***

***


• Добкин «охренел» от популярности после ролика про скучное лицо и привык, «что я для людей – Миша, и спокойно отношусь к тому, что где-то мне могут денег не дать»

• «Садовой вообще рагуль»

• «Что бы не происходило, Кернес – мой друг»

• Райнин – «многолетний и действующий осведомитель СБУ», «Геращенко – СБУ-шный «стукач»

• «Активист» или «патриот», «общественник» – слова ругательные»

• «Аваков восточный человек. Он где-то считает, что не царево это дело вмешиваться в те каши, которые заваривают его фунты. Но Аваков битый»

• Говорит, что Аваков помог ему получить разрешение на вылет к раненному после покушения Кернесу:

«Я сперва обратился к Литвину, экс-начальнику Госпогранслужбы, и он поступил как настоящий трус. Пообещал помочь, а потом отключил телефон. Я позвонил Авакову.  Я спросил: «У тебя друзья есть?». Он ответил, что есть. Я не знал, выживет Кернес или нет. Мне важно было его увидеть. Он был только-только после операции. Аваков помог. Странный период. Я думаю, что моё и Кернеса убийство заказали в один день».

• Валерию Гелетею, возглавлявшему Управление госохраны, Добкин «благодарен до конца жизни». Рассказывает, что во время визита в качестве кандидата в президенты в Херсон в 2014 году, Гелетей дал ему вместо двух охранников, ещё четырёх.

«Подлетаем. Смотрю: на земле стоит толпа людей с флагами Украины. Думаю: "Ну нифига себе, бывший мой коллега-губернатор! Людей мне прямо в аэропорт привел. Ребята включают мобильные и начинают звонить передовой группе, а они не берут трубку. И чем больше мы снижаемся, тем больше я понимаю, что происходит. Прищуриваюсь, и вижу, как среди людей реет красно-черный флаг "правосеков". И тут толпа начинает бежать на взлётную полосу, а до посадки остается метров 500». 

- А передовая группа, с ней-то что?

- Не берут. Всех поймали, побили, отобрали телефоны. От группы бегущих людей отделяется микроавтобус и легковая машина. А микроавтобус, как в африканских странах, облепили со всех сторон – как комары, и мчатся на взлётную полосу. Специфика самолета такова, что он садится против ветра. Нас внутри шестеро. Между пассажирами и пилотами нет двери. Охранники быстро сориентировались и приказали пилотам улетать немедленно. Они замешкались и на полпути разворачиваются, но взлететь не могут, потому что им нужно разрешение. А центр полетов находится не в Херсоне, а в Одессе. Целое дело. Пока мы замешкались, к нам подлетела эта машина. И тут нас спасает служба аэроруха. Откуда она взялась, я так и не понял. Внезапно на полосу вылетает ДЭУ, из машины два мужика подскакивают к этой машине, объясняют, что нельзя на полосу, охраняемая зона. Правосеки уже автобусом перекрыли полосу. Подъехали эти ребята и начали им что-то говорить, а те их бьют, причем с такой силой! Повалили, прыгают на них».

- Как вы спаслись?

- Когда начали бить этих мужиков, охранник достает пистолет и приставляет его к виску пилота. И говорит: "Смотри, нас все равно тут всех убьют, поэтому я тебя убью первым". Пилоты переглянулись и взлетели. Мы разворачиваемся и видим, что у нас дорога перекрыта. Я спрашиваю: "Извините, а мы взлететь сможем?". Никогда не забуду, как пилот повернулся ко мне и сказал: да, но будет чуть-чуть некомфортно. И мы как ракета взлетели над автобусом. Мы боялись, что камни и палки, которые в нас швыряли попадут в двигатель самолета и мы упадем. Меня встречали в каждом городе. Не менее интересная история была в Днепре, когда мы ехали на встречу с активом города и по дороге по улице Карла Маркса вылетела старая американская машина – как со свалки, тяжелая, и начала нас таранить. Было как в американском кино. Когда я вернулся в Харьков, было 9 утра. Позвонил из аэропорта Гене и сказал: я в Харькове. Он еще и удивился, почему так рано. Я сообщил, что буду давать пресс-конференцию в 11:00 и позвал его».

- И он отказался?

- Он сказал, что не успеет, потому что у него тренировка, и мы договорились встретиться на 12:00. Пошел домой переодеваться. Сели с мужиками, налили водки. Кернеса ранили метров 500 от моего дома. Меня набирают и говорят, что его везут в больницу. Спрашиваю: "Живой?". Живой, но без сознания. Мы вылетаем на машине и как раз пристраиваемся в хвост скорой. Мы проанализировали и поняли, что они решили в один день всех положить.

• Про Луценко: «Он был неплохим парнем, когда работал с Александром Морозом в Соцпартии. Очень юморной. Мы так весело с Луценко травили анекдоты!»

• Про обвинения ГПУ и рассмотрение снятия неприкосновенности в Раде: «Думаю, в четверг на сессию уже вынесут вопрос и поставят на голосование. Я по старой привычке готовлюсь к худшему. Приеду с чемоданчиком, опыт есть. А то в прошлый раз в костюме взяли, шнурки и ремень вытащили – неудобно было».

Источник: Страна.ua