Другая игра

Другая игра


Демиург Мазукта расстелил на столе игровое поле, расставил фигурки и взял в руки кубик.

– Ну, начинаем?

– Начинаем! – охотно согласился демиург Шамбамбукли. – Бросай.

Мазукта бросил кубик и довольно хмыкнул.

– Ага! Я играю белыми, а ты черными.

– Ну вот, – расстроился Шамбамбукли. – Я тоже хочу белыми.

– Да ты что? – рассмеялся Мазукта. – Добро должно быть с кулаками. Во! – он сжал пальцы. – А у тебя разве кулаки? Нет уж, жребий есть жребий, играй за Мировое Зло.

– Ну ладно, – согласился Шамбамбукли. – Значит, мои фигуры – эти? Воры, убийцы, насильники и прочие?

– Да. А мои – священники, судьи, учителя, врачи и исполнительная власть. Начали!

Демиурги одновременно склонились над столом и принялись деловито передвигать фигурки.

– Стоп! – сказал через некоторое время Мазукта. – Ты как играешь?

– А что?

– Вон тот твой ублюдок – что он делает со старушкой?

– Переводит через дорогу.

– Ты с ума сошел? Он же насильник! Отрицательный тип.

– А отрицательным типам нельзя переводить старушек через дорогу?

– Нельзя!

– Почему?

Мазукта задумался.

– Нельзя – и все. Это доброе дело. А ты играешь за Зло.

– Минутку, – Шамбамбукли поднял руку. – Если мои фигуры станут совершать только плохие дела – их же никто любить не будет?

– Разумеется! Их должны бояться, а не любить.

– Нет, – Шамбамбукли решительно помотал головой, – я так не согласен. Если с ними никто не захочет водиться, то все же переметнутся на сторону белых, и я тогда проиграл.

– Почему у меня Мировое Зло никогда не проигрывает? – парировал Мазукта.

– Не знаю. А что я делаю не так?

– Ты все делаешь не так! Шпионы у тебя предотвращают войну, бандиты грабят богатых и раздают деньги бедным, насильники… ну, эти вообще действуют только по любви и по взаимному согласию! Я, конечно, понимаю, что цель оправдывает средства, – но не любые же средства!

– Ну давай поменяемся, – предложил Шамбамбукли, – раз ты так все хорошо знаешь, возьми себе черных, а я продолжу за белых.

– Ладно уж, продолжай… Давай я тебе растолкую, что уже успел сделать. Смотри, вот это – Инквизиция, она предотвращает уклонение фигур в сторону Зла. Это – святое воинство, которому поручено обращать черных в белую веру. Это – образовательная система, которая уничтожает в зародыше любые крамольные идеи, чтобы даже мысли такой, переметнуться, не было. Это – лагеря, куда изолируются неисправимые элементы. Всех ведь не сожжешь, правда? Ну ладно, ты пока занимайся белыми, а я буду исправлять то, что ты уже натворил.

– Да… – сглотнул Шамбамбукли. – Тут, безусловно, нужно многое исправлять…

(c) ПЕТР БОРМОР - ИГРЫ ДЕМИУРГОВ