12:39.

12:39.

Lurkopub Alive
…Стараясь производить минимальное количество шума, пробираясь ассасинским шагом сквозь чащобы «леса»(коим мы называли плотное скопление около сотни старых высоких деревьев, что росли на обширном пространстве между школой и близлежащими домами), я добрался до места сбора неприятеля. Второклассников оказалось значительно больше, чем мы предполагали: они мобилизовали силы порядка дюжины бойцов. Сейчас большая их часть расселась на голой земле и наблюдала за импровизированным боем в лице двух человек. Тот бугай, что только что повалил второго наземь, вероятно, главарь. Поодаль от остальных щуплый парень (не похоже, чтобы он был второклассником) набивал чем-то большую картонную коробку. А ведь всё-таки олухи они, как пить дать, олухи. При таком-то количестве, и не выставить охраны! Мы уже с минуту стояли буквально в десяти метрах от той поляны и до сих пор оставались незамеченными. И тем не менее, к такому мы не были готовы. Необходимо было срочно ретироваться и сообщить в лагере об их числе и местонахождении. Я дал сигнал Вадиму, наблюдавшему у соседнего дерева чуть дальше меня, и мы стали медленно, идя спинами в полусогнутом положении, уходить из столь опасного места. Но вот судьба, так долго благоволившая нам, разом отвернулась, и я наступил на пакетик из-под чипсов. Каким идиотом я ощущал себя в тот момент! Конечно, зачем им охрана, если у них есть более изощрённые способы защиты?! Как же я не подумал о расставленных ими ловушках?! Но было уже поздно. Хруст, создаваемый синтезом подошвы моего ботинка с тонким слоем фольги и поэлитилена, развернул головы всех присутствующих прямо на меня. В мою душу смотрели двадцать четыре озлобленных глаза…
11:10.
–Уходите. Это наша земля. —испитый лик этого гражданина без определённого места жительства волновал нас уже с неделю. Пока он шлялся по дворам, мы его не трогали, но уснуть прямо в нашем шалаше…проклятие, да ведь он разлёгся прямо на складе оружия! Оно ведь теперь провоняет нечистотами.—Вы меня слышите, мужчина? Уходите.—Реакции не последовало, и мне ничего не оставалось, как выстрелить в него из только что купленного мною за 53 рубля «Макарова». Выстрел пришёлся в район лба. Реакция не заставила себя ждать. Бомжара резко приподнялся и, видно, подзабыв джентельменские обычаи, обрушил на нас всю силу своей трёхэтажной брани. Тогда я выстрелил ещё, и ещё, пока, наконец, пули не взяли бородатого экспансиониста. Мы выбросили труп в мусорный бак.
— Времени мало, — произнёс Кирилл, самый старший в команде, выполнявший обязанности главнокомандующего.—главный проход нужно закрыть, а снаряды перенести на верхний ярус.
— А что насчёт этого? — спросил новичок, указывая на образовавшуюся ввиду отсутствия одного из прутьев дыру в металлическом заборе, состоящем из стоящих на расстоянии в пол шага друг от друга вертикальных кольев и двух-длинных, горизонтальных. Данный элемент фортификации отделял наше убежище от «леса» и должен был служить для нас основным козырем при штурме.
— Чёрный ход не запирать. Эти увальни всё равно туда не пролезут, а нашим разведчикам он ещё пригодится. — сказав это, Кирилл забрался на второй ярус серьёзно подпиленного, но при этом не потерявшего своей геополитической важности, тополя. Вадим раздвинул валявшиеся у кроны ветви, которые минуту назад служили постелью для бомжа, и стал доставать содержимое маленькой ямки: два наших лука со стрелами были отложены покамесь в сторону, а вот осколки кирпича и салафановые пакетики, наполненные водой (большая часть из которых, к сожалению, была уничтожена беспощадным прессом лежащего на них) он грузил на платформу и отправлял наверх. Там я с Кириллом сортировали их возле установленной нами сверхогромной рогатки. Уже не козырь, но солидная карта. Ворота, представлявшие из себя аналог чёрного хода, только с пятью отсутствующими кольями, тем временем завалили громадным листом ДВП и попытались максимально зафиксировать его на этом месте. Мы были довольны. Хрена-с_два теперь эти ублюдыши захватят наш форпост…
12:44.
...Нам зда. Эта мысль ко мне пришла не в тот момент, когда главвтороклассник издал душераздирающий боевой клич, и вся орава двинулась на нас, и не когда я, уже выбежав из «леса», мчался по злаковой поляне размером с половину спортзала, которая разделяла «лес» и врата в лагерь, и не когда я споткнулся о пень и упал, раздираемый досадой и болью в колене. Она ко мне пришла пару мгновений спустя, когда я, лежа на высокой жёлтой травке, увидел кукушку на дереве и шепнул: -Кукушка, кукушка, сколько мне жить осталось? —а та взяла и улетела. Тогда на меня и снизошло это откровение…
13:05.
К: От Вадима с Игорем я перестал надеяться получить вестей, когда сраные второклассники принялись долбить по нашим воротам огромнейшей веткой, подобранной или, быть может, спиленной ими при подготовке к осаде. Рогатка-баллиста на дереве мало помогала — они использовали куски ДВП в качестве щитов, а кто посолиднее, те пришли с круглыми пластиковыми санками. Куски кирпичей и водобомбы приносили минимум эффективности. И, тем не менее, артиллеристы выцепили пару бедолаг, которые теперь зализывали раны поодаль от резни у ворот. В целом, несмотря на то, что их число было больше предполагаемого нами, несмотря на то, что мы потеряли двух лучших бойцов, мои прогнозы были вполне оптимистичны. Ворота им не пробить, пока их держат наши люди, а попрут в чёрный ход, так получат копьё в глаз. Ещё час такого обстрела с рогатины, и будем пировать на их костях. Такие мысли владели мной ровно до того момента, пока в нас не полетело дерьмо… Никто не мог понять, как это произошло, ни я, ни артиллерист-наводчик не видели ничего подозрительного, как вдруг их вожак чего-то крикнул, и из-за кустов выбежал худой мальчишка с картонной коробкой, с салафановыми пакетиками и пластиковыми бутылками внутри. Вот уже у каждого осаждающего такой снаряд виднелся в руке. Что ж, и у нас такие, это им не поможет, решил я. Но каково было моё удивление, когда из пакета, взорвавшегося об ствол дерева метром выше меня, мне на голову хлынула не прохладная водичка, а тёплая желтая жижа. Облизнув каплю, стекающую по моей щеке и распробовав вкус, я громко, но хладнокровно, произнёс:
— Эти твари стреляют колдунским эликсиром, на вкус как моча. Берегите глаза, у меня всё щипает (И это всё?! Всё, что ты смог наколдовать, Саруман?). Дальше-хуже. В нас полетели дерьмо-ядра, выпускаемые собственноручно тем хилым мальчишкой. С обозревательного пункта я мог видеть слёзы на его глазах. Кто может представить, каким пыткам с их стороны он подвергся перед тем, как опуститься до такого. Увидев кусочки фекалий на волосах, одежде и обуви, воины оказались деморализованы до такой степени, что стали бросать свои посты. Врата пошатнулись от очередного удара тарана…а затем рухнули. Нам зда.
12:47.
И: Собравшись с силами, я встал, и, прихрамывая, поплёлся к лагерю. Возможно, этот пень меня и спас. Меня либо не увидели в высокой фигне, росшей на поле, либо оставили умирать, считая демобилизованным. В любом случае, они допустили крупную ошибку. Главное, что сейчас требовалось, пробраться сквозь суматоху осады спасительному чёрному ходу. Но на полпути к исполнению этой миссии я увидел связанного, валявшегося в приличном расстоянии от крепостной стены Вадима. Его лук валялся рядом с тушей. Преисполненный благороднейших побуждений, я ринулся спасать брата по оружию, благо, войско неприятеля все свои силы сейчас тратило на штурм врат. Произведя необходимый для спасения алгоритм, порешили, что вести диверсионную операцию в тылу врага было бы успешнее, чем возвращаться в крепость и держать ворота, ведь этим итак успешно занимается команда. Удалившись на приличное расстояние, мы забрались на ближайшие деревья, достали луки и выпускали стрелы, выцепляя второклассников одного за другим. Метод был эффективный, правда, едва ли наш вклад в развитие событий был виден по ту сторону баррикад, в дыму и крови… Внезапно случилось то, чего мы никак не могли ожидать. Из кустов выбежал мальчишка, складывавший что-то в коробку при сборе нами разведданных. Выбежал, поставил наземь коробку и стал заниматься самым постыдным делом из виденных мной. В считанные минуты ворота рухнули, вместе с ними рухнули наши надежды. Мы спрыгнули. Того мальчика я вырубил своим пистолетом, подбежав поближе. Сражение превратилось в бойню. Слёзы отчаяния наворачивались на глаза при виде того, что стало с нашим домом. Под деревом, которое мы столь упорно защищали, теперь слышались крики идущих на смерть или бегущих от неё, мы спровадили на тот свет ещё нескольких, не церемонясь и стреляя со спины, но это было уже неважно. Мы с Вадимом уже хотели присоединиться к первым, но всех нас нежданно-негаданно спасло поистине чудо: оживший труп бомжа вылез из могилы, уготованной ему нами, в тысячу раз злее и сильнее. Тем второклассникам, что успели унести ноги, несказанно повезло. Остальные познали его гнев на себе. Наших он не трогал почему-то. Возможно, принял их за своих, всё-таки их внешний вид этому вполне тепрь соответствовал. Тем не менее, штаб-квартира была осквернена и стала непригодной для местопребывания. Вонючие и израненные, но гордые своей победой, наши люди уходили получать здюлей дома. #паста #луркопаб #lm