📰

📰

SeafarerBot

За 25 лет в Украине не были имплементированы в установленном порядке более двух тысяч обязательных решений Международной морской организации (IMO). А Украина, при этом, сегодня и весь этот период является стороной или участником 28 конвенций и отдельных протоколов к ним (из 59-ти существующих). Такую информацию редакции морского портала Seafarers Journal предоставил
первый заместитель начальника Инспекции по подготовке и дипломированию моряков в 2001 и 2010-2016 годах Александр ИЩЕНКО.

Он уточнил, что в 2013 году по инициативе руководителя Департамента морского и речного транспорта Министерства инфраструктуры с целью подготовки к предстоящему аудиту IМО была предпринята попытка проинвентаризировать состояние выполнения конвенций IМО в Украине.

«Но результат был убийственным: по большинству конвенций, ратифицированных Украиной, даже не были обозначены органы, ответственные за их выполнение», — подчеркнул эксперт.

По результатам аудита организации в прошлом году, Украина получила «мягкие» замечания, основная причина которых — отсутствие механизма имплементации документов IМО в законодательство Украины.

По словам специалиста, это вовсе «не мягкие замечания», потому что, если сегодня отсутствуют украинские тексты главных конвенций — СОЛАС и МАРПОЛ — это значит, что они в Украине официально не действуют.

«Процедуры национального законодательства, как минимум, не содействуют, а, по мнению экспертов, прямо препятствуют нормальной имплементации поправок к конвенциям IМО. Ведь для имплементации поправок к ратифицированным конвенциям следует принимать нормативный акт того же уровня — закон или решение правительства. А приложения к конвенциям являются их неотъемлемыми частями», — подчеркнул А. ИЩЕНКО.

По его словам, конвенции IМО, как правило, содержат в себе инструменты вступления в силу поправок — они после принятия резолюциями IМО вступают в силу по принципу молчаливого согласия: если страна не заявила о неприемлемости некоей поправки, поправка считается принятой этой страной после установленного в самой конвенции времени.

«Украина могла бы принять механизм автоматического вступления в силу такого рода поправок. И для этого достаточно уполномочить некий орган исполнительной власти (к примеру, Мининфраструктуры или Морскую администрацию) официально публиковать текст поправки. Но у нас этого нет и поэтому множество поправок к инструментам IМО, ратифицированных в Украине (имеется в виду конвенция, а не поправка), с точки зрения международного сообщества считаются принятыми в Украине, а согласно норм украинского законодательства — НЕТ, так как они официально не опубликованы», — подчеркнул специалист.

Сегодня, по его мнению, остро назрела необходимость безотлагательного пересмотра и отмены нормативных актов, принятие которых предписано Мининфраструктуры, и существование которых не предусмотрено непосредственно действующим законодательством.

«Чтобы работа по расчистке нормативной базы морского транспорта проистекала плодотворно, единственным способом видится поручение её одному из заместителей министра с выделением ему в помощь необходимого количества квалифицированных юристов и строго ограниченного времени. Вполне возможно за 3-4 месяца составить список упраздняемых и пересматриваемых актов и утвердить план действий», — подытожил эксперт.