__________________

__________________

@nashifre

Последнее время мы часто слышим о разного рода коррупционных схемах всяких там чиновников разного пошиба из разных стран, их связях с мутными счетами и компаниями в оффшорах. Стоит только вспомнить Panama Papers или сравнительно недавнее расследование Russian Laundromat. Кстати, кому интересно, статьи и расследования подобного рода можно найти на www.occrp.org или www.icij.org. Чиновники, политики, крупные бизнесмены, вы и сами знаете героев подобных публикаций. 


Однако, такие схемы характерны не только для перечисленного ряда лиц, но и для самых обычных преступников, которые стреляют, убивают, продают наркотики. Смело можно сказать, что любые криминальные действия нацелены на получение прибыли, ведь иначе нет никакого смысла в этой стрельбе, убийствах и проданных наркотиках. 


Да, можно бесконечно романтизировать этот образ мудрых преступников с особыми ценностями, глубокими мыслями и высокой моралью. Но кому на самом деле нужно это пустое “уважение”, если оно не принесёт затем, скажем, $25 000 налом? Никому, такова реальность. Но как эти тысячи использовать, чтобы не попасть в тюрьму? Вот об этом и поговорим. Как вы уже поняли, тема сегодняшнего поста будет о деньгах, добытых преступникам с их грязных делишек. А ещё точнее – о том, как эти деньги отмываются. 


Примерно от $1 до $2 триллионов отмывают ежегодно в мире, что равняется 2-5% от мирового ВВП. При этом в глобальном масштабе изымается менее 1% всех преступных доходов. Борьба с отмыванием денег не останавливается, а наоборот только усиливается. Глобальные расходы на AML только увеличиваются и, скорее всего, вырастут до $8 миллиардов в течении 2017, с годовым простом примерно в 9%. 


План таков. Начнём с краткого введения в процесс отмывания денег (как в первом посте, но побольше деталей), а затем разберём всё на примере наркокартелей, рассмотрим их операции в Соединённых Штатах. Как уже было сказано в начале поста – это характерно для любых преступных или околопреступных дел. Какой-нибудь вороватый чиновник может отмывать деньги также, как крупная преступная организация. 


Прежде чем окунёмся в детали, расскажу немного из истории и о развитии мер по борьбе с отмыванием денег. Во-первых, ещё в 2000 году до н.э. Китайские торговцы скрывали часть доходов и прятали деньги, чтобы не платить налоги правителям. Часто эти деньги увозили в другие земли. Выходит, что процесс отмывания денег, как и другие финансовые преступления, настолько же стар, как и сами денежные отношения между людьми. И концепт офшоров не так уж и нов, как оказывается. Примерно в таком же ключе, ну или в очень похожем, продолжались эти процессы и на протяжении следующих тысячелетий (как бы это смешно не звучало). Да, система изменялась и очень сильно, появлялись банки, да чего только не появлялось. Но смысл оставался один – спрятать прибыль, чтобы её не отобрали, и перемещать деньги так, чтобы официальная финансовая система ничего не знала или не подозревала. 


В более современном контексте, внимание стоит обратить на начало 20 века: эпоха «сухого закона» в Штатах и Аль Капоне. В это время отмывание денег стало очень актуальным. Контрабандистам, владельцам нелегальных казино и прочим преступникам времён становления итальянской мафии нужно было как-то объяснять свои доходы. Для этого открывались бизнесы, где крутится большое количество наличных. Позже я это объясню. Большой популярностью в этой сфере среди криминалитета пользовались прачечные. В общем-то, так и вычеканили термин «отмывание денег» (money laundering). 


Принятый в 70-х годах Bank Secrecy Act стал новым витком и, будто бы начал новую эру в борьбе с грязными деньгами. Кроме того, считается, что это один из самых важных инструментов борьбы с отмыванием денег современности. Были введены новые требования для частных лиц, банков и учреждений. В основном, больше всего внимания уделили ведению учёта и отчётности о переводах. Банки были обязаны сообщать органам о операциях с наличными, которые превышают $10 000. Также теперь нужно было идентифицировать людей, производящих операции с деньгами и сохранять записи и отчёты о финансовых переводах. 


Далее, война с наркотиками, начавшаяся ещё в 80-х, перевернула презумпцию невиновности в отношении отмывания денег с ног на голову. Всем известное «innocent until proven guilty» превратилось в «guilty until proven innocent» и дала возможность властям задерживать деньги до тех пор, пока подозреваемый не докажет, что деньги добыты легально. Кстати, люди из Department of Justice, которых я упомянул в первом абзаце рассказали, что арестованные деньги, если доказано, что они получены подозреваемым нелегально, используются для финансирования дальнейших операций и поддержания жизнедеятельности отдела. 


Война с терроризмом, Аль-Кайда, Талибан тоже повлияли на развитие событий. После событий 9/11 обратили внимание на финансы террористов и ещё больше ужесточили правила. Начали сильнее отслеживать перемещение денег, сотрудничать с другими странами и институциями. Здесь, в принципе, всё понятно и очевидно. В то же время, существует разница между отмыванием денег и финансированием терроризма. 


Ну что же, преступим наконец к самому процессу легализации нечестно нажитых денег, рассматривать его мы будем на злодеяниях наркокартелей из Мексики в Соединённых Штатах. 


Самая первая стадия, естественно, это получение прибыли с незаконных действий. Деньги собираются, считаются, ну всё как обычно. Как в фильмах, да. Тут никаких сложных схем и так далее. Просто всё делается с поправкой на паранойю и нежелание быть замеченными. Стоит сказать, что суммы картели зарабатывают неимоверные на одних лишь наркотиках, проданных в США. Интересна своего рода ценовая цепочка кокаина. Килограмм можно купить примерно за $2200 в джунглях Колумбии, цена вырастает до $6000 ближе к побережью, в Мексике этот килограмм стоит уже $12000, на границе - $16000, в Техасе - $24000, в Нью-Йорке - в районе $27000. В зависимости от штата, килограмм кокаина может стоить от $20000 до $40000. А ведь кроме наркотиков, кровожадные картели занимаются похищениями, наёмными убийствами, контрабандой редких животных и разных дорогих вещиц, в том числе и драгоценных металлов, камней и даже воровством и продажей нефти. 


Вторая фаза – размещение «грязных денег» в финансовой системе через институции. Деньги вводятся в финансовую систему на множество счетов и разными способами, чтобы было сложнее отследить. Заранее скажу, что институции, через которые «грязные деньги» поступают в систему могут не ограничиваются только банками. Это и казино, и пункты обмена валюты, и Western Union с его аналогами. В общем, список можно продолжать бесконечно. Для этой фазы процесса легализации денег характерны несколько методов:


- Первый называется «smurfing», наверное, в честь того мультика про маленьких синих гномов. Суть заключается в том, что большое количество наличных разбивается на суммы поменьше и вносятся прямиком на банковские счета.


- Второй же предельно прост – деньги перевозят через границу, чтобы впустить их в финансовую систему в институциях другой страны. Таким образом географически отдаляя деньги от нелегального источника. В случае с наркокартелями из Мексики, преступники очень изобретательны, как и с перевозом наркотических веществ. Деньги переносятся через подземные туннели, прячутся в колёсах автомобилей, перелатают границу на дронах или даже оказываются внутри человека, который переходит границу. 


- Третий метод – использование PTA (payable-through accounts). С их помощью покупаются разного рода товары высокой стоимости. Произведения искусства, антиквариат, драгоценные металлы и драгоценные камни, чтобы позже их продать за оплату чеками. К слову, в процессе отмывания денег чеки и почтовые платёжные поручения (USPS money orders) очень часто используются и являются популярным инструментом в этой среде. Вероятно, из-за недостатка контроля и надзора, как и в случае с PTA, где неизвестно кто будет действительным пользователем счёта. 


- Четвёртым методом будут подставные компании. Это как раз то, о чём мы уже говорили раньше – бизнесы с большим оборотом наличных. Тут тоже всё предельно просто. Открывается магазин в районе города, ну знаете, такой магазин мелочёвки разной, где кроме воды и салфеток толком нечего и купить. Вся суть такой схемы в том, что без наружного наблюдения очень сложно понять сколько людей приходят в магазин тратить деньги. Видел серию фотографий, где в подобный магазин в Нью-Йорке раз в неделю заносили здоровенные сумки с деньгами. Эти деньги, очевидно, постепенно вкладывались в кассу, а там выбивались чеки. И так получалось, что выдуманных посетителей было много в магазине, куда приходят от силы 2-3 человека в день купить пачку сигарет. 


И вот деньги попали в финансовую систему, но это ещё не конец пути к чистому будущему. Процесс переходит в третью фазу, в которой деньги откладываются пластами, разветвляются и проходят дальше и дальше по системе. Называют эту фазу «layering». Главная же цель – отдалить деньги от источника дохода, избавиться от подозрительных связей. Деньги циркулируют в финансовой системе, переходят из одной институции и юрисдикции в другую, разбиваются на ветви, чтобы ещё больше замести следы. Всё это делается, чтобы «грязные деньги» смешались с «чистыми» в финансовой системе. 


В этой фазе происходит множество операций с деньгами, среди которых можно выделить несколько основных. Денежные переводы с одного счёта на другой, переводы между юрисдикциями и институциями. Инвестиции в легальный бизнес и покупка недвижимости. Также, часто вкладываются в акции, облигации, страховки. Используются шелл-компании (компании-пустышки, фирмы-однодневки), целью которых является скрытие настоящих владельцев имущества и активов. Могут создаваться целые цепочки этих шелл-компаний. 


Отдельно я бы хотел упомянуть перепродажу разного рода заранее оплаченных товаров. Так как это своего рода одновременно и вторая и третья фазы. Рассмотрим это на одной схеме картеля Синалоа. Центром событий тут становится Лос-Анджелес, Калифорния. С продажи наркотиков в Калифорнии и других штатах собираются деньги в единое целое. В сумках их провозят в Лос-Анджелес. А тут, в модном районе покупаются заранее заказанные из Китая ткани или одежда. Всё это покупается за грязные наличные со склада. После чего одежду везут в Мексику, как обычный товар. Уже в Мексике, где под контролем имеется подобный магазин одежды, а может даже и сеть, товар и реализуется. Продают дороже, чем купили и получают мало того, что уже более-менее «чистые» деньги от продажи наркотиков, так ещё и профит с самой одежды. 


Ну и наконец, переходит всё в последнюю фазу. Это уже называется интеграция. Деньги возвращаются в экономику под видом доходов с бизнеса, с каких-нибудь продаж. Бывает, деньги возвращаются под видом займов: преступники сами себе занимают деньги, удивительно. Продаётся недвижимость. Словом, деньги теперь выглядят, будто это легальный доход со сделок, торговли, инвестиций или работы бизнеса. Возвращение в экономику под собой также подразумевает покупку разных товаров, недвижимости и так далее, но теперь уже на легальные деньги. 


Ещё один случай с наркокартелем Синалоа приведу, пожалуй. Подручные картеля в Чикаго закупали ювелирные изделия и золото на деньги с торговли наркотиками. Затем эти сокровища посылались компании во Флориду, которая переплавляла это золото и уже легально продавала за деньги. Оставляя себе 1% с этих доходов, компания во Флориде передавала деньги подручным картеля из компании в Мексике. На документах, которые, кстати, были сфальсифицированы, всё выглядело абсолютно легально. 


Приведёнными примерами весь процесс не ограничивается. Не стоит забывать про интернет и те возможности, что он открывает. На самом деле, схем по отмыванию денег можно придумать очень и очень много, здесь всё ограничивается только фантазией человека.


Перевод: Джохар Сулейманов