакой.

Он был егерем всю свою жизнь, и отец его был егерем, и даже дед его был егерем тоже. Вот такие дела.

И в уток они стреляли куда охотнее, чем в живых людей. Да и то лишь затем, чтобы принести эту утку к ужину.

Но долг позвал, и он пошёл. Призывали всех, особенно егерей. Потому что, как известно, егерь может попасть в глаз куропатке и ни одна пуля не будет потеряна. Шла война. Здесь не приходится выбирать, потому что... потому что это - Война. Все. И нет других аргументов.

Глава вторая.

Так бы и сидел наш Солдат один одинёшенек посреди чёрного леса, если бы прямо в эту минуту из-за покатого холмика снега не вышел самый настоящий Белый Полярный Медведь. Только (хоть он и был самый настоящий) это был маленький медведь. То есть Медвежонок.

К тому же, Медвеженок был явно напуган и кажется потерялся. Во всяком случае у Солдата и в мыслях не было хвататься за ружьё, а тем более стрелять.

Вместо этого он протянул к зверю руки и разулыбался. Ему было приятно, что теперь он не один, а помогать всякому зверю в беде было первым правилом каждого егеря - это известный факт.

Медвежонок смешно затоптался на месте и как-то бочком направился к костру. Он обнюхал тёплые ладони Солдата и даже ткнулся в них чёрным носом. Наверное, тоже был рад, что он теперь не один. Все таки это не шутка - отстать от своих и потеряться в чаще леса, особенно в марте.

Но не успели они как следует познакомиться, как из чащи послышались шаги и к костру вышел высокий человек с ружьем на перевес.

Глава третья.

Этот человек сразу присел к костру и с наслаждением протянул к теплу руки. Конечно он был свой, иначе не миновать бы им всем беды. Оказалось, что не только наш Солдат в эту ночь отстал от отряда. Бой был тяжелый, многих разбросало по лесу, а теперь вот, под утро, все снова стремились в лагерь и собирали своих.

Враг был разбит. Совершенно точно и безоговорочно. Нужно было двигаться дальше, солдаты точили штыки и правили ружья. Продолжалась война.

Но не о войне думал наш герой. Он думал о том, как бы спрятать Медвежонка, пока чужак не заметил его. Мало ли что, а вдруг он совсем не любит животных и может натворить бед?

— Ух, и холодище! - неожиданно вскричал вояка, - а я вот мундир потерял, чтоб его...

Воспользовавшись моментом, наш Солдат стянул с плеч форму и, беспечно откинув ее в сторону, отвечал:

— Хорошо, что я из егерей. Повезло мне, не мёрзну.

Конечно это была неправда. Солдат мёрз, да ещё как! Он специально снял собственный мундир, чтобы накинуть его на Медвежонка, тем самым укрыв его он любопытных глаз.

Медвежонок возился и, чтобы отвлечь вояку, Солдат спросил:

— Скажи, а вот ты для чего идёшь воевать?

— Это как же? Ясно для чего! Жена меня ждёт, дом я недавно справил. Надобно своё защищать. Вот сейчас отвоюем, глядишь наступит мирное время. Весной посеем хлеб, запасемся на зиму да может ещё лошадь прикуплю. Кто ж его знает.

— Получается, ты за мир воюешь?

Вояка почесал в затылке и медленно кивнул:

— Получается так...

Посидели они ещё немного, отогрел наш гость остывшие руки да двинулся дальше - своих искать и новый военный мундир себе добыть. Война как-никак! Да ещё холодина как в январе...

Глава четвёртая.

Но не успел первый гость скрыться из виду, как к костру вышел другой человек. Был он худой и весь какой-то тонкий, с веселыми, жгучими глазами.

— Позволь погреться, Солдат, - целый день своих ищу, - на силу добрался.

— Садись, от чего ж не погреться. Костру ведь все равно сколько рук и ног обогреть.

— Это верно ты говоришь, Солдат...

А Медвежонку тем временем стало скучно сидеть под мундиром, завозился он, закряхтел. Что делать? Вдруг обид гость зверя?

Но незнакомец будто и не слышал ничего, смотрел он в огонь да за живот держался.

— Эх, война проклятущая, - вдруг вскричал он, - голод да холод до самых костей пробирает. Мочи нет.

А наш Солдат, от таких разговоров вспомнил, что в мешке у него завалялся один крендель с корицей. Сунул он его незаметно Медвежонку в лапы, тот возиться сразу перестал. Засопел тихонечко, видно понравился ему крендель.

А чтобы гость чего не услышал, он и его решил распростись:

— Скажи, а вот ты для чего идёшь воевать?

— Так ясное дело! Тут и спрашивать нечего. Нигде, кроме как на войне не заслужишь ты молодым высокого чина. А где чин, там и власть, верно? А коль власть у меня будет, тут уж я не допущу больше никаких воин.

— Получается, ты за мир воюешь?

— Истинно так! - с жаром подтвердил паренёк, выкурил папироску, поплотнее завернулся в шинель, попрощался и пошёл дальше, своих догонять.

Глава пятая.

Вот уж и рассвет совсем скоро. Видно станет куда дальше идти, как к своим вернуться, чтобы снова за мир воевать.

Стянул наш Солдат с Медвежонка мундир, накинул ещё тёплый на плечи. А Медвежонок сытый, довольный, тянет лапы к человеку, как бывает дети протягивают руки, когда устают идти и хотят, чтобы их теперь понесли.

Подхватил Солдат Медвежонка на руки, прижался к тёплому белому боку, прикрыл глаза. Он вдыхал знакомый запах леса и думал о мире. Думал о том, что нужно вернуться к своим, заступить в полк, зарядить пушку. Думал о том, что, видимо, убивать приходится даже тогда, когда хочется жизни.

Медвежонок закрыл глаза...

Он сунул чёрный мокрый нос к самому уху Солдата. Из розовой пасти его пахло сдобой и ещё почему-то хвоей. И, еле слышно, очень тихо, чтобы совсем не напугать Солдата, Медвежонок сказал:

— Егерь, идём со мной в лес. Ни к чему тебе эти пушки, от них плохо пахнет и щиплет в носу. А ещё отбивает слух совершенно. Может, не стоит тебе воевать?

Наш герой никогда раньше не встречал говорящих зверей. Но с другой стороны, не встречал он и обычных Полярных Медведей, к тому же точно знал, что они тут водиться и не должны. Может быть, только поэтому он от удивления не выронил Медвежонка; изначально чудилось ему что-то волшебное в этом маленьком белом создании. Тем более, он был все таки Егерь, им зверей бояться не положено, потому он ответил:

— Как же не стоит воевать? Ты ведь и сам слышал, что люди говорят - за мир ведь воюем, а это дело благородное...

Но Медвежонок только теснее прижался к человеку. Он уже почти засыпал, лапы его отогрелись, занимался рассвет. В полудрёме волшебный медведь улыбался, вспоминая как вместо того, чтобы отдать одежду замерзающему вояке, Егерь снял и накинул мундир ему на спину. Как вместо того, чтобы накормить того, второго, голодного и тонкого, Егерь сунул единственный рогалик прямо ему в лапы... «Интересно, - размышлял зверь, - этот Человек хоть сам понимает что делает?» Произносить вслух он конечно ничего не стал, только, совсем уже засыпая, Медвеженок тихо пробормотал:

— Знаешь, Егерь... Пусть даже за мир нужно воевать, но знаешь вот как бывает... Ты никогда не думал, что именно эта война - просто не твоя война?

Вернемся в лес. Повоюешь в следующей.